МИНИСТЕРСТВО ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Официальный сайт

Главная страница \ Информация о текущей деятельности МИД России \ Информационные материалы Министерства иностранных дел \ Пресс–служба МИД России \



ОБЗОР ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

431-27-03-2007

ОГЛАВЛЕНИЕ

    Участие России в деятельности ООН
    Участие России в “Группе восьми”
    Международное сотрудничество в борьбе с новыми вызовами и угрозами
    Разоружение, контроль над вооружениями и нераспространение
    Урегулирование конфликтов, кризисное реагирование
    Межцивилизационный диалог
    Пространство СНГ
    Европа
    США и Канада
    Азиатско-Тихоокеанский регион
    Ближний Восток и Северная Африка
    Африка
    Латинская Америка и Карибский бассейн
    Правозащитная проблематика
    Защита интересов соотечественников за рубежом
    Консульская работа
    Сотрудничество в области культуры и науки
    Диверсификация внешнеполитического инструментария
    Межрегиональное и приграничное сотрудничество
    Информационное обеспечение внешней политики
    Внешнеполитическая координация
ПРИЛОЖЕНИЯ


ВВЕДЕНИЕ

В последние годы на мировой арене произошли существенные перемены. Нарастающие процессы глобализации, несмотря на свои противоречивые следствия, ведут к более равномерному распределению ресурсов влияния и экономического роста, закладывая объективную основу для многополярной конструкции международных отношений. Продолжается укрепление коллективных и правовых начал в международных отношениях на основе признания неделимости безопасности в современном мире. В мировой политике возросло значение энергетического фактора, в целом доступа к ресурсам. Значительно упрочилось международное положение России. Сильная, более уверенная в себе Россия стала важной составной частью позитивных перемен в мире.

В результате постепенно восстанавливаются равновесие и конкурентная среда, которые были утеряны с окончанием “холодной войны”. Предметом конкуренции, которая приобретает цивилизационное измерение, становятся ценностные ориентиры и модели развития. При всеобщем признании фундаментального значения демократии и рынка как основ общественного устройства и хозяйственной жизни их реализация принимает различные формы в зависимости от истории, национальных особенностей и уровня социально-экономического развития государств.

Наряду с позитивными изменениями сохраняются и негативные тенденции: расширение конфликтного пространства в мировой политике, выпадение проблематики разоружения и контроля над вооружениями из глобальной повестки дня. Под флагом борьбы с новыми вызовами и угрозами продолжаются попытки создания “однополярного мира”, навязывания другим странам своих политических систем и моделей развития при игнорировании исторических, культурных, религиозных и других особенностей развития остального мира, произвольного применения и толкования норм и принципов международного права.

События последних лет свидетельствуют также о навязывании миру – вопреки объективной тенденции современного мирового развития – гипертрофированного значения фактора силы в международных отношениях для решения тех или иных проблем исходя из политической целесообразности, в обход всех правовых норм. Очевидной становится незаинтересованность отдельных государств связывать себя новыми международно-правовыми обязательствами в сфере безопасности и разоружения, вследствие чего тормозится процесс разоружения, а у тех стран, которые чувствуют себя уязвимыми в военном отношении, усиливается тяга к обладанию оружием массового уничтожения в качестве гарантии собственной безопасности.

В целом сказывается инерция одностороннего реагирования, в концептуальном плане основанная на синдроме “победы в холодной войне”. С этим подходом связан курс на сохранение разделительных линий в мировой политике за счет постепенного расширения – посредством кооптации новых членов – сферы западного влияния. Выбор в пользу реидеологизации и милитаризации международных отношений создает угрозу нового раскола мира, теперь уже по цивилизационному признаку. Ситуация осложняется тем, что это происходит на фоне борьбы с международным терроризмом, которая требует широкого диалога между культурами, конфессиями и цивилизациями, их противодействия экстремизму в собственной среде, решительного продвижения в решении проблем, включая региональные конфликты, которые составляют питательную среду терроризма.

В то же время становится все более очевидным, что существующие международные проблемы не имеют силовых решений. Одностороннее нелегитимное реагирование, особенно силовое, доказывает свою несостоятельность, более того - контрпродуктивность. В результате, политико-дипломатическое комплексное урегулирование застарелых конфликтов становится невозможным, одни проблемы наслаиваются на другие.

Миф об однополярном мире окончательно рухнул в Ираке. Сама модель оказалась неработающей, так как в ее основе нет и не может быть нравственной базы современной цивилизации. Об этом свидетельствует и невозможность обеспечения претензий на единоличное лидерство адекватными военно-политическими и экономическими ресурсами. В этих условиях растет востребованность коллективного лидерства ведущих государств, объективно несущих особую ответственность за положение дел в мире.

На основе опыта последних 15 лет укореняется понимание безальтернативности многосторонней дипломатии как основного метода регулирования международных отношений на глобальном и региональном уровнях. В дополнение к объективным создаются субъективные условия для формирования международным сообществом общего видения современной эпохи с ее требованием глобальной солидарности, которое и могло бы составить философскую основу нарождающегося многополярного миропорядка, из реальности которого уже исходит подавляющее большинство государств. Очевидно, что мы подошли к рубежному моменту, когда необходимо задуматься над новой архитектурой глобальной безопасности, основанной на разумном балансе интересов всех субъектов международного общения.

В этих условиях качественно возросли роль и ответственность России в международных делах. Главное достижение последних лет – вновь обретенная внешнеполитическая самостоятельность России. Назрела необходимость осмысления новой ситуации, в том числе на доктринальном уровне.

В глобализирующемся мире не может быть островков стабильности. Национальная безопасность России не может быть обеспечена вне глобального и регионального контекста. В условиях глобализации успех внутренних преобразований во все большей степени зависит от влияния факторов, находящихся за пределами наших границ. Более того, очевидно, что Россия может существовать в своих нынешних границах только как активная мировая держава, проводящая инициативную политику по всему спектру актуальных международных проблем на основе реалистичной оценки собственных возможностей.

С другой стороны, прочность международных позиций России напрямую зависит от положения внутри страны. Внутреннее укрепление России делает нашу внешнюю политику более целенаправленной и результативной, а российскую дипломатию – более востребованной в мировых делах. Окрепшая Россия уже стала крупным позитивным фактором развития общемировых процессов. Мы создаем благоприятные внешние условия для внутренних реформ, но вовне мы также ищем подсказки для своей созидательной работы. Мы в состоянии влиять на мировое развитие в том числе посредством того, что мы делаем прежде всего для себя.

Во внешнеполитической работе в новых условиях как никогда важно идти от насущных потребностей страны, интересов российских граждан, учитывать реальные факторы, из которых складываются национальная безопасность и процветание России. Для этого нужно в полной мере реализовывать конкурентные преимущества нашей страны, которых немало.

Речь идет и о необходимости совершенствования внешнеполитической работы в духе времени и с учетом возросших возможностей страны. В современных условиях принципиально возрастает значение прогнозирования, аналитической работы, которые позволяют действовать на опережение и упреждение событий.

Россия прочно входит в основной поток международной жизни, и поэтому сверхзадача Обзора - интеллектуально и психологически освоиться с этим новым для нас положением. Качественно новая ситуация в международных отношениях создает благоприятные возможности для нашего интеллектуального лидерства на ряде направлений мировой политики. Иными словами, речь идет об активном участии России не только в реализации международной повестки дня, но и в ее формировании.

Проведение внешнеполитических обзоров в различных формах широко распространено в международной практике. Использование этого инструмента во внешнеполитическом процессе России давно назрело. Обзор позволяет дать комплексную оценку международной ситуации и текущего международного положения страны и сформулировать обоснованные рекомендации о дальнейших шагах на конкретных внешнеполитических направлениях с учетом реалий международной жизни, прогнозов развития глобальной ситуации и укрепившегося положения России.

Обзор также призван отразить, по возможности, максимально широкий спектр взглядов, существующих в российском общественном мнении, внести вклад в общенациональную дискуссию по внешнеполитическим вопросам, способствовать сохранению в обществе широкого согласия в этой области.





МНОГОСТОРОННЯЯ ДИПЛОМАТИЯ


Участие России в деятельности ООН

1. ООН остается универсальным форумом, наделенным уникальной легитимностью, несущей конструкцией международной системы коллективной безопасности, главным элементом современной многосторонней дипломатии. Наш принципиальный выбор в пользу коллективного образа действий мирового сообщества предполагает укрепление центральной роли Всемирной организации во всех сферах международной жизни.

ООН является платформой для обсуждения и выработки решений по широкому спектру вопросов социально-экономической, гуманитарной и природоохранной повестки дня, включая преодоление бедности, финансирование развития, экономическое сотрудничество и интеграцию, торговлю, развитие промышленности, транспорта и коммуникаций, образование, здравоохранение, предотвращение стихийных бедствий, техногенных катастроф и др.

Именно сейчас, после окончания “холодной войны”, может быть полностью раскрыт потенциал Организации. Разумеется, требуется ее комплексная адаптация к современным условиям, на что и нацелены положения принятого единогласно Итогового документа “Саммита-2005”. Добротная основа, включая основополагающие принципы Устава ООН, имеется. И если ООН удавалось служить интересам мирового сообщества в худшие времена, то тем более Организация в состоянии эффективно делать это сейчас - при наличии доброй воли всех государств.

Активное участие в деятельности ООН, в том числе в качестве постоянного члена Совета Безопасности, позволяет нам эффективно воздействовать на мировые процессы в целях формирования стабильного, справедливого и демократического миропорядка, реализовывать наши национальные интересы через самое широкое международное сотрудничество.

2. В настоящее время ООН переживает в своем развитии сложный момент, связанный с самой крупной за всю историю реформой Организации. Россия понимает необходимость реформ ООН, которые позволили бы Организации продолжать играть роль главного международного механизма в коллективном противодействии вызовам и угрозам безопасности и устойчивому развитию. Главное в этом процессе – повышение эффективности ООН, подтверждение ее центральной роли в мировых делах при сохранении межгосударственной природы Организации. Это возможно только на путях максимально широкого согласия стран-членов по всем реформенным решениям. Не будут работоспособными схемы, которые вопреки Уставу ООН отстраняли бы отдельные государства или группы стран от активного участия в делах Организации или внедряли в работу ее Секретариата какую-то одну систему ценностей.

В реформенной сфере уже имеются конкретные достижения: создана Комиссия по миростроительству, учрежден Совет по правам человека, одобрена Глобальная контртеррористическая стратегия, приняты решения по активизации работы Генассамблеи ООН.

Рекомендации. Используя активное участие России в деятельности ООН, продолжать эффективное воздействие на мировые процессы в целях формирования стабильного, справедливого и демократического миропорядка.

- Исходя из закрепленных в Уставе ООН механизмов коллективной безопасности, использовать нашу деятельность в СБ ООН для непосредственного участия в международных усилиях по политическому урегулированию кризисов и конфликтов и поддержанию стабильности в различных регионах мира, а также для борьбы с новыми угрозами и вызовами.

- При рассмотрении вопроса о расширении Совета Безопасности исходить из наших принципиальных подходов: сохранить максимально компактный и работоспособный состав СБ, повысить его представительность, в т.ч. за счет влиятельных развивающихся стран, и, главное, не допустить нанесения ущерба нынешнему статусу России как постоянного члена Совета, закрепленному в Уставе ООН.

3. Россия с самого начала поддержала идею создания Комиссии по миростроительству. Мы приняли активное участие в разработке основных положений, определяющих круг ведения КМС, ее состав, взаимоотношения с другими органами ООН. Нам удалось отстоять положение, согласно которому деятельность Комиссии должна развиваться при активном участии Совета Безопасности, в повестке дня которого на протяжении длительного времени стояли вопросы урегулирования конфликтов. Россия как постоянный член Совета Безопасности вошла в руководящее ядро КМС - ее Организационный комитет.

4. Вновь созданный Совет ООН по правам человека должен неукоснительно руководствоваться принципами универсальности, конструктивного международного диалога и обеспечения основных свобод для всех без каких-либо различий и на справедливой и равной основе. Важно, чтобы Совет преодолел те негативные моменты, которые мешают правозащитному сектору ООН в полной мере реализовывать свой потенциал, – конфронтацию и “двойные стандарты” при оценке правозащитной ситуации в мире. Работа Совета не должна носить политизированный характер. Россия продолжит активно участвовать в поиске компромиссных развязок, точек соприкосновения и взаимоприемлемых решений международных правозащитных проблем, исходя из того, что взаимодействие государств в области прав человека способно стать объединяющим фактором в международных отношениях.

5. Россия - активный участник миротворческих усилий ООН. Россияне работают и несут службу в 13 из 19 текущих ооновских операциях по поддержанию мира (ОПМ). В то же время занимаемое нами сегодня 40-е место по количеству миротворцев, участвующих в ОПМ под эгидой ООН, а также доля в бюджете на миротворческие операции (1,4%) не соответствуют роли России в современном мире.

Рекомендация. Продолжать наращивать усилия в миротворческой сфере ООН, а также во взаимодействии с такими региональными организациями, как ОБСЕ, ОДКБ, СНГ, ШОС. В политическом плане увеличение нашей активности в сфере поддержания международного мира и безопасности под эгидой ООН добавило бы аргументов к требованиям, соответствующим и российским национальным интересам, о том, что использование силы в международных отношениях возможно только с санкции Совета Безопасности ООН.

6. В целях оказания воздействия на ситуации, которые несут в себе угрозу международному миру и безопасности, мировое сообщество может прибегать к комплексу мер ограничительного характера в политико-дипломатической, торгово-экономической и др. сферах.

Рекомендации. В вопросах применения санкций по линии ООН следует продолжать исходить из того, что различные ограничительные меры могут вводиться исключительно резолюциями Совета Безопасности. Подобные решения должны оставаться крайней мерой, когда другие средства воздействия исчерпаны. Решения о введении санкций должны быть строго адекватны имеющейся угрозе, предусматривать четкие ограничения по их срокам действия, возможность обзора, порядок отмены таких мер, содержать гуманитарные изъятия. Вести работу в пользу учета оценки соответствующих экспертных специализированных учреждений и подразделений Секретариата ООН о возможных гуманитарных последствиях применения санкций в отношении той или иной страны на этапе рассмотрения вопроса о целесообразности их введения Советом Безопасности.

7. Поступательно развивается российское участие по магистральным направлениям гуманитарной деятельности ООН. При нашей последовательной поддержке ООН закрепилась в качестве глобального центра международных гуманитарных усилий.

Опыт участия России в многосторонних усилиях по ликвидации последствий масштабных стихийных бедствий, прежде всего цунами в Индийском океане в конце 2004 - начале 2005 гг. (общий донорский вклад России составил порядка 30 млн. долл.), демонстрирует имеющийся у нашей страны и признаваемый партнерами значительный потенциал подключения к таким операциям, включая возможности наращивания поставок российских товаров и услуг гуманитарного назначения как по линии международных организаций, так и на двусторонней основе.

Развитие российского гуманитарного донорства требует перевода наших точечных усилий по линии международных организаций ООН на более планомерную основу, а также более плотного вовлечения в координацию донорской деятельности на этом направлении.

8. Важной задачей российской дипломатии на ооновском направлении является обеспечение нашей весомой представленности в органах, определяющих политику ООН в вопросах управления, бюджетного планирования, финансирования, закупочной деятельности и т.д.

Рекомендации. При рассмотрении вопросов финансирования международных организаций добиваться справедливого распределения бремени расходов между их членами, основывающегося на принципе платежеспособности государств-членов.

- В качестве перспективного направления рассматривать активизацию участия государственных структур и российского бизнес-сообщества на рынке услуг ООН.


Участие России в “Группе восьми”

1. Участие в “Группе восьми” – одно из важных направлений реализации стратегического курса России на укрепление многосторонних начал в международных отношениях, ускорение интеграции в мировую экономику, создание благоприятных внешних условий для социально-экономического подъема страны и укрепления ее государственности и демократических институтов. Работа в этом формате в последние годы трансформировалась в крупный самостоятельный участок внешней политики, становится все более важным компонентом международной деятельности широкого круга федеральных министерств и ведомств.

2. Саммит в Санкт-Петербурге позволил России наиболее полно реализовать возможности, предоставляемые участием нашей страны в этом многостороннем механизме как для продвижения российских интересов и подходов к ряду приоритетных глобальных проблем, так и для более энергичного разворота самой “восьмерки” к их решению.

Председательство в “восьмерке” позволило нам включить в повестку дня саммита в Санкт-Петербурге действительно важные для всего мирового сообщества проблемы, настоятельно требующие своего решения, такие как обеспечение международной энергетической безопасности, развитие образования, борьба с инфекционными заболеваниями. Прогресс на этих направлениях отвечает фундаментальным целям внутреннего развития самой России.

При нашем председательстве сделаны крупные шаги в направлении обеспечения большей открытости и демократичности работы “восьмерки”, включая формат диалога с традиционными партнерами - Китаем, Индией, Бразилией, Мексикой и ЮАР, а также рядом крупнейших международных организаций и межгосударственных объединений, в частности – впервые за всю историю “Группы восьми” – Содружеством Независимых Государств. Их представители активно участвовали в выработке ряда документов саммита на профильных встречах министерского и экспертного уровня.

Саммит прошел с учетом рекомендаций двух важнейших форумов - Всемирного саммита религиозных лидеров и Международного форума неправительственных организаций “Гражданская восьмерка-2006”, что позволило российскому председательству вывести на более высокий уровень диалог “восьмерки” с гражданским обществом, способствовать налаживанию диалога между цивилизациями.

3. Характер “Группы восьми” с вступлением в нее России качественно изменился: из эксклюзивного “клуба западных держав” он превращается в более представительный механизм. Объективно характер работы “восьмерки” будет трансформироваться с учетом растущего значения факторов глобализации, что, в свою очередь, будет требовать ее большей открытости и дальнейшей демократизации. Есть все основания рассматривать “восьмерку” как важный элемент формирующегося в мире неформального механизма коллективного и конструктивного лидерства ведущих государств, которое призвано быть представительным в географическом и цивилизационном отношениях.

При этом, разумеется, “восьмерка” не будет дублировать или подменять ООН, через которую, как и через другие многосторонние структуры, будут проводиться согласованные решения. Она призвана функционировать в поддержку ООН, ее центральной роли в международной жизни, в поддержку многосторонней дипломатии, в целях коллективного образа действий мирового сообщества на региональном и глобальном уровнях.

Рекомендации. Успех российского председательства, необходимость наращивания взаимодействия с партнерами, в частности, в интересах реализации достигнутых в Санкт-Петербурге договоренностей, требуют скоординированных действий всех федеральных органов исполнительной власти.

- Жизнеспособность российских приоритетов в рамках “восьмерки” во многом зависит от нашей способности осуществлять их интеллектуальное, организационное и финансовое сопровождение в дальнейшей работе. Для этого потребуется стратегия совместных действий, включая меры по обеспечению нашего кураторства российских тем в последующей деятельности “восьмерки”. На первый план выходит задача наладить эффективное взаимодействие с партнерами, в первую очередь, с Германией, председательствующей в “восьмерке” в 2007 году, а также обеспечить необходимое ресурсное наполнение наших усилий.


Международное сотрудничество

в борьбе с новыми вызовами и угрозами


1. Глобальная контртеррористическая стратегия, принятая в ООН в сентябре 2006 года при активном участии России, содержит развернутый план первоочередных действий для снижения глобальной террористической угрозы. Россия стала первым ядерным государством, ратифицировавшим Международную конвенцию о борьбе с актами ядерного терроризма (МКБАЯТ).

Рекомендация. Ускорить ратификацию Конвенции о маркировке пластических взрывчатых веществ в целях их обнаружения – единственной из 13 международных антитеррористических конвенций, участником которой Россия пока не является.

- Продолжить работу над согласованием всеобъемлющей конвенции ООН по международному терроризму. Уделять особое внимание заполнению пробелов в международном уголовном праве, включая создание правовой основы для борьбы с проявлениями терроризма в киберпространстве, противодействия распространению контрафактной медицинской продукции.

2. Необходимо продолжать уделять особое внимание антитеррористическим усилиям под эгидой Совета Безопасности ООН. В рамках Комитета 1267 СБ ООН по санкциям в отношении лиц и организаций, связанных с “Аль-Каидой” и движением “Талибан”, мы участвуем в принятии решений о включении конкретных физических и юридических лиц в санкционный список, а также в работе Контртеррористического комитета (КТК) СБ ООН. Россия – в числе ограниченного круга государств, представивших доклад о мерах по пресечению подстрекательства к терроризму в соответствии с резолюцией 1624 СБ ООН.

Принципиально новый вид сотрудничества институционализирован между КТК и Группой контртеррористических действий (ГКД) под эгидой “восьмерки”. Россия как председатель ГКД в 2006 году провела при поддержке ее членов обзор противодействия террористической идеологии и пропаганде на региональной основе по всему миру. КТК был подробно проинформирован о результатах этой работы.

3. В рамках российского председательства в “Группе восьми” на саммите в Санкт-Петербурге одобрена Декларация о борьбе с терроризмом, определившая в качестве новой области взаимодействия “противодействие террористическим актам и иным преступным посягательствам на ключевые объекты инфраструктуры”. Важным элементом работы “восьмерки” стало принятие Заявления об укреплении программы ООН по борьбе с терроризмом, подтверждающего центральную координирующую роль Организации в этой деятельности.

Беспрецедентной для “восьмерки” стала инициатива российского председательства о запуске механизма антитеррористического партнерства государств и бизнеса, в развитие которой в Москве в ноябре 2006 года состоялся Глобальный форум по партнерству между государствами и бизнесом в противодействии терроризму. Другое важное направление – противодействие незаконному обороту афганских наркотиков. Соответствующая министерская конференция ("Париж-2 - Москва-1") прошла в Москве в июне 2006 года.

Рекомендация. Продолжить работу по реализации решений Санкт-Петербургского саммита по антитеррору, включая развитие партнерства государств и бизнеса в борьбе с терроризмом, а также по развитию антинаркотического “парижско-московского” процесса.

4. В рамках СНГ важно продолжать работу по реализации Концепции сотрудничества государств-участников СНГ в борьбе с терроризмом и иными насильственными проявлениями экстремизма в рамках соответствующей Программы сотрудничества на 2005-2007 гг.

Позитивной оценки заслуживает деятельность Антитеррористического центра СНГ и ОДКБ, включая подготовку и проведение антитеррористических учений (“Каспий-антитеррор”, “Антитеррористический центр-антитеррор”, “Юг-Антитеррор” в формате СНГ, а также “Заслон”, “Рубеж” в рамках ОДКБ) и профилактических операций “Канал” (по линии ОДКБ).

5. На саммите ШОС в Шанхае в июне 2006 года приняты Декларация пятилетия ШОС с содержательной антитеррористической частью, Соглашение о порядке организации и проведения совместных антитеррористических мероприятий на территориях государств-членов ШОС, Соглашение о сотрудничестве в области выявления и перекрытия каналов проникновения на территории государств-членов ШОС лиц, причастных к террористической, сепаратистской и экстремистской деятельности, Соглашение о технической защите информации в Региональной антитеррористической структуре (РАТС) ШОС, а также Программа сотрудничества государств-членов Шанхайской организации сотрудничества в борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом на 2007-2009 гг.

6. Вступив в 2003 году в Группу разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ), Россия активно содействует созданию Евразийской группы по противодействию легализации преступных доходов и финансированию терроризма по типу ФАТФ (ЕАГ).

7. Россия первой из государств-участников Совета Европы ратифицировала Конвенцию СЕ о предупреждении терроризма (2005 года). Это соглашение признает уголовно наказуемыми такие виды деяний, как публичное подстрекательство к совершению террористических актов, вербовку и подготовку террористов.

8. В диалоговом формате Россия-АСЕАН приоритетом остается запуск механизма Рабочей группы по противодействию терроризму и транснациональной преступности, согласование Рабочего плана по противодействию транснациональной преступности, а также продолжение ежегодной практики проведения Совещаний старших должностных лиц Россия-АСЕАН по транснациональной преступности. Имеются возможности для дальнейшего упрочения наших позиций на антитеррористическом направлении деятельности Регионального форума АСЕАН по проблемам безопасности.

Перспективным с точки зрения продвижения российских интересов представляется многостороннее сотрудничество по линии Специальной группы по борьбе с терроризмом форума “Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество”.

9. Важным механизмом международного антитеррористического взаимодействия становятся Совещания руководителей спецслужб, органов безопасности и правоохранительных органов.

10. В рамках антинаркотического сотрудничества хорошие перспективы имеет создаваемый под эгидой Управления ООН по наркотикам и преступности Центральноазиатский региональный информационный координационный центр (ЦАРИКЦ), призванный аккумулировать информацию участвующих в нем государств по наркопреступности.

Началась практическая реализация Соглашения между государствами-членами ШОС о сотрудничестве в борьбе с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров.

В рамках Совета Россия-НАТО согласован пилотный проект подготовки на базе российских центров антинаркотических кадров для правоохранительных органов Афганистана и стран Центральной Азии.

11. Россия активно участвует в международном антикоррупционном сотрудничестве. В июле 2006 года наша страна ратифицировала разработанную в рамках Совета Европы Конвенцию об уголовной ответственности за коррупцию 1999 года, что позволяет ей войти в число Группы государств Совета Европы против коррупции (ГРЕКО). В августе 2006 года Россия приняла участие в первом антикоррупционном форуме Организации Исламская конференция (Куала-Лумпур), а в октябре 2006 года – в первой ежегодной Конференции Международной ассоциации антикоррупционных органов (Пекин).

12. Особое значение приобретает сотрудничество в вопросах выдачи и правовой помощи по уголовным делам. К сожалению, не все наши запросы о выдаче и правовой помощи принимаются к должному рассмотрению компетентными органами иностранных государств. Во многих случаях отказы в выдаче преступников имеют политическую мотивацию. К примерам “двойных стандартов” можно отнести позицию США и Великобритании, у которых Российская Федерация продолжает добиваться выдачи И.Ахмадова, А.Закаева и Б.Березовского.

Рекомендации. Завершить процесс подготовки к ратификации Европейской конвенции о передаче судопроизводства по уголовным делам (1972 года). Продолжать во взаимодействии с заинтересованными российскими ведомствами добиваться выдачи России лиц, совершивших в отношении ее граждан или интересов уголовные преступления.

- Помимо использования действующих международно-правовых механизмов (Европейская конвенция о выдаче, Европейская конвенция о взаимной правовой помощи и др.) продолжить работу по заключению соответствующих двусторонних соглашений с нашими основными партнерами.


Разоружение, контроль над вооружениями и нераспространение

1. Новые угрозы и вызовы в сфере безопасности, неурегулированность региональных конфликтов, проявившаяся в последние годы тенденция возрастания фактора силы в мировых делах оказала неблагоприятное воздействие на динамику разоружения, контроля над вооружениями и нераспространения. Возрос дефицит предсказуемости в сфере международной безопасности. Повышается опасность вмешательства извне во внутренние дела суверенных государств под предлогом решения задач нераспространения ОМУ. Создаются предпосылки для того, чтобы оправдать понижение “порога” применения ядерного оружия.

Эти негативные тенденции, а также отрицательное отношение США к многосторонним юридически обязывающим инструментам в сфере разоружения привели к тому, что в последние годы разоруженческий процесс отодвинут на второй план. Почти десятилетие бездействует Конференция по разоружению, очевидна стагнация в работе Комиссии ООН по разоружению.

Начинают в реальном военном строительстве проявляться последствия выхода США из Договора по противоракетной обороне (ПРО). Они приступили к развертыванию глобальной системы ПРО. Построены две базы ракет-перехватчиков на Аляске и в Калифорнии. Планируется создание третьей такой базы в Восточной Европе. Американцы втягивают некоторых европейских партнеров по НАТО в развертывание эшелонированной ПРО в Европе в качестве интегрированной части своей глобальной системы ПРО.

Появление европейской противоракетной базы США означало бы существенную реконфигурацию американского военного присутствия в Европе, придание американским вооруженным силам в этом регионе стратегического компонента, способного негативно сказаться на ядерном потенциале сдерживания Российской Федерации.

Новая американская космическая стратегия закрепляет за США возможность размещать оружие в космосе, что может спровоцировать гонку космических вооружений. Китай уже провел испытание противоспутникового оружия, продемонстрировав возможность борьбы с космическими аппаратами. Пока не удается запустить выработку международной договоренности о неразмещении оружия в космосе.

До сих пор не определены перспективы будущих российско-американских договоренностей в области стратегических наступательных вооружений (СНВ). Срок действующего Договора о СНВ истекает 5 декабря 2009 года. Позиция США против новых юридических обязательств в этой области по-прежнему сдерживает работу по данной тематике.

Озабоченность вызывает ситуация, складывающаяся вокруг Договора между СССР и США о ликвидации их ракет средней и меньшей дальности (РСМД). Ракеты этих двух классов были уничтожены в соответствии с Договором еще в 1991 году, но с тех пор этому международно-правовому акту так и не было придано универсального характера. Более того, все большее число государств, в том числе расположенных вблизи наших границ, разрабатывают и берут такие ракеты на вооружение. В этих условиях необходимо задуматься об обеспечении нашей собственной безопасности.

“Завис” Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ), в первую очередь из-за отказа США его ратифицировать.

Отложено “в долгий ящик” вступление в силу адаптированного Договора о вооруженных силах в Европе в связи с неготовностью членов НАТО ратифицировать его под надуманным предлогом “невыполнения” Россией т.н. стамбульских обязательств по Грузии и Молдавии.

2. Хотя гонка ядерных вооружений периода “холодной войны” закончилась, развитие ядерных потенциалов мировых держав продолжается. Существующие механизмы разоружения и нераспространения не приспособлены для эффективного реагирования на новые вызовы международной безопасности, включая возможную смычку оружия массового уничтожения и терроризма. Происходит распространение технологий, чувствительных с точки зрения создания ядерного оружия.

Серьезным испытаниям подвергается режим Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). КНДР вышла из этого соглашения и провела ядерное испытание. Остаются вопросы в отношении выполнения своих обязательств Ираном. Вне ДНЯО по-прежнему остаются Индия и Пакистан, которые провозгласили свой “ядерный статус”. Не подтверждает, но и не опровергает факт обладания ядерным оружием Израиль.

Другие страны также начинают раздумывать о ядерном потенциале как о факторе повышения своего международного и регионального статуса. Уже сегодня, по мнению Гендиректора МАГАТЭ М.Эль-Барадея, существует около 30 стран, обладающих потенциалом создания ядерного оружия.

Не получается добиться универсализации Конвенции о запрещении биологического и токсинного оружия (КБТО), а также Конвенции о запрещении химического оружия (КЗХО). Большая группа стран обусловливает свое присоединение к этим Конвенциям присоединением Израиля к ДНЯО в качестве неядерного государства.

В ракетной области продолжают действовать лишь Режим контроля за ракетной технологией (РКРТ) и Гаагский кодекс поведения (ГКП) по предотвращению распространения баллистических ракет. Эти политические договоренности в силу ограниченности состава участников и недостаточной правовой базы пока не могут служить основой для решения проблемы ракетного распространения.

В то же время подавляющее большинство международного сообщества выступает за укрепление многосторонних основ разоружения, контроля над вооружениями и нераспространения ОМУ. Противодействовать новым вызовам и угрозам предлагаем на основе действующих договоров, несмотря на существующие в них изъяны. Российские инициативы в области предотвращения размещения оружия в космосе, международной информационной безопасности, разработки юридически обязывающей договоренности в области ракетного нераспространения получают все большую поддержку. За наши резолюции на ГА ООН по этим вопросам голосует подавляющее большинство государств и лишь США в одиночку выступают против.

Рекомендации. В создавшихся условиях необходимы коллективные действия по укреплению режима нераспространения, недопущению расшатывания международно-правовой разоруженческой базы, обеспечению преемственности процесса сокращения вооружений, прежде всего ядерных, предотвращению возникновения "правового вакуума" и новых сфер гонки вооружений. Такую работу надо вести на всех уровнях - на международных форумах, в первую очередь в ООН и на Конференции по разоружению, в контактах с региональными политическими и экономическими союзами стран, а также на двусторонней основе.

- Необходимо добиваться договоренностей с США о дальнейших эффективных ограничениях СНВ, а также по вопросам стратегической безопасности, где имеются субстантивные расхождения с ними, включая вопросы создания ядерных зарядов малой мощности, оснащения межконтинентальных баллистических ракет и баллистических ракет подводных лодок неядерными боеголовками, строительства глобальной ПРО, особенно размещения ее элементов в Европе.

- Представляется целесообразным продолжать продвижение получающих широкую международную поддержку инициатив России о заключении договора о предотвращении размещения оружия в космосе, применения силы или угрозы силой в отношении космических объектов, а также о развитии мер укрепления доверия и транспарентности в космической деятельности.

- Одновременно в качестве самостоятельного сюжета целесообразно и дальше продвигать тематику мер доверия в космической области, которая уже апробирована на ГА ООН. Важно возобновление российско-американского диалога по широкому кругу вопросов космического сотрудничества.

3. Россию и США, несмотря на изъяны в политике нынешней администрации, объединяет общая забота об укреплении режима нераспространения. Мы вместе боремся с опасностью попадания ОМУ в руки террористов. На этом направлении есть первые позитивные результаты - резолюция 1540 СБ ООН, российско-американская Глобальная инициатива по борьбе с актами ядерного терроризма, получившая поддержку на саммите “восьмерки” в Санкт-Петербурге и встрече государств - первоначальных участников этой Инициативы в Рабате (Марокко) 30-31 октября 2006 года. Такое взаимодействие необходимо расширять, разрабатывая новые конкретные проекты.

Перспективной мерой укрепления режима нераспространения является реализация инициативы Президента В.В.Путина о создании международной сети ядерных центров по обогащению урана под контролем МАГАТЭ. Здесь мы также можем действовать вместе с США, выдвинувшими идею, близкую по духу и направленности нашей инициативе, а также при поддержке других ведущих стран мира, в первую очередь стран "восьмерки", Китая и в сотрудничестве с партнерами по СНГ, прежде всего Казахстаном.

Рекомендации. Принципиальным направлением нашей внешнеполитической деятельности должно оставаться противодействие распространению ОМУ, предотвращение его попадания в руки террористов. Необходимо закрепление лидирующих позиций России в борьбе за сохранение, укрепление и полное соблюдение основополагающих договоров в области нераспространения - ДНЯО, КЗХО, КБТО, а также за введение в силу ДВЗЯИ. Особого внимания требует работа Международного агентства по атомной энергии и Организации по запрещению химического оружия, на которые возложены функции проверки выполнения государствами своих обязательств в сфере нераспространения ядерного и химического оружия. Целесообразно продолжать закреплять ключевую роль ООН и ее Совета Безопасности в области нераспространения. Приоритет - полное выполнение всеми странами резолюции 1540 СБ ООН.

- Остро стоит задача выработки юридически обязывающего соглашения о создании глобального режима ракетного нераспространения. Необходимо добиваться универсальности ГКП, выполнения государствами взятых на себя обязательств.

- Целесообразно и дальше выступать за создание и укрепление в мире зон, свободных от ядерного оружия (ЗСЯО). Соглашения о таких зонах укрепляют ДНЯО, юридически обеспечивая гарантии безопасности их участникам.

- В работе по укреплению режима ДНЯО речь должна идти о создании системы политических рычагов и экономических стимулов, при которых государства были бы заинтересованы не создавать собственные мощности ядерного топливного цикла, но имели бы возможность развивать атомную энергетику, наращивая свой энергетический потенциал.

4. Участие во всех режимах экспортного контроля является обязательным условием успешной интеграции России в международные экономические отношения. В этой связи сохраняется заинтересованность России во вступлении в Австралийскую группу - неформальное объединение стран по контролю за экспортом химических и биологических товаров и технологий двойного назначения. Однако, разумеется, - на недискриминационных для нашей страны условиях. Российским интересам отвечает последовательное распространение в мире передового опыта многосторонних механизмов экспортного контроля, в том числе Группы ядерных поставщиков, РКРТ и Вассенаарских договоренностей (режим контроля за обычными вооружениями, товарами и технологиями двойного назначения).

5. Россия рассматривает военно-техническое сотрудничество (ВТС) как важную составную часть своей внешней политики, особенно в свете попыток навязывания миру гипертрофированного значения военной мощи в международных отношениях.

Будем содействовать усилиям государств укреплять обороноспособность, реализовывая свое право на самооборону в соответствии со статьей 51 Устава ООН.

При этом будем соблюдать ответственный подход, оценивая ситуацию в конкретных регионах с целью недопущения дестабилизирующих накоплений вооружений, содействовать поддержанию глобальной и региональной стабильности, повышению порога применения силы в отношениях между государствами.

6. Возникают новые угрозы международной безопасности, связанные с процессами глобальной научно-технической революции и появлением кардинально новых технологических возможностей и средств, прежде всего в информационно-коммуникационной области. В этой связи необходимо и далее проводить линию на содействие многостороннему рассмотрению угроз международной информационной безопасности (МИБ) военно-политического, преступного и террористического характера и поиск совместных путей противодействия им.

Рекомендация. Эффективным международным инструментом, направленным на снижение угроз в информационной сфере и минимизацию последствий от их реализации, мог бы стать, например, международный договор, своего рода кодекс поведения государств, регулирующий отношения в области МИБ. Целесообразно продолжать вести дело к выработке соответствующей международно-правовой базы.


Урегулирование конфликтов, кризисное реагирование

1. Политико-дипломатическое урегулирование кризисных ситуаций, в особенности на Ближнем и Среднем Востоке, не имеет разумной альтернативы. Разумеется, любые компромиссы должны быть в рамках правового поля, без ущерба для международной безопасности, при уважении обязательств по международным договоренностям, включая режимы нераспространения ОМУ. Россия не может присоединяться к ультиматумам, которые всех загоняют в тупик, создают новые кризисы в уже серьезно дестабилизированном регионе, наносят удар по авторитету Совета Безопасности ООН. Применение силы в целях принуждения к миру должно быть исключительной мерой, к которой международное сообщество может прибегнуть в строгом соответствии с Уставом ООН, если все другие возможности урегулирования конфликта исчерпаны.

Учитывая тесную взаимосвязь проблем на обширном пространстве Ближнего Востока и Северной Африки, Россия выступает за комплексный подход к их решению. В частности, в развитие нашей концепции создания системы коллективной безопасности в зоне Персидского залива было бы целесообразным состыковать ее с будущей моделью посткризисного переустройства в масштабах всего региона.

На основе взаимодействия региональных и других заинтересованных сторон необходимо обеспечить продвижение к разблокированию конфликтных ситуаций, договоренностям по мерам доверия и контроля, международным гарантиям, и, в конечном счете, созданию коллективной системы безопасности. Ее частью должны стать договоренности о превращении Ближнего Востока и Северной Африки в зону, свободную от оружия массового уничтожения.

К урегулированию ведет вовлечение, а не изоляция “проблемных” государств. Любые конфликты, будь то в Косово, на Кипре, в Закавказье или Приднестровье, должны разрешаться посредством достижения согласия между сторонами. Только такое урегулирование может быть прочным. Попытки навязывания условий урегулирования извне подрывают основы международного права, чреваты дестабилизацией всей системы международных отношений.

Любая эскалация, как правило, ведет к применению силы. Опасность подобного образа действий, который делает своими заложниками тех, кто вступил на этот скользкий путь, заложена в самой его природе: “Точно определить черту, до которой блеф может идти с успехом, не так-то просто; если один заходит слишком далеко, другой, который до сих пор уступал, тоже начинает наступать, …вплоть до того момента, когда обоим отступать дальше некуда” (М.Пруст).

Как показывает опыт, при урегулировании конфликтных ситуаций необходимо в полной мере учитывать их генезис. В частности, речь идет об учете взаимосвязи между положением дел в области разоружения и ситуацией в сфере нераспространения: отсутствие прогресса в первой, сопровождаемое силовой политикой, стимулирует тягу к распространению. Другой момент – отсутствие нормальных отношений между государствами, включая нежелание отдельных государств “поступаться принципами” и строить свои отношения с “неудобными” партнерами на основе мирного сосуществования. В целом требуется анализ возможностей обращения в современных условиях к позитивным элементам опыта “холодной войны”, таким как возможности сдерживания посредством устрашения и проведение политики мирного сосуществования.

2. Первопричиной проблем, с которыми сталкиваются страны Ближнего Востока, является неурегулированность арабо-израильского конфликта. Ситуация усугубляется тем, что сохраняется напряженность вокруг Сирии и Ливана; имеется опасность дезинтеграции Ирака. Существует угроза дестабилизации в связи с курдской проблемой. Налицо усиление позиций Ирана в регионе, в том числе как следствие недальновидной линии на сдерживание и изоляцию Тегерана вместо его вовлечения в урегулирование всего спектра региональных проблем. Общую нестабильность подпитывают локальные конфликты в Судане, на Африканском роге, в Западной Сахаре.

Усилия, направленные на разблокирование палестино-израильского конфликта, остаются в числе приоритетов российской ближневосточной политики. Россия видит свою задачу в том, чтобы руководство Израиля, ПНА и арабских государств приняли правильные решения, направленные на прекращение конфронтации и перевод конфликтных ситуаций в русло политического урегулирования. Пока нет реалистичной альтернативы “четверке” как механизму коллективного внешнего воздействия на ситуацию в БВУ и необходимо содействовать повышению его эффективности и оперативности.

Справедливое, всеобъемлющее и прочное урегулирование арабо-израильского конфликта осуществимо на основе комплексного подхода, закрепленного в резолюциях 242, 338, 1397 и 1515 СБ ООН и арабской мирной инициативе 2002 года. Необходим новый серьезный импульс для возобновления мирного процесса на всех треках. В этой связи перспективной представляется идея созыва международной конференции по Ближнему Востоку. Необходим комплексный подход, вовлечение в международные усилия по урегулированию всех заинтересованных сторон, включая Сирию и Иран.

Рекомендации. Применительно к арабо-израильскому урегулированию продвигать идею возобновления переговоров на всех треках. Вести дело к созыву широкоформатной международной конференции по Ближнему Востоку, с инициативой проведения которой Президент России В.В.Путин выступил в апреле 2005 года. Важной частью подготовки такого форума могла бы стать московская встреча экспертного уровня.

- Вести дело к разработке системы региональной безопасности на Ближнем Востоке с участием всех стран региона, которая включала бы обеспечение равных гарантий военной безопасности, учреждение зоны, свободной от ядерного оружия, осуществление эффективных мер доверия в области безопасности. Реализация такого подхода могла бы способствовать повышению уровня взаимного доверия между странами региона, стала бы важным дополнением усилий по конфликтному урегулированию.

- В случае, если палестинцы и израильтяне начнут выполнять свои обязательства по “дорожной карте” и предпримут добросовестные усилия, изучить возможность реализации идеи ускоренного продвижения по “дорожной карте” в рамках этапов и перехода от одного этапа к следующему. В этом плане сконцентрировать усилия на израильско-палестинских переговорах, нацеленных на достижение соглашения о постоянном статусе (третий этап “дорожной карты”).

После консультаций в рамках “квартета” может быть созвана международная конференция по Ближнему Востоку, которая, в частности, утвердила бы договоренности о создании палестинского государства.

3. Ситуация в Ираке критическая, балансирует на грани полномасштабной гражданской войны. Возрастает уровень террористической активности, обостряются противоречия на этнической и конфессиональной почве. Набирающие силу дезинтеграционные процессы могут привести к окончательному распаду иракского государства. Правительство Ирака и Многонациональные силы (МНС) не способны эффективно контролировать ситуацию на значительной части территории страны. Попытки запустить процесс национального примирения не дают ощутимых результатов, в том числе и вследствие неготовности иракского руководства принять главное требование оппозиции – о выработке временного графика вывода из страны иностранных войск.

Прогрессирующая деградация обстановки в Ираке подтверждает обоснованность наших предостережений о неизбежности серьезных негативных последствий силовой операции против режима С.Хусейна. Военная авантюра США и их союзников в Ираке привела к появлению новых факторов, деструктивное влияние которых может выйти далеко за рамки ближневосточного региона. Выделяем следующие два момента.

Первое – в результате свержения светского авторитарного режима, не имевшего никаких связей с “Аль-Каидой”, Ирак превратился в “базу” террористов, использующих его для рекрутирования джихадистов, их обучения и закаливания, в том числе идейного. Впоследствии, когда иракцы разберутся между собой без всякого внешнего вмешательства, в этой стране, скорее всего, не останется места для террористов. Соответственно, надо ожидать, что, как и после завершения войны в Афганистане, начнется отток террористических элементов в другие страны, в том числе в страны происхождения, что станет одним из серьезнейших факторов дестабилизации отдельных стран и нарастания террористической угрозы в целом.

Второй – объективно война в Ираке усилила позиции в этой стране шиитского большинства. Во многих арабских столицах это было воспринято как нарушение в пользу Ирана сложившегося баланса сил в зоне Персидского залива и вызвало опасения по поводу возможности дальнейшей “шиитской экспансии” в регионе.

С другой стороны, Иран способен играть на иракском поле существенную позитивную роль. По мнению ряда экспертов, именно то, что Вашингтон и Тегеран действуют в Ираке на параллельных курсах, поддерживая правительство Н.Малики, позволяет удерживать ситуацию в сфере безопасности от коллапса.

На фоне ожесточающейся суннитско-шиитской конфронтации курдская проблема временно отошла на задний план. Однако сохраняющиеся противоречия между иракскими арабами, курдами и туркоманами, прежде всего по вопросам изменения административных границ и разграничения полномочий центральной и региональных властей, могут в любой момент перевести этот конфликт в активную фазу. В этом случае нельзя исключать и прямого вмешательства в него со стороны соседних государств (прежде всего, Турции, а также Ирана и Сирии), для которых “курдский сепаратизм” является чувствительной внутриполитической проблемой.

Интересам России не отвечало бы неконтролируемое развитие событий в Ираке с выходом на полномасштабную гражданскую войну, в которую могут быть вовлечены соседние страны. В то же время очевидно, что чем раньше внутрииракская ситуация начнет развиваться без искажающего воздействия фактора иностранного военного присутствия, тем скорее осуществится ее урегулирование. Роль внешнего фактора – международного сообщества и соседей Ирака – должна сводиться к содействию в достижении консенсуса в иракском обществе по главным вопросам будущего страны. Цель - формирование широкого национального согласия с участием всех ведущих иракских сил и обеспечение реальной вовлеченности международного сообщества, прежде всего всех без исключения соседей Ирака, в процесс урегулирования.

Собственно, в этом заключается смысл выдвинутой еще в 2003 году российской инициативы созыва представительной международной конференции по Ираку с участием лидеров всех основных этно-конфессиональных групп и ведущих общественно-политических организаций страны, включая и оппозиционные. Данное предложение остается в силе. Оно может быть востребовано в случае, если придет осознание тупиковости нынешней политики США в Ираке и возобладают реалистичные подходы к иракскому урегулированию.

В таком ключе сформулированы рекомендации двухпартийной экспертной группы Дж.Бейкера-Л.Гамильтона, в частности, о целесообразности разработки графика ускоренного вывода МНС, подключения к урегулированию Сирии и Ирана и обеспечения продвижения в арабо-израильском урегулировании.

Иракская ситуация показывает взаимосвязь многих международных проблем. В данном случае речь идет об Ираке и ядерной программе Ирана. Важное практическое следствие из этой связи: участие Ирана в иракском урегулировании в многостороннем формате создаст условия для перехода и к решению проблемы его ядерной программы также в духе умеренности и компромисса, включая нормализацию двусторонних отношений между Вашингтоном и Тегераном.

Рекомендация. В работе с международными партнерами продвигать российские подходы к политическому урегулированию иракской проблемы. Его демонополизация давала бы реалистичную альтернативу нынешней тупиковой ситуации в условиях, когда в США после промежуточных выборов в конгресс интенсифицируются дебаты по поиску “стратегии выхода” из Ирака. Продуктивными представляются идеи создания Контактной группы в составе постоянных членов СБ ООН, всех соседей Ирака и ряда ведущих региональных держав, а также проведения в таком составе международной конференции по Ираку с участием ведущих иракских политиков. Такой коллективный формат в состоянии выработать жизнеспособную, отвечающую интересам всех этноконфессиональных групп иракского общества и всех соседей Ирака стратегию урегулирования.

4. Взвешенный подход России к ситуации вокруг ядерной программы Ирана пользуется широким пониманием в мире и разделяется многими международными экспертами. Признается, что данная проблема не имеет силового решения, т.е. ее политико-дипломатическому урегулированию нет разумной альтернативы. Ультимативная политика обречена на провал.

Неконструктивная позиция Ирана привела к тому, что в декабре 2006 года была принята резолюция 1737 СБ ООН, которая требует от Ирана приостановить всю деятельность, связанную с обогащением урана, химпереработкой отработавшего ядерного топлива и тяжеловодными реакторами. Рассматриваем ее в качестве серьезного сигнала Тегерану о необходимости более активного и открытого сотрудничества с МАГАТЭ для снятия сохраняющихся озабоченностей и вопросов в отношении его ядерной программы.

Решение иранской ядерной проблемы возможно только в общем контексте международной и региональной ситуации, имея в виду, что ужесточать режим нераспространения можно будет только в условиях обеспечения верховенства международного права в международных делах и создания системы международных гарантий безопасности для всех без исключения государств, а также обеспечения всем государствам равного, недискриминационного доступа к новейшим технологиям, в том числе ядерным. В любом случае нельзя загонять проблему в тупик, а реакция международного сообщества должна быть адекватной степени угрозы нераспространению, которую могут определить только должным образом уполномоченные на то профессионалы. Заслуживают внимания и предложения о создании в регионе Ближнего и Среднего Востока системы региональной безопасности, частью которой могли бы быть взаимные гарантии безопасности с участием постоянных членов СБ ООН, Ирана, Израиля и Сирии.

Важным фактором в данной ситуации, как и в ряде других, является отсутствие нормальных отношений между Ираном и США. Ситуацию усугубляют попытки наклеить на Тегеран ярлык страны, входящей в “ось зла”, и заявления о необходимости смены режима в Тегеране как единственного средства обеспечения надежного решения проблемы.

Нельзя сбрасывать со счетов и мнение независимых экспертов о том, что реальной целью Тегерана является не столько создание ядерного оружия, сколько достижение способности к его быстрому производству с использованием возможностей невоенного ядерного сектора (так называемый “пороговый потенциал”, которым уже обладает целый ряд стран, включая ФРГ и Японию). Наиболее продуктивной линией международного сообщества в этой связи был бы комплекс мероприятий по вовлечению Тегерана, будь то в региональные дела, включая урегулирование в Ираке и стабилизацию Афганистана, или нормализация с ним двусторонних отношений.

Поддержание нормальных отношений друг с другом является обязанностью всех государств, и никакие соображения, тем более идеологического порядка, не снимают с государств эту ответственность. Настораживают признания ряда американских официальных представителей о том, что реальная цель их иранской политики – смена режима.

Рекомендация. В любом случае международное сообщество не должно идти на общие для всех риски, сопряженные с эскалацией ситуации вокруг Ирана, до тех пор, пока США не предпримут искренних, добросовестных усилий по нормализации своих отношений с Тегераном. В этом вопросе, как и в ситуации на палестинских территориях, нежелание США использовать “окно возможности”, созданное реформаторским правительством президента М.Хатами, имело своим прямым следствием радикализацию ситуации внутри Ирана и дальнейшее обострение вокруг его ядерной программы.

Встает и другой, более фундаментальный вопрос: почему надо идти на силовой вариант, грозящий обрушением ситуации в Ираке, если США своими планами размещения элементов национальной ПРО в Европе фактически признают действенность стратегии сдерживания посредством устрашения в отношении предполагаемой ракетно-ядерной угрозы со стороны Ирана?

Рекомендации. Если где и начинать взаимодействие с США “с самого начала”, то есть с совместной оценки угрозы, то именно здесь, пока американская тактика ползучего втягивания международного сообщества в полномасштабный кризис вокруг Ирана не увенчалась успехом. При этом надо ввести в оборот весь массив имеющихся экспертных оценок.

- В числе прочего надо будет учесть последствия иранского кризиса для межцивилизационных отношений. США придется доказать, что они не готовятся к “войне цивилизаций”, создавая условия для своего “фронтового” существования (по опыту Израиля) – в качестве “крепости Америка”, отгороженной от остального мира океанами, пограничным контролем советского образца, включая “заборы”. Августовская поездка бывшего президента Ирана М.Хатами в США показывает, что межцивилизационный диалог может стать для американцев полезным каналом установления контактов с Тегераном.

Что касается интересов России, то наряду с нераспространением для нас имеет значение важная региональная роль Ирана, включая проблематику стабилизации Афганистана и государств Центральной Азии. Зацикленность Вашингтона на противостоянии Ирану во что бы то ни стало обусловливает противоречивость американской политики в целом. Например, США в свете их нынешней политики в Закавказье не могут не быть заинтересованы в поставках иранского газа не только для Армении, но и для Грузии. Неурегулированность отношений с Ираном является слабым местом других американских геополитических проектов в этом обширном регионе, включая планы транспортировки каспийских ресурсов в обход российской территории и создания “Большой Центральной Азии”.

5. Шестисторонние переговоры – оптимальный формат обеспечения всеобъемлющего решения ядерной проблемы Корейского полуострова, включая предоставление прочных и убедительных гарантий безопасности всем странам региона, нормализацию отношений между КНДР и США, создание условий для развития КНДР и региона в целом. Ключевое значение имеет реализация Совместного заявления от 19 сентября 2005 года, принятого по итогам четвертого раунда “шестисторонки”. В дальнейшем важно приступить к разработке реалистичной “дорожной карты”, в которой была бы ясно отражена последовательность шагов по урегулированию ядерной проблемы Корейского полуострова. Разумеется, шестисторонние переговоры имеют перспективу лишь в расчете на нормализацию двусторонних отношений между КНДР и США.

Рекомендация. Следует исходить из предпочтительности урегулирования ЯПКП в рамках шестисторонних переговоров.

6. Применительно к ситуации в Афганистане пока нет оснований разделять пессимизм тех экспертов, кто считает, что вывод МНС из Ирака обязательно повлечет за собой уход коалиционных сил и прекращение деятельности МССБ в Афганистане. Здесь совершенно иной формат урегулирования и объективно высокие ставки для международного сообщества в целом, НАТО, России, других держав региона и, разумеется, всех соседей Афганистана. Это создает объективную основу для выхода на согласованный вариант демонополизации политического урегулирования в этой стране, вовлечение в него всех без исключения соседей Афганистана.

Рекомендация. Важно продолжать оказывать содействие послевоенному обустройству в Афганистане, решению его социально-экономических проблем, созданию национальной армии. Позитивную роль в стабилизации обстановки вокруг Афганистана, борьбе с террористической и наркотической угрозами, а также налаживании реального сотрудничества с этой страной могут сыграть региональные организации, включая ОДКБ и ШОС. Полезно наладить их взаимодействие с другими международными организациями, особенно с теми, которые уже задействованы на афганском направлении.

7. Россия участвует в урегулировании косовской проблемы в рамках Совета Безопасности ООН и Контактной группы (Россия, Великобритания, Германия, Италия, США, Франция), играет важную роль в выработке линии международного сообщества на основе параметров, согласованных в резолюции 1244 СБ ООН. Однако ряд наших партнеров воспринимают предоставление Косово независимости в качестве безальтернативного варианта решения проблемы, потакая запросам косовских албанцев и выступая за навязывание статусного решения Белграду. Такая ситуация создает элемент напряжения в усилиях международного сообщества. Образование независимого косовского государства чревато серьезными осложнениями для стабильности в Европе. Вызывает сомнения и то, что в условиях независимости Косово без согласия всех стран будет легче добиваться фундаментальных целей урегулирования – таких, как создание мультиэтнического общества и выполнение других стандартов для Косово. Определенную пищу для размышлений дает опыт международного сообщества, связанный с созданием Израиля. В силу известных причин процесс территориально-политического обустройства Палестины вышел из-под контроля международного сообщества, что является одним из ключевых факторов сохраняющейся неурегулированности арабо-израильского конфликта.

Рекомендация. В случае навязывания одностороннего решения по Косово мы не поддержим в СБ ООН такой вариант, который чреват серьезными негативными последствиями для региональной и международной стабильности.


Межцивилизационный диалог

1. Одной из определяющих тенденций современного этапа развития международных отношений стало выдвижение на передний план вопросов, связанных с поддержанием межцивилизационного согласия в мире. Во многом это связано с глобализацией, создающей угрозу национальной самобытности, культурно-цивилизационному многообразию мира, свободе личности. Напряженность в межцивилизационных отношениях провоцируют террористы и те, кто продвигает жестко идеологизированные подходы к международным делам. Угроза раскола мира по цивилизационному признаку становится одним из главных вызовов нашего времени.

Ученые выделяют два основных сценария развития межцивилизационных отношений в мире. Первый вариант связан с дальнейшей всесторонней интернационализацией при сохранении специфических культур, сложившихся в отдельных странах и регионах. Второй предусматривает конвергенцию, при которой цивилизационные ценности различных культур как составные части вольются в глобальную цивилизацию. В любом случае восточным цивилизациям как важной части культурного наследия человечества еще предстоит сыграть позитивную роль в формировании общемировых тенденций развития.

2. Развитие межцивилизационного диалога в этих условиях становится одним из важнейших элементов нашей внешнеполитической стратегии. Есть основания сделать эту тему сквозной в наших международных контактах, закрепить ее в качестве “большой идеи” российской дипломатии на обозримую перспективу. Это уже становится эффективным средством утверждения интеллектуального лидерства России в мировой политике, отстаивания нашей внешнеполитической самостоятельности, а также продвижения национальных интересов в конкретных ситуациях и вопросах международной жизни.

Тема межцивилизационного согласия позволяет в неконфронтационном ключе выходить на целый ряд принципиальных вопросов, отражающих наше видение нового мироустройства. В данном вопросе особо четко проявляется неразрывная связь между внешней и внутренней политикой, затрагиваются интересы национальной безопасности России с ее многонациональным и многоконфессиональным обществом. Межцивилизационная тема дает объединяющую позитивную повестку дня как внутри страны, так и в международном плане, создает необходимые условия для вовлечения религиозных и иных институтов гражданского общества во внешнеполитический процесс. Объективная цивилизационная многовекторность становится важным преимуществом нашей дипломатии.

Большой вклад в развитие межцивилизационного диалога вносят ведущие российские религиозные организации и, в частности, Русская православная церковь (РПЦ). В 2006 году по инициативе Межрелигиозного совета России и РПЦ состоялся ряд международных межрелигиозных мероприятий, крупнейшим из которых явился Всемирный саммит религиозных лидеров (Москва, 3-5 июля). Его участники высказались за построение миропорядка, который сочетал бы демократические нормы с уважением к нравственным устоям, образу жизни, различным правовым и политическим системам, национальным и религиозным традициям.

Рекомендации. Считать проблематику межцивилизационного диалога и партнерства, противодействия расколу мира по цивилизационному признаку одной из приоритетных в реализации внешнеполитического курса, решении практических задач дальнейшего укрепления международного положения России.

- В работе на межцивилизационном направлении активно взаимодействовать с нашими естественными союзниками, такими как Турция, Испания, Малайзия и другие страны Азии. Шире выходить на совместные действия с исламским миром, в т.ч. в рамках нашего участия в деятельности Организации Исламская конференция (ОИК) и посредством подключения наших партнеров из числа исламских государств к работе в различных многосторонних форматах.

- Продолжать целенаправленную работу по продвижению наших подходов к проблематике РБВСА в рамках “Группы восьми”, в том числе по линии “Форума для будущего”.

- Энергично поддерживать работу “Группы стратегического видения: Россия – исламский мир”, продвигать ее рекомендацию по созданию консультативного “совета цивилизаций” при Генсекретаре ООН. Вести эту работу в тесном взаимодействии с гражданским обществом, с деятелями религии, науки, культуры, используя потенциал Общественной палаты.

- В русле продвижения турецко-испанской инициативы формирования “Альянса цивилизаций” вести дело к созданию ооновской площадки для межконфессионального и межцивилизационного диалога с участием представителей гражданского общества, СМИ.


ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ НАПРАВЛЕНИЯ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ



Пространство СНГ

1. Отношения со странами СНГ являются главным приоритетом российской внешней политики. Здесь концентрируются наши интересы в сфере безопасности и экономики, отсюда исходят серьезные вызовы, включая нелегальную иммиграцию и организованную преступность.

Россия заинтересована в том, чтобы по периметру ее границ были дружественные, процветающие, демократические и стабильные государства. Залогом лидерства России на пространстве СНГ могло бы быть создание привлекательной для партнеров реалистичной модели эволюционного перехода к полноценным рынку и демократии. У нас есть основания исходить из того, что “европейский выбор” России разделяется обществом и политическими элитами других государств Содружества. Путь достижения этой цели нужно подсказывать собственным примером. В частности, интерес могла бы представлять наша практика государственно-частных партнерств.

Как показывает накопленный опыт и осознают наши зарубежные партнеры по СНГ, торгово-экономическое сотрудничество с Россией является необходимым условием устойчивого развития стран Содружества. Речь идет о важных общих ресурсах национального развития, являющихся продуктом экономической взаимодополняемости и многолетнего совместного существования в рамках единого государства. В обозримой перспективе никакие внешние партнеры или альтернативные интеграционные форматы не смогут заменить роль России как в двустороннем плане, так и в СНГ в целом и в форматах разноуровневой интеграции. Желательный конечный результат – создание экономической системы, которая обеспечивала бы эффективное развитие каждого из ее участников.

Попытки игнорировать естественные взаимосвязи и сложившиеся традиции оборачиваются угрозой появления несамостоятельных, слабых государств. Наши отношения со странами СНГ мы хотим строить на трезвом экономическом расчете. Такие отношения более жизнеспособны, чем устаревшие, политизированные схемы. От вывода реальных экономических интересов из тени выиграют и наши отношения с внерегиональными державами на пространстве Содружества. Это – как раз те ясность, открытость и понятность, к которым нас призывают и которых мы, в свою очередь, ожидаем в политике наших партнеров в отношении стран этого жизненно важного для нас региона.

2. СНГ обеспечило “цивилизованный развод” бывших советских республик после распада СССР и сейчас продолжает оставаться востребованной площадкой обсуждения общих проблем. Начатая в рамках Содружества реформа нацелена на нахождение оптимального баланса между модернизацией и сохранением позитивного потенциала, наработанного за последние 15 лет. Ключевое значение в рамках СНГ приобретает проблематика укрепления общего гуманитарного пространства. Речь идет о том, чтобы сохранить многообразные человеческие связи, укрепить их, в том числе по линии гражданского общества. В этом – важный дополнительный ресурс национального развития для каждой страны Содружества.

Переход на рыночную основу в экономических связях со странами СНГ давно назрел. “Фаворитизм” в отношении отдельных партнеров не только противоречит общепринятой мировой практике, но и искажает процессы их внутреннего развития, снижает стимулы к структурной перестройке экономик, не вписывается в наше общее стремление вступить в ВТО. При этом Россия готова рассматривать варианты постепенного перехода на новые цены на энергоносители. Задача – преодоление политизации экономического сотрудничества, искажающей природу наших отношений. Это, как показывают опросы, отвечает настроениям в российском обществе. Прежние цены как раз диктовала политика, и ни к чему хорошему ни для стран-поставщиков, ни для стран-потребителей это не привело. Речь идет о важнейшем элементе взаимной эмансипации, позволяющей снять все рудименты прошлого и выстраивать прагматичные отношения, устремленные в будущее, основанные на взаимном уважении и взаимной выгоде.

Россия должна стремиться к экономически либерализованному постсоветскому пространству, включая инвестиционную сферу. Прошедшие 15 лет показали, что для России это пространство – огромный перспективный рынок сбыта, в том числе для продукции с высокой добавленной стоимостью. Если в совокупном российском экспорте доля продукции машиностроения составляет 5 %, то в экспорте в страны СНГ – около 21 % в 2005 году. Таким образом Россия может внести свой вклад в экономическую модернизацию в СНГ.

3. Потребность в интеграции на постсоветском пространстве рано или поздно возникнет у большинства бывших республик СССР. На данном этапе реальная интеграция на пространстве СНГ осуществляется в малых форматах. Ядром интеграционных процессов является Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС). На ближайшую перспективу перед ним стоит задача создания полноценного таможенного союза, что даст возможность перейти к интеграционному этапу более высокого уровня – созданию в рамках ЕврАзЭС единого экономического пространства (общего рынка).

Осуществляется деятельность по формированию пакета документов таможенного союза “тройки” (Белоруссия, Казахстан, Россия) в формате “шестерки” ЕврАзЭС с использованием наработок переговорного процесса в рамках Соглашения о Едином экономическом пространстве (ЕЭП). Предусмотрено, что присоединение к таможенному союзу “тройки” других государств-членов ЕврАзЭС будет вестись последовательно, с учетом степени их готовности.

Особая роль в реализации крупных инвестиционных проектов на пространстве Сообщества отводится новой международной финансовой организации – Евразийскому банку развития (уставный капитал 1,5 млрд. долл.).

Рекомендация. Изучить возможность такого подхода: вести дело к заключению таможенного союза с “готовыми” странами, а остальных подготавливать в рамках особых режимов и вводить в союз по мере вызревания необходимых условий. В плане ресурсного обеспечения деятельности ЕврАзЭС ключевую роль должен сыграть Евразийский банк развития.

4. Интересам укрепления интеграционных процессов между четырьмя наиболее развитыми в экономическом отношении странами СНГ – Россией, Украиной, Казахстаном и Белоруссией, на долю которых приходится около 90 процентов валового внутреннего продукта государств Содружества, - отвечало бы полноформатное участие Украины в формировании Единого экономического пространства. Это соответствовало бы современным реалиям развития мировой экономики, вписывалось бы в контекст процесса глобализации мировых хозяйственных связей.

5. Ключевую роль в обеспечении региональной безопасности и стабильности, включая противодействие новым вызовам и угрозам, играет Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Повышению ее роли в решении этих задач, особенно применительно к Центральноазиатскому региону, способствует возобновление членства в ней Узбекистана. Россия и далее будет содействовать консолидации ОДКБ в качестве военно-политического союза, укреплению миротворческого потенциала Организации, совершенствованию военно-технического сотрудничества между государствами-членами, усилению координации их действий на международной арене. Актуальной задачей является дальнейшее укрепление международного авторитета ОДКБ, развитие ее контактов с другими региональными организациями аналогичного профиля, включая НАТО. Растущее практическое значение приобретает усиление координации между ОДКБ и ЕврАзЭС.

6. Россия последовательно проводит линию на углубление отношений с Белоруссией, с которой достигнут наиболее высокий в СНГ уровень политической и экономической интеграции, обеспечивается тесное взаимодействие во внешней политике, в области обороны и безопасности, в гуманитарной сфере.

В дальнейшем углублении интеграционных процессов приоритетное значение приобретает формирование единого экономического пространства. Осуществляемый в этом контексте поэтапный переход в двусторонних отношениях на универсальные рыночные принципы, несмотря на все возникающие сложности, создает условия для выведения российско-белорусского взаимодействия на качественно новый уровень и будет способствовать поиску оптимальной модели строительства Союзного государства.

7. Отношения с Украиной – одно из ключевых направлений российской внешней политики. Россия и Украина были и будут друг для друга важнейшими, стратегическими партнерами. Предпосылками для этого являются культурно-историческое родство, взаимодополняемость экономик, обширные гуманитарные связи, взаимопереплетение судеб граждан наших стран. Все наносное в них, связанное с действием различных геополитических факторов в непростой период перехода к новому миропорядку, имеет преходящее значение и будет преодолеваться по мере становления современной устойчивой архитектуры международных отношений.

Состояние российско-украинских отношений проецируется на процессы на всем пространстве СНГ и на европейском континенте в целом. Россия стремится к углублению связей с Украиной на основе принципов добрососедства, прагматизма и взаимной выгоды. Уникальным механизмом реализации этой цели является Российско-Украинская межгосударственная комиссия во главе с президентами двух стран.

8. Россия, оставаясь приверженной политическому урегулированию приднестровского конфликта при соблюдении территориальной целостности Молдавии и на основе выработки особого, надежно гарантированного статуса Приднестровья, выступает в переговорном процессе за сохранение механизмов обеспечения стабильности в регионе, включая действующую миротворческую операцию, а также бережное отношение ко всему фонду идей урегулирования. Важнейшим элементом долгосрочного урегулирования является закрепление конституционного статуса Молдавии как нейтрального государства.

9. Закавказский регион имеет ключевое значение в плане обеспечения территориальной целостности и национальной безопасности России. Ситуация в регионе остается напряженной, а применительно к Грузии – взрывоопасной. Существующие здесь “замороженные” конфликты используются внерегиональными силами в целях укрепления своего влияния в регионе в ущерб нашим позициям.

10. Политика руководства Грузии во главе с М.Саакашвили построена на этническом национализме и пользуется поддержкой ряда западных стран, и прежде всего США. Тбилиси проводит линию на слом существующих миротворческих и переговорных форматов, в результате чего происходит осложнение ситуации вокруг Абхазии и Южной Осетии. Грузия рассчитывает привлечь к этим проблемам повышенное международное внимание, подключить к тематике “замороженных конфликтов” евроатлантические структуры и тем самым форсировать урегулирование на своих условиях, имея в виду обеспечение статуса Абхазии и Южной Осетии как составных частей унитарного государства Грузии. При этом грузинская сторона не прекращает антироссийскую кампанию в СМИ, хотя и несколько снизила ее накал, пытается использовать в своих целях потенциал ОБСЕ, СЕ, ЕС и НАТО, стремится переложить на Россию ответственность за все свои проблемы внутреннего и внешнего характера, что оправдало бы “закручивание гаек” внутри страны, укрепление авторитарных тенденций в политической жизни.

В пользу такой оценки говорят и выводы июльского (2006 года) доклада по России Трехсторонней комиссии, где отмечается, в частности, что Грузия “очень далека от того, чтобы быть маяком демократии и правового государства”, “находится в очень слабом и нестабильном состоянии, и ею управляет в высшей степени эксцентричное руководство”. По мнению авторов, “Запад не должен поощрять заблуждение, что решение проблем Грузии возможно через членство в НАТО и ЕС”.

Рекомендации. Представляется, что нашим интересам отвечает последовательное продолжение принципиальной линии в отношениях с Тбилиси. Главное здесь – предупредить действия, которые наносят ущерб долгосрочным национальным интересам народа Грузии.

- Наша линия применительно к конфликтам в Абхазии и Южной Осетии заключается в необходимости поиска жизнеспособного решения исключительно мирными средствами вне временных и статусных рамок. Она подразумевает добровольное согласие сторон конфликта на выработанную ими же в рамках действующих переговорных форматов модель урегулирования, то есть, по сути, реализацию воли сторон.

Важно не допускать размывания сложившихся форматов грузино-осетинского и грузино-абхазского урегулирования (включая присутствие российских миротворцев), последовательно отстаивать тезис о том, что эвентуальное обретение Косово независимости будет иметь прецедентный характер.

11. На фоне конфликтов с участием Грузии нагорно-карабахское урегулирование выглядит менее острым вопросом. Нынешняя линия – совместные с Вашингтоном и Парижем действия в рамках механизма сопредседательства Минской группы ОБСЕ в поддержку прямых переговоров Баку и Еревана – представляется оптимальной.

12. Азербайджан – стратегически важный партнер на ближайшую и долгосрочную перспективу. Установившиеся в наших отношениях уважительный тон, атмосфера доверия и равноправия себя оправдали. Азербайджанское руководство стремится продолжать линию на сближение с Россией.

13. Отношения с Арменией носят устойчивый союзнический характер. Она наш стратегический партнер в Закавказье, часть интеграционного ядра Содружества. Будем стремиться к ослаблению транспортной блокады Армении, наращиванию сотрудничества в энергетике, добиваться более высокой степени внешнеполитической координации двух стран в регионе, укреплять гуманитарное сотрудничество.

14. В регионе Центральной Азии США настойчиво продвигают планы формирования новой структуры, объединяющей пять среднеазиатских республик, Афганистан и Пакистан, а в перспективе и Индию. Многие в центральноазиатских политических кругах видят в проникновении в регион США и других стран Запада важный ресурс модернизации, получения финансовой помощи, притока передовых технологий. Крупный фактор неопределенности – деградирующая ситуация в Афганистане. Но если афганская кампания закончится неудачей, а США и НАТО уйдут, страны Центральной Азии и Россия останутся один на один перед лицом последствий усугубившейся афганской проблемы, в первую очередь наркотеррористической угрозы, всплеска фундаменталистских настроений и дестабилизации региона. В этих условиях у России нет иного выбора, как наращивать свою многоплановую вовлеченность в дела Центральной Азии.

Рекомендации. Исходить из того, что наша работа на центральноазиатском направлении может быть успешной только в случае комплексного подхода, включая задействование возможностей ОДКБ, ЕврАзЭС и ШОС. Речь должна идти о создании в лице России привлекательной конкурентоспособной и реалистичной перспективы как для политических элит, так и для широких слоев населения. С Россией наши соседи должны связывать свое будущее, возможность эволюционной, без потрясений, трансформации, перспективы стабилизации своего социально-экономического положения.

- С точки зрения содействия стабилизации социально-экономического положения в странах региона, их устойчивому развитию большое значение будет иметь разработка серьезных экономических и инвестиционных проектов. При этом необходимо шире задействовать возможности российского корпоративного сектора, включая ведущие энергетические компании. Такая работа могла бы проводиться как в рамках ШОС, так и ЕврАзЭС. В частности, речь могла бы идти о формировании общего энергетического рынка, включая имеющуюся у ЕврАзЭС уникальную возможность взаимодействия в ядерной энергетике путем создания международных центров обогащения урана, а также участие в эффективном использовании водно-энергетических ресурсов региона.

15. Казахстан – ключевой стратегический партнер и союзник России в центральноазиатском регионе. Данная оценка основывается на его роли одного из ведущих “локомотивов” в интеграционных процессах на постсоветском пространстве, а также исходя из геостратегического значения Республики для России, ее потенциала в энергетической, транспортно-транзитной, военной и иных сферах, динамично, однако еще не в полной мере задействованном в интересах наших двусторонних отношений.

Рекомендация. Необходимо вести дело к тому, чтобы союзничество и стратегическое партнерство на симметрично-прагматической основе сохранялись и развивались в качестве оптимальной модели наших отношений. В базисе такой модели лежат исторически предопределенные экономические, военно-политические и гуманитарные интересы сторон, взаимное стремление противостоять угрозам и вызовам региональной и международной безопасности. Интенсивный политический диалог необходимо сопровождать более скоординированным подходом российских министерств и ведомств к наращиванию сотрудничества с РК как в двустороннем формате, так и в интеграционных организациях – СНГ, ОДКБ, ЕврАзЭС и ЕЭП. При этом следует иметь в виду, что поддержание и развитие союзнических и партнерских отношений с Казахстаном потребует от России значительно больших усилий, чем ранее, в связи со складывающейся геополитической ситуацией в Центральной Азии.

16. Динамично по восходящей развиваются отношения и сотрудничество на принципах стратегического союзничества с Узбекистаном в политической, экономической, военно-технической, гуманитарной и других областях. Хороший импульс в этом направлении дало вступление Республики Узбекистан в ЕврАзЭС в конце 2005 года и восстановление ее членства в ОДКБ в 2006 году.

17. Отношения с Киргизией развиваются в традиционно дружественном, конструктивном ключе, носят многоплановый характер. Осуществляется военное и военно-техническое сотрудничество на двусторонней основе и в рамках ОДКБ. Ведется планомерная работа по обустройству и развитию российской военной базы в г.Кант, являющейся авиационным компонентом Коллективных сил быстрого развертывания ОДКБ на центральноазиатском направлении.

18. Россия и Таджикистан взаимодействуют в рамках ОДКБ, ЕврАзЭС и ШОС, координируют подходы к основным актуальным международным и региональным проблемам. В нормальном режиме функционирует 201-я российская военная база в Таджикистане. Достигнут определенный прогресс в области гидроэнергетики: состоялось перекрытие реки Вахш плотиной для строящейся с помощью России Сангтудинской ГЭС-1. Этим сделан важный шаг в возведении электростанции, которая должна решить проблему обеспечения Республики электроэнергией.

19. Вновь избранный Президент Туркменистана Г.М.Бердымухаммедов на встрече с Председателем Правительства Российской Федерации М.Е.Фрадковым в феврале 2007 года подтвердил преемственность линии на развитие тесного сотрудничества с Россией в различных областях.


Европа


1. В работе на европейском направлении требуются обновленные подходы, ориентированные на формирование нового качества отношений. Это связано как с укреплением позиций России, так и с тем, что основные европейские и евроатлантические объединения – ЕС, СЕ, ОБСЕ, НАТО – переживают период трансформации, связанной с поиском ими своих ниш в изменившихся международных реалиях. В этих условиях точкой опоры политики России на европейском пространстве являются двусторонние отношения, где присутствуют экономика, политика, социальная сфера, вопросы культуры и контакты между людьми. Реализация потенциала двусторонних связей должна помочь определиться со шкалой приоритетов относительно многосторонних организаций.

2. Евросоюз является нашим главным партнером в Европе, с ним связан основной массив российских интересов на европейском направлении. Несмотря на замедление темпов евроинтеграции, он остается мощным геополитическим фактором, который необходимо учитывать при выстраивании нашей линии на европейском направлении и в международных делах в целом.

Стратегическое партнерство с ЕС развивается в целом конструктивно, диалог по самому широкому спектру взаимодействия становится все более насыщенным и предметным.

Вместе с тем, отмечаются попытки ряда стран, присоединившихся к Евросоюзу в 2004 году, “воспользоваться” преимуществами членства для реализации своих политических задач на российском направлении, превращая отношения Россия-ЕС в “заложника” собственных узконациональных интересов.

Приоритетным вопросом на повестке дня является запуск переговоров по разработке базового договора Россия-ЕС, который заложил бы новую правовую основу сотрудничества с Евросоюзом взамен Соглашения о партнерстве и сотрудничестве (СПС), первоначальный десятилетний срок действия которого истекает 1 декабря 2007 года. Однако правовой вакуум нашим отношениям не угрожает: стороны могут продлить действующее СПС. В любом случае это – прежде всего проблема самого Евросоюза.

Основное внимание в работе с Евросоюзом уделяется реализации принятых на саммите Россия-ЕС 10 мая 2005 года в Москве “дорожных карт” по формированию четырех общих пространств: экономического; свободы, безопасности и правосудия; внешней безопасности; науки и образования, включая культурные аспекты.

Интенсивная работа проводится по формированию горизонтальных связей в рамках “дорожной карты” по общему экономическому пространству. Запущено 12 отраслевых диалогов Россия-ЕС, особое внимание уделяется энергетической и транспортной проблематике.

Непростым моментом в отношениях остается требование Евросоюза к России ратифицировать Договор к Энергетической хартии и подписать Протокол по транзиту, которые в нынешней редакции не отвечают нашим национальным интересам. Об этом было четко заявлено партнерам в ходе саммитов Россия-ЕС в Сочи 25 мая 2006 года и в Хельсинки 24 ноября 2006 года, а также в ходе неформальной встречи В.В.Путина с главами 25 стран-членов ЕС в Лахти 20 октября 2006 года. В то же время с российской стороны была подтверждена готовность выработать единые правила энергетического сотрудничества на основе принципов, содержащихся в Энергохартии.

Постепенно решаются проблемы калининградского грузового транзита. Вместе с тем сохраняются разногласия по вопросам транспортных транзитных тарифов, ветеринарных и фитосанитарных проверок. Предстоящее вступление Литвы в Шенгенское пространство не должно сузить свободу передвижения калининградцев.

В рамках взаимодействия по вопросам “дорожной карты” свободы, безопасности и правосудия важной вехой стало подписание соглашений об упрощении выдачи виз и реадмиссии, которые должны вступить в силу в ближайшее время. Нашей стратегической целью остается введение безвизового режима поездок граждан России и ЕС.

Сохраняется актуальность выполнения Евросоюзом своих обязательств по совместному заявлению о расширении ЕС и отношениях Россия-ЕС, принятому в Люксембурге 27 апреля 2004 года, в части, касающейся обеспечения надлежащего соблюдения прав национальных меньшинств в Латвии и Эстонии.

В соответствии с “дорожной картой” общего пространства внешней безопасности на всех уровнях налажен конструктивный диалог по международной проблематике, проводятся регулярные консультации по таким актуальным вопросам, как ближневосточное урегулирование, иранская ядерная программа, ситуация в Ираке.

С общей позитивной тональностью антитеррористического диалога России и ЕС резко контрастирует продолжающееся присутствие и антироссийская деятельность на территории ряда государств-членов ЕС “эмиссаров” чеченских сепаратистов, ведущих не только пропаганду, но и сбор средств на террористическую деятельность против России и российских граждан.

В рамках создания общего пространства науки и образования создан механизм взаимодействия в научной сфере – Совместный комитет по сотрудничеству в области науки и технологий. Функционирует совместный российско-есовский образовательный проект – Европейский учебный институт на базе МГИМО МИД России.

В целях минимизации негативных последствий принятия Румынии и Болгарии в Евросоюз в 2007 году российская сторона в рамках переговорного процесса с КЕС, начатого в октябре 2006 года, подводит партнеров к осознанию необходимости проведения переговоров с Болгарией и Румынией, которые бы предшествовали распространению действия СПС на эти страны.

Рекомендация. В контактах с ЕС, в первую очередь, в рамках предстоящих переговоров по договору о стратегическом партнерстве, целесообразно сконцентрироваться на задачах комплексного и долгосрочного регулирования наших отношений, обеспечения сочетания общих ценностей и взаимных интересов, строительства Европы без разделительных линий.

3. Председательство России в Комитете министров Совета Европы (КМСЕ) в мае – ноябре 2006 года существенно укрепило наше влияние на формирование общеевропейской повестки дня, позволило принять меры по нейтрализации намерений Евросоюза по выходу из общеевропейского правочеловеческого пространства путем создания Агентства Евросоюза по основным правам человека, которое не подпадало бы под действие Европейской Конвенции о правах человека.

Интересам России отвечают в первую очередь следующие направления деятельности Совета Европы: антитеррористическое взаимодействие; межрелигиозный и межкультурный диалог; обеспечение свободы передвижения в Европе путем формирования единого безвизового пространства; сотрудничество в социальной сфере, а также в области культуры, молодежи, спорта.

Рекомендация. Важно и впредь энергично отстаивать линию на повышение самостоятельности Совета Европы и его роли в наиболее значимых европейских проектах (обеспечение свободы передвижения, создание общеевропейского правового пространства, защита прав человека в контексте новых угроз, социально-культурная защищенность личности и др.).

4. Изначально заложенная в концепцию ОБСЕ функция форума для равноправного политического диалога и принятия коллективных решений по общим для всех государств-участников вопросам европейской безопасности во всех трех ее измерениях (военно-политическом, экономическом и гуманитарном) все больше атрофируется. США и ряд других западных стран пытаются свести деятельность ОБСЕ к роли одностороннего инструмента обеспечения своих внешнеполитических интересов в отношении других государств-участников этой организации. Речь идет прежде всего о воздействии на процессы в СНГ, попытках переустройства “европейской периферии” по навязываемым извне лекалам, давления на государства-нечлены НАТО и ЕС в целях изменения вектора их политической ориентации вплоть до смены правящих режимов, вытеснения России из переговорно-миротворческих форматов урегулирования “замороженных конфликтов”.

В этих целях ведется линия на консервацию институциональной “рыхлости” ОБСЕ, доставшейся в наследство от ее “конференционного” (периода СБСЕ) прошлого и выражающейся в “вольнице” Действующего председательства Организации, ее институтов и полевых присутствий, многие вопросы деятельности которых попросту не выносятся на рассмотрение коллективных межправительственных органов (Постсовета и СМИД). Некоторые из этих институтов, в особенности Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ), открыто претендуют на некую автономию от государств-участников ОБСЕ, имея в виду сохранить возможность для политически пристрастного “мониторинга” процессов, в т.ч. электоральных, в странах, расположенных “к востоку от Вены”.

Пока усилиями России и союзников удается сохранять в повестке дня ОБСЕ тему реформы Организации и “точечно” насыщать ее деятельность вопросами противодействия новым вызовам и угрозам. Соответствующие поручения включены в решения Брюссельского СМИД ОБСЕ (декабрь 2006 года).

Рекомендации. Наша линия в этих условиях должна быть направлена на продвижение такой институциональной реформы ОБСЕ, которая вела бы к переводу всей ее работы на прочную нормативную основу, обеспечивающую верховенство прерогатив принимающих решения консенсусом коллективных межправительственных органов, а также выправление географического и функционально-тематического перекосов в деятельности Организации, перенос акцента на решение вопросов, связанных с новыми вызовами и угрозами, актуальных для всех или большинства государств-участников.

- Особого внимания заслуживает вопрос о мониторинговой деятельности БДИПЧ, зарекомендовавшего себя как инструмент беззастенчивого применения “двойных стандартов” в целях политического давления. В случае безрезультатности усилий по реформе БДИПЧ наше дальнейшее сотрудничество с этой структурой окажется под вопросом.

5. В отношениях с НАТО, которые занимают особое место в российской внешней политике, исходим из реалий - альянс остается геополитическим и силовым фактором, влияющим на ситуацию в сфере безопасности у наших границ.

При всех различиях в тактических и геополитических приоритетах у России и НАТО имеется значительное поле совпадения интересов в реагировании на общие угрозы и вызовы в сфере безопасности – терроризм, региональные кризисы, природные и техногенные катастрофы. В документах альянса неоднократно констатировалось, что партнерство Россия-НАТО является стратегическим элементом в укреплении безопасности на евроатлантическом пространстве.

Комплекс взаимодействия с Североатлантическим альянсом выстраивается через механизм Совета Россия-НАТО (СРН), созданный в соответствии с Римской декларацией от 28 мая 2002 года. Государства-члены Совета работают как равноправные партнеры, на основе принципов консенсуса и неукоснительного соблюдения международного права.

Деятельность СРН стала важным фактором стабильности и предсказуемости в отношениях с альянсом. Существенный прогресс достигнут в становлении главных “опор” СРН – политического диалога и практического сотрудничества.

В рамках политдиалога Россия ставит перед партнерами вопросы, касающиеся планов дальнейшего расширения и трансформации НАТО, реконфигурации военного присутствия в Европе, создания баз на территории новых членов. В работе по укреплению взаимного доверия большое значение имеет практическое сотрудничество по линии СРН между военными в целях повышения оперативной совместимости войск (сил), в том числе для обеспечения взаимодействия миротворческих контингентов. Среди других приоритетных проектов – сотрудничество в области контроля за воздушным движением; формирование потенциала реагирования на террористические акты и другие чрезвычайные ситуации; налаживание военно-технических связей; подготовка кадров для антинаркотических структур Афганистана и стран Центральной Азии.

Расширенческие планы НАТО (в том числе по ускоренному приему Грузии, Украины), приближение военной инфраструктуры к российским границам (создание баз в Румынии и Болгарии), нератификация Соглашения об адаптации ДОВСЕ неизбежно осложняют наши отношения.

Принципиальное значение будет иметь содержание процесса политической трансформации альянса, который, по всеобщему признанию, притормозился. Реальная адаптация НАТО к новым условиям в сфере безопасности может быть реализована только в случае его готовности к равноправному партнерству с другими странами и региональными организациями. Одним из показателей такой готовности может служить реакция НАТО на многократные предложения российской стороны о налаживании взаимодействия с ОДКБ в борьбе с наркотеррористической угрозой, исходящей с территории Афганистана. Наше отношение к трансформации НАТО будет зависеть от того, в каком направлении пойдет этот процесс после рижского саммита альянса, состоявшегося в ноябре 2006 года, насколько будут соблюдаться принципы международного права, включая прерогативы СБ ООН, на деле, а не декларативно учитываться интересы безопасности России. Превращение НАТО из замкнутого военного блока в более современную организацию, занимающуюся реальными, а не мнимыми угрозами безопасности, способствовало бы укреплению международной и европейской стабильности.

Рекомендации. На данный момент нет ни одной площадки (за исключением операции “Активные усилия” в Средиземном море), где Россия и НАТО участвовали бы в совместных операциях. Вместе с тем ведется работа по созданию общих потенциалов, которая может привести к положительным результатам. В случае необходимости совместных действий “в поле” важно, чтобы Россия была к этому готова. Поэтому целесообразно последовательно повышать оперативную совместимость на основе выработки механизма равноправного партнерства, совершенствовать систему организации учений, что позволило бы нашим вооруженным силам участвовать в операциях за рубежом по мандату ООН.

- Интересам России отвечало бы налаживание многопланового обоюдовыгодного сотрудничества с альянсом в Афганистане, прежде всего в целях противодействия исходящей с его территории наркотеррористической угрозы и в целом стабилизации этой страны в соответствии с заявленными целями международного сообщества.

В конкретном плане речь могла бы идти о совместном прикрытии таджикско-афганской границы: силами Таджикистана и России (возможно, во взаимодействии с партнерами по ОДКБ и с привлечением Ирана) – “снаружи” и силами НАТО и других участников МССБ – “изнутри”. Значительными ресурсами России, представляющими интерес для НАТО, являются наше политическое видение урегулирования в Афганистане, основанное на традиционном балансе этнорелигиозных сил и группировок, влияние на наших союзников времен Северного альянса и возможности спецслужб.

6. Ключевое значение для строительства отвечающей нашим интересам европейской архитектуры имеют отношения с ведущими государствами Европы – Германией, Францией, Испанией, Италией. Во взаимодействии с этими государствами формируются устои европейской жизни на равноправной основе. Необходимы дальнейшие инициативные шаги по наращиванию с ними эффективного взаимодействия и сотрудничества. В перспективе будет еще более востребован механизм трехстороннего политического диалога Россия-Германия-Франция, “изменяемая геометрия” других форматов отношений с европейскими странами, рассматривающими роль России на евразийском пространстве как важный стабилизирующий фактор.

Рекомендация. Использовать складывающуюся структуру отношений стратегического партнерства с ФРГ и Францией, опирающуюся на разветвленную систему постоянно действующих инструментов, наиболее весомым из которых являются межгосударственные консультации на высшем уровне, в качестве модели для формирования системных связей с крупными партнерами в Европе и других регионах.

7. Великобритания остается для нас важным, хотя и непростым партнером. Главный ресурс дальнейшего развития российско-британских связей – торгово-экономическое и инвестиционное сотрудничество, а также совместные наработки в сфере антитеррора, имеющие, однако, ограничители в виде известной позиции Лондона по проблеме т.н. “новых политэмигрантов”. Несмотря на масштабность нашего сотрудничества, двусторонние отношения и взаимодействие на международной арене сдерживаются откровенно мессианским настроем значительной части британской политэлиты, в том числе в отношении внутриполитических процессов в России.

8. Существенным резервом нашей европейской политики остаются государства Центральной и Восточной Европы.

Рекомендация. С теми из них, кто настроен на прагматическое сотрудничество с Россией, следует продолжать линию на регулярный политический диалог, развивать торгово-экономические связи, включая инвестиционную составляющую, и гуманитарный обмен.

9. Россия заинтересована в налаживании добрососедских отношений с прибалтийскими государствами, реальный прогресс в которых будет зависеть прежде всего от кардинального улучшения их политического фона, готовности партнеров учитывать российские интересы и озабоченности. Принципиальный характер для России сохраняет задача защиты прав русскоязычного населения в Латвии и Эстонии. Неизменна позиция России в вопросе договорно-правового оформления границ с Латвией и Эстонией: подписание соответствующих двусторонних договоров возможно лишь на условиях, исключающих вероятность предъявления нашей стране территориальных претензий. Дальнейшего последовательного противодействия требуют всплески “оккупационной” риторики, проявления неонацизма в этих странах, планы эстонских национал-радикалов по демонтажу памятников советским воинам.

10. Предпринятые в последнее время действия, в т.ч. по развитию паромной линии, приводят к ослаблению “транзитной зависимости” России от стран, граничащих с Калининградской областью. Это существенно укрепляет наши переговорные позиции по вопросам пассажирского, грузового и воинского транзита.

11. Отношения России со странами Северной Европы в целом имеют стабильный характер, хотя развиваются с различной степенью интенсивности. Особой динамикой отличается сотрудничество с Финляндией, с которой осуществляется углубленный политдиалог, активно развивается торгово-экономическое взаимодействие. Результаты российско-финляндского сотрудничества наглядно демонстрируют преимущества, в т.ч. и сугубо экономического порядка, поддержания добрососедских отношений с Россией.

12. Приоритетной задачей российской внешней политики на Севере остается дальнейшее укрепление международного регионального сотрудничества в рамках Арктического совета (АС), Совета государств Балтийского моря (СГБМ), Совета Баренцева/Евроарктического региона (СБЕР) в целях решения экономических, социальных и экологических проблем северных и северо-западных регионов Российской Федерации.

Рекомендации. Необходимо закрепить позитивные итоги двухлетнего председательства России в АС, в ходе которого удалось продвинуться по ряду ключевых направлений обеспечения устойчивого развития Арктики. Продолжить осуществление многосторонних проектов по уничтожению стойких загрязнителей, реализацию Национального плана действий по защите морской среды Арктики от антропогенного воздействия, добиваться еще более плотного сотрудничества в сфере предупреждения и ликвидации последствий техногенных катастроф и контроля за радиационной обстановкой.

- В рамках СБЕР представляется целесообразным в первую очередь сконцентрироваться на проектах, нацеленных на ликвидацию экологических “горячих точек” в российской части региона, всемерно содействовать углублению нового формата сотрудничества - “Баренцева промышленного партнерства”, укреплять взаимодействие спасательных служб.

- В СГБМ исходить из принципиальной важности выстраивания совместной работы балтийских государств на максимально предметной основе. Главной задачей остается дальнейшее углубление экономического взаимодействия с упором на обеспечение энергетической безопасности и природоохранное сотрудничество.

- Развивать сотрудничество с Евросоюзом, Норвегией и Исландией в рамках обновленного “Северного измерения” на равноправной и взаимовыгодной основе.

13. Особого внимания требуют Балканы, учитывая наши традиционные связи с этим регионом, а также его роль в деле обеспечения европейской безопасности, включая ее энергетический аспект.

14. Возрастает значение Черноморского региона, где развиваются процессы разностороннего регионального сотрудничества на качественно новой основе осознания общности стоящих перед черноморскими государствами проблем, которые за них никто не решит.

Рекомендация. Укреплять роль зарекомендовавших себя региональных институтов, прежде всего ЧЭС и “Блэксифор”, не поддерживая региональные инициативы, направленные на дублирование существующих механизмов сотрудничества.


США и Канада

1. Приоритетность отношений с США объективно обусловлена тем, что от их состояния зависит ситуация в области международной безопасности и стратегической стабильности, эффективность усилий мирового сообщества в борьбе с новыми вызовами и угрозами. Кроме того, с учетом веса США в мирохозяйственных делах, качество российско-американских отношений – один из факторов создания благоприятных внешних условий для решения задач социально-экономического развития России.

Вместе с тем характер российско-американских отношений на нынешнем этапе остается неоднозначным, сочетающим как важные общие интересы, так и серьезные расхождения.

2. Сложности в отношениях с США возникают, как правило, когда с американской стороны проявляется стремление выстроить их по схеме ведущего и ведомого. Налицо и существенная разница в видении будущего мироустройства: американского однополярного и российского, основанного на многополярности - примате международного взаимодействия в решении глобальных проблем, опоре на международное право и многосторонние институты, прежде всего ООН. Эти расхождения, разумеется, не обрекают нас на конфронтацию. Соревнование идей для мировой истории – состояние обычное. Главное, чтобы конкуренция с Россией на уровне практической политики по всему спектру международных проблем и повсюду в мире, в том числе на постсоветском пространстве, была честной.

Мы стремимся к развитию партнерских отношений с США при том, естественно, понимании, что они будут строиться на принципах равноправия и взаимной выгоды. Решимость России отстаивать собственную точку зрения в мировых делах является абсолютно нормальным явлением. К сожалению, далеко не все в США оказались психологически готовы к быстрому восстановлению Россией внешнеполитической самостоятельности.

Исходим, однако, из того, что Администрация Дж.Буша сделала принципиальный выбор в пользу сотрудничества с Россией, видя в нем необходимую составляющую в поиске эффективных ответов на новые угрозы, в урегулировании региональных кризисных ситуаций. Когда у России и США получается совместная работа, то, как правило, удается согласовать жизнеспособные решения. Мы хотим, чтобы именно такая практика утвердилась в наших отношениях с американскими партнерами.

Высокий уровень взаимного доверия на высшем уровне – важнейший политический ресурс наших отношений. Июльская встреча президентов В.В.Путина и Дж.Буша накануне саммита “восьмерки” в Санкт-Петербурге подтвердила, что наши отношения самоценны. Антитеррор остается одним из факторов, обеспечивающих их устойчивость.

3. Военная акция в Ираке и ее последствия показали необходимость для США наращивания взаимодействия с другими странами, в том числе и с Россией, по многим региональным и международным проблемам.

В переходе Администрации к более трезвым оценкам своих возможностей есть потенциал для нового, расширенного взаимодействия с США в рамках многосторонних структур, в первую очередь — в ООН.

4. Несмотря на возникающие проблемы и разногласия, в том числе принципиального характера, отношения с США развивались в последние годы преимущественно с положительной динамикой. Налажены структура и механизмы диалога, вырабатываются навыки совместных или параллельных действий в сферах общих интересов. Развернулось и идет в целом поступательно сотрудничество по выполнению постоянно обновляемых конкретных поручений двух президентов ведомствам обеих стран (так называемый “Контрольный список”). Есть большая, чем в прошлом, предсказуемость в отношениях, хотя до реального учета партнерами российских интересов предстоит пройти еще немалый путь.

5. Одним из направлений взаимодействия, на котором требуется корректировка американских подходов, является разоружение. В частности, это касается задачи обеспечения стратегической стабильности и предсказуемости после истечения срока действия российско - американского Договора о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (ДСНВ). Мы выступаем за продолжение надежных и отработанных как в политическом, так и правовом плане договоренностей по дальнейшему ограничению и сокращению вооружений.

6. Перспективной сферой является межрегиональное сотрудничество: его децентрализованный формат способствует развитию экономических связей, преодолению пережитков взаимного недоверия. Значительный резерв в плане создания благоприятного климата в российско-американских отношениях представляет российская диаспора, консолидация которой могла бы привести к формированию в Америке конструктивного и влиятельного “российского лобби”.

7. Объективно ситуация открывает новые возможности, чтобы строить отношения с США на равноправной основе. Остается востребованным наш “двуединый” курс на твердое, без конфронтации отстаивание наших интересов с одновременным продвижением конструктивной повестки дня.

Необходимо придать большую динамику процессу модернизации российско-американских отношений, выйти на партнерство не только по всему спектру вызовов и угроз безопасности, но и в сфере создания условий для совместного процветания. Это поможет укрепить доверие, обеспечить сохранение и развитие партнерских отношений и на период после президентских выборов в России и США в 2008 году.

Объем экономических связей устойчиво растет, однако для масштабов экономик двух стран он недостаточен. Особо стоит выделить задачу интенсификации кооперации в области высоких технологий. В свое время именно практическое сотрудничество в таких сферах, как освоение космоса, создавало почву для улучшения отношений между нашими странами. Сегодня этой цели могло бы послужить сотрудничество по мирному атому. Большие возможности открывает совместная работа по реализации инициатив Президентов России и США о безопасном развитии мировой ядерной энергетики. Потенциальным препятствием, однако, остается американская практика увязок перспектив долгосрочного двустороннего сотрудничества с иными вопросами, в частности, в контексте внутреннего законодательства США по Ирану.

Особая сфера сотрудничества – предотвращение попадания ядерных материалов в руки террористов. Важную роль здесь призвана сыграть Глобальная инициатива по борьбе с актами ядерного терроризма, выдвинутая Президентами России и США на июльском 2006 г. саммите в Санкт-Петербурге.

8. Отношения с Канадой носят стабильный характер и мало подвержены влиянию внутриполитических факторов. Это – важный элемент выстраивания сбалансированной конструкции нашей политики на североамериканском направлении.

9. Особый элемент в отношениях с Канадой — развитие сотрудничества в освоении природных богатств Арктики, охраны ее окружающей среды, сохранении культуры и образа жизни коренных народов Севера. Наш интерес – развернуть такое сотрудничество в плоскость решения национальной задачи подъема российского Севера. Взаимопонимание с канадцами актуально и с учетом растущей остроты проблемы разграничения континентального шельфа в Арктике.


Азиатско-Тихоокеанский регион


1. Стратегическое значение Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР) определяется его ролью “локомотива” мировой экономики, одной из главных движущих сил глобального развития, реальный вес которой в обозримой перспективе будет неуклонно возрастать. Важнейшее значение при этом имеет подъем Китая и Индии, а также динамичный рост целого ряда стран Восточной Азии и Латинской Америки.

Реагируя на вызов связанной с этим коррекции сложившейся региональной архитектуры в АТР, США активно проводят линию на сохранение своего влияния в регионе через консолидацию двусторонних стратегических альянсов с Японией, Республикой Корея и Австралией в сочетании с продвижением собственных позиций в существующих и формирующихся интеграционных структурах АТР.

Необходим серьезный учет совокупности данных обстоятельств при выстраивании нашей политики в регионе при максимально эффективном сопряжении внутренних и внешнеполитических интересов обеспечения национальной безопасности России, в том числе путем ускоренного развития районов Сибири и Дальнего Востока. Нашей стратегической целью является формирование углубленных и сбалансированных отношений со странами региона, гарантирующих его долгосрочную стабильность.

Россия располагает мощным потенциалом для содействия решению практических проблем региона на основе признания и уважения законных интересов, национальных особенностей и традиций партнеров. Специфика АТР, отражающаяся в его культурно-цивилизационном разнообразии, позволяет отработать здесь модель комплексной стратегии поддержания межцивилизационного согласия в мире.

2. Отличительной чертой региона является быстрое развитие интеграционных процессов. Рост активности действующих здесь объединений отражает общую тенденцию к укреплению принципов многосторонности и выработке коллективных решений. На этом фоне попытки создания группировок стран эксклюзивного состава с участием внерегиональных сил для решения узких задач не могут не вызывать обеспокоенности.

Создание Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) стало стратегическим выбором, сделанным Россией совместно с другими пятью государствами Евразийского континента перед лицом вызовов и угроз XXI века в целях достижения прочного мира и устойчивого развития в регионе. Сегодня ШОС, сохраняя свою открытость, утвердилась как эффективное средство сопряжения интересов государств-участников, включая Россию и Китай, а также действенный инструмент обеспечения стабильности в Центральной Азии.

Полностью оправдывает себя курс на наращивание участия России в форуме “Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество” (АТЭС) – уникальном интеграционном механизме АТР, который эффективно содействует развитию многосторонней дипломатии.

Все большую значимость приобретают развитие отношений диалогового партнерства с Ассоциацией государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН), активное участие в Региональном форуме АСЕАН по безопасности (АРФ), Совещании по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА), последовательное наращивание вовлеченности в Диалог по сотрудничеству в Азии (ДСА), обеспечение полноправной представленности в Восточноазиатских саммитах. Важной платформой многостороннего взаимодействия в транспортной, экологической и других сферах является Экономическая и социальная комиссия ООН для стран Азии и Тихого Океана (ЭСКАТО). Прочные позиции России в указанных структурах – эффективный элемент влияния на развитие региональной ситуации, противодействия созданию новых многосторонних механизмов в АТР без российского участия.

Рекомендации. Добиваться дальнейшего укрепления роли России в интеграционных процессах и наращивания российского участия в многосторонних объединениях в АТР.

- Прилагать усилия с тем, чтобы ШОС могла эффективно служить декларированным целям и задачам, вносить весомый вклад в укрепление мира, взаимодействие и развитие в регионе.

3. На беспрецедентно высокий уровень взаимного доверия вышли наши отношения с Китаем, ставшие важным фактором мировой политики. В основе нашего сотрудничества с КНР лежат долгосрочные национальные интересы России и близость подходов наших двух государств к основополагающим вопросам современного мироустройства. Продолжая линию на всестороннее укрепление и расширение сфер равноправного доверительного партнерства и стратегического взаимодействия с Китаем, на нынешнем этапе во главу угла политики на китайском направлении необходимо ставить повышение практической отдачи от отношений с этой страной.

4. Одним из приоритетов российской внешней политики остается развитие и углубление стратегического партнерства с Индией по всем направлениям – в политической, торгово-экономической, научно-технической, культурной областях и в сфере ВТС, с особым акцентом на продвижение тех сфер взаимодействия, где долговременные интересы наших стран близки или совпадают, а сотрудничество является взаимовыгодным. С этой целью необходимо обеспечивать последовательное, своевременное и максимально полное осуществление приоритетных задач, согласованных на высшем уровне. На нынешнем этапе наиболее актуальной из них является существенное увеличение объемов торгово-экономических связей между Россией и Индией до 10 млрд. долл. США к 2010 году.

Рекомендация. Продолжать линию на развитие диалога и расширение взаимодействия в трехстороннем формате Россия-Индия-Китай.

5. Открыты для всестороннего партнерства с Японией на основе взаимного уважения интересов. Создание прочной экономической базы и углубление связей в практических областях сотрудничества должно содействовать формированию атмосферы для ориентированных в будущее решений политических проблем в двусторонних отношениях.

6. Значительные перспективы открываются в отношениях с Вьетнамом, который находится на подъеме (2-е место по темпам экономического роста в регионе после Китая). К тому же здесь имеется важный исторический ресурс нашего взаимодействия.

7. Серьезным вызовом безопасности и стабильности в АТР остается неурегулированность ядерной проблемы Корейского полуострова. Прогресс в ходе шестисторонних переговоров по ее разрешению (Россия, США, Китай, Япония, КНДР, РК) мог бы открыть путь к созданию постоянно действующего диалогового механизма по вопросам безопасности и сотрудничества в Северо-Восточной Азии.

8. Расширение многоплановых отношений с Ираном, в т.ч. в торгово-экономической сфере, включая транспорт, телекоммуникации, топливно-энергетический комплекс и сотрудничество в региональных делах, отвечает долгосрочным интересам России. Перспективы двустороннего сотрудничества в самых различных областях во многом будут зависеть от развития ситуации вокруг иранской ядерной программы. В отношении Ирана важно проводить сбалансированный курс, чтобы, с одной стороны, обеспечить наши национальные интересы в этой стране, а с другой – не допустить нарушения режима ядерного нераспространения.

Рекомендации. Продолжать побуждать Иран к принятию мер по укреплению доверия к его ядерной программе.

- Развивать ВТС с Ираном на основе строгого соблюдения Россией своих международных обязательств и с учетом развития ситуации вокруг иранской ядерной программы.

- Углублять взаимодействие с Ираном в транспортной сфере, в т.ч. применительно к созданию Международного транспортного коридора “Север-Юг” и восстановлению прямого железнодорожного сообщения между нашими странами.

- Способствовать участию российских компаний в реализации инфраструктурных проектов на территории Ирана, включая строительство газопровода Иран-Пакистан-Индия.

9. Ситуация в районе Каспия в значительной мере определяется заинтересованностью крупных международных игроков в создании оптимальных условий для разработки углеводородных ресурсов региона и их транспортировки на внешние рынки.

Россия исходит из того, что прикаспийские государства обладают достаточным потенциалом, чтобы решать проблемы в сфере безопасности и других областях собственными силами без вмешательства извне. Вопросы прокладки магистральных трубопроводов по дну моря, независимо от их маршрутов, должны решаться с участием всех прикаспийских государств.

В основе нашего подхода по проблеме разграничения акватории Каспийского моря лежит понимание того, что задачи защиты природной среды и сохранения биоресурсов могут быть эффективно решены, если большая часть моря останется в общем пользовании прикаспийских государств. При этом каждое прикаспийское государство должно, разумеется, иметь национальный морской пояс для обеспечения безопасности и осуществления экономической деятельности.

В интересах обеспечения региональной стабильности и нейтрализации вызовов и угроз безопасности прикаспийских государств принципиально важным является формирование объединенной военно-морской группировки в региональном формате. Считаем, что решению данной задачи отвечает российская идея создания военно-морской группы оперативного взаимодействия “Касфор”, основанной на принципах исключительной ответственности прибрежных государств за обеспечение безопасности на Каспии.

Рекомендации. С учетом того, что переговоры по правовому статусу моря затягиваются и, как следствие, тормозится разработка соглашений, регулирующих отдельные виды деятельности на Каспии (судоходство, рыболовство и др.), требуется придание дополнительных политических импульсов переговорному процессу. Очевидна потребность в регулярном характере встреч глав государств "каспийской пятерки".

- Предложить прибрежным государствам такие методы и формы деятельности “Касфор”, которые позволяли бы группе эффективно выполнять поставленные перед ней задачи в условиях нерешенности проблемы статуса Каспия.


Ближний Восток и Северная Африка


1. Регион Ближнего Востока и Северной Африки входит в сферу стратегических интересов России в силу геополитического, экономического, религиозного и других факторов. Наша основная задача на этом направлении состоит в развитии и укреплении взаимовыгодных связей со всеми странами региона. Военно-политическая и экономическая ситуация на Ближнем Востоке в значительной степени влияет на состояние мирового рынка энергоносителей и вооружений, положение дел в межцивилизационных отношениях. Регион обладает серьезным потенциалом импорта производимых в России товаров и технологий, а также ВТС.

По этим причинам плотная вовлеченность в ближневосточные дела представляется необходимым компонентом и важным инструментом обеспечения национальных интересов России.

2. В последние годы в развитии ситуации на Ближнем Востоке усилились негативные тенденции, общая ситуация в регионе крайне осложнилась, расширилась зона дестабилизации (Ирак, Ливан, палестинские территории, ситуация вокруг Ирана). В условиях неурегулированности арабо-израильского конфликта и продолжающегося силового вмешательства в дела региона внешних сил ответ на вызов модернизации обретает здесь форму распространения идей исламского фундаментализма. Эти идеи вызваны к жизни в том числе осознанием новых возможностей, которые появились у мусульманских стран и общин вследствие глобализации. Они связаны с быстрым увеличением общей численности и удельного веса приверженцев ислама, ростом совокупного богатства и могущества исламской цивилизации.

Наблюдается обострение отношений между суннитами и шиитами. После открытого вовлечения в конфликт с Израилем шиитского радикального движения “Хизбалла” в суннитских элитах арабского мира стали говорить о появлении “смычки” Иран-Сирия-“Хизбалла”-ХАМАС, якобы угрожающей дестабилизацией в регионе Персидского залива.

На этом фоне в странах Ближнего Востока и Северной Африки продолжается консолидация радикальных сил, что ведет к росту экстремизма, разрастанию угрозы терроризма и рисков, связанных с распространением оружия массового уничтожения. По своей сути современный исламский радикализм является деформированной и опасной, но предсказуемой реакцией на одностороннее реагирование США, которое фактически не встречает системного противодействия в условиях разбалансированности международной системы после окончания “холодной войны”.

В то же время эти тенденции не следует преувеличивать. Нельзя подыгрывать фундаменталистам, которые претендуют на представительство интересов всех мусульман. Тем более опасно давать “зеркальный ответ” на этот вызов. Нельзя исключать, что формирование в лице ислама образа врага имеет целью усиление консолидации, недостающей Западу для глобальной субъектности. Каким бы сложным ни был процесс возрастания веса и роли мусульманских государств в современном мире, в обозримой перспективе вряд ли реально формирование коллективного исламского фактора в глобальном масштабе.

3. “Ахиллесовой пятой” наших связей со странами региона является сравнительно небольшой объем и относительная узость торгово-экономического сотрудничества. Объем товарооборота с арабскими странами составляет всего 6 млрд. долл. Необходимо наращивать позитивную динамику, которая была задана недавним визитом в регион Президента В.В.Путина, по максимуму использовать заинтересованность регионалов в развитии деловых связей с Россией.

Рекомендация. Активизировать экономическую и энергетическую дипломатию на ближневосточном направлении. Эффективно использовать возможности Российско-арабского делового совета. Рассмотреть возможность создания финансово-промышленной структуры по развитию экономического взаимодействия на основе РАДС, включая привлечение Исламского банка развития. Способствовать развитию партнерских связей между бизнес-сообществами России и стран региона.


Африка

1. Африка является одним из наиболее проблемных регионов мира. Общая неблагоприятная ситуация на континенте характеризуется сохранением значительного числа вооруженных конфликтов. По существу в африканских странах все еще продолжаются процессы становления государственности и национального строительства, осложняемые давними межэтническими противоречиями, борьбой за власть и ресурсы, хроническим кризисом в социально-экономической сфере, крайней бедностью основной массы населения, нередко – внешним вмешательством.

Очевидно, что Африка не должна оставаться один на один со стоящими перед ней проблемами. Россия выступает за эффективное сочетание международной помощи континенту с действенными мерами самих африканцев. Усилия по урегулированию конфликтов должны сопровождаться шагами по обеспечению устойчивого развития Африки, скорейшему полноценному включению континента в глобальную экономику. Без активного участия африканских стран в мировых делах и международной хозяйственной жизни невозможно налаживание плодотворного сотрудничества, создание целостной и стабильной, базирующейся на примате общепризнанных правовых норм системы глобальной безопасности.

Несмотря на масштабы и сложность вызовов, с которыми сталкивается Африка, этот континент имеет важное значение для международных политических и экономических процессов. Страны региона составляют более четверти всего мирового сообщества и играют заметную роль при формировании согласованных подходов к глобальным вопросам в рамках ООН и других международных форумов. В Африке имеются крупные запасы стратегического сырья, богатые лесные, рыбные и другие ресурсы.

Все это предопределяет неослабевающее внимание к континенту со стороны его традиционных партнеров (Западная Европа и Северная Америка). Активно работают с Африкой “новые игроки”: Китай, Индия, ряд латиноамериканских государств и стран АСЕАН. Интересам России также отвечает расширение разноплановых связей с африканскими государствами.

2. Курс на развитие традиционно дружественных отношений и взаимовыгодного сотрудничества с Африкой позволяет задействовать африканский фактор для продвижения российских интересов на международной арене и решения наших собственных экономических задач. Укрепление России, возрастание ее веса в мировой политике создает благоприятные условия для наращивания российско-африканских связей. Сильный импульс развитию всего комплекса отношений с регионом придал первый в истории визит Президента Российской Федерации В.В.Путина в страны Африки к югу от Сахары в сентябре 2006 года.

Важными предпосылками для расширения многогранного взаимодействия России с континентом являются тот потенциал сотрудничества, который был накоплен в предыдущие десятилетия, включая традиционные связи с руководящими элитами африканских государств, опыт взаимодействия в торгово-экономической, научно-технической, инвестиционной и других сферах, а также близость подходов к формированию нового мироустройства на основе принципов равноправия всех государств, многосторонней дипломатии и уважения международного права. С учетом этого необходимо и далее настойчиво искать пути совершенствования диалога со странами Африки, их региональными и субрегиональными организациями, прежде всего с Африканским союзом.

3. Весомым компонентом российско-африканских отношений становится участие нашей страны в международных усилиях по оказанию комплексного содействия Африке, в т.ч. по линии “Группы восьми”. Приоритеты российского председательства в “восьмерке” в 2006 году (энергетическая безопасность, развитие образования и борьба с инфекционными заболеваниями) отвечают коренным интересам африканских народов. Реализация принятых на саммите в Санкт-Петербурге решений по этим и другим вопросам будет способствовать мобилизации собственных усилий африканцев по достижению долгосрочных целей программы “Новое партнерство для развития Африки” (НЕПАД), привлечению дополнительной внешней помощи странам региона.

Рекомендация. Важно продолжать работу по обеспечению активного участия России в согласованных шагах в поддержку Африки с акцентом на миротворчество, облегчение долгового бремени африканских государств, содействие в подготовке кадров, предоставление гуманитарной помощи. Это будет способствовать укреплению статуса нашей страны как ответственного члена мирового сообщества, повышению ее авторитета на континенте и международной арене в целом.

4. Наряду с укреплением политического взаимодействия с континентом приоритетной задачей является активизация торгово-экономических связей, нынешний уровень которых пока не соответствует имеющемуся значительному потенциалу. Необходимость вывода на новый уровень российско-африканского партнерства диктуется потребностями в обеспечении сырьем набирающей обороты российской экономики. Кроме того, Африка является перспективным рынком сбыта для российских товаров, привлекательна с точки зрения развития инвестиционного сотрудничества, подключения российских предпринимательских структур к реализации на континенте различных проектов и программ.

Среди основных задач – последовательное стимулирование развития торгово-экономического и научно-технического сотрудничества, обеспечение политико-дипломатического сопровождения проектов, осуществляемых в Африке российскими организациями, налаживание партнерства по линии регионов, прямых связей между российскими и африканскими деловыми кругами.


Латинская Америка и Карибский бассейн

1. Роль Латинской Америки в мировой экономике и политике постоянно возрастает. Крупнейшие латиноамериканские страны – Бразилия и Мексика – по объему ВВП занимают места на рубеже первой десятки развитых государств мира. Набирают силу интеграционные структуры, прежде всего Южноамериканский общий рынок (МЕРКОСУР). Возрастает внешнеполитическая активность латиноамериканских стран. Позиции большинства из них в вопросах формирования нового миропорядка, примата международного права, переговорного урегулирования конфликтов, невмешательства во внутренние дела близки к российским подходам. Латинская Америка в целом становится одним из центров экономического роста и политического влияния в формирующейся многополярной структуре международных отношений.

На континенте происходят непростые социальные и политические процессы, идет поиск адекватной местным условиям модели социально-экономического развития. Все это имеет важное цивилизационное измерение, поскольку отражает и обогащает культурно-цивилизационное многообразие современного мира.

2. Страны Латинской Америки и Карибского бассейна рассматривают отношения с Россией как важное направление диверсификации своих внешних связей, видят в нашей стране одного из ключевых партнеров на международной арене. Взаимодействие с ведущими государствами региона в ООН и других международных организациях часто более плодотворно, чем с США и европейскими государствами, учитывая твердую приверженность латиноамериканцев принципам многосторонности, коллективного решения проблем при максимальном учете позиций и интересов всех стран. Это создает благоприятные условия для наращивания политического и экономического сотрудничества с континентом. Принципиальное значение в этом плане имели визиты Президента В.В.Путина на Кубу, в Мексику, Бразилию и Чили, его встречи с латиноамериканскими лидерами на международных форумах (ООН, АТЭС).

Достигнут рекордный для наших отношений с Латинской Америкой уровень товарооборота в 9 млрд. долл. Вместе с тем, при устойчивой тенденции к росту товарооборота мы пока не вышли на отвечающий имеющемуся потенциалу уровень экономического сотрудничества.

Рекомендации. В дальнейшей работе с Латинской Америкой следует продолжать наращивать политическую составляющую, укреплять и расширять взаимодействие с Бразилией, Мексикой, Аргентиной, Венесуэлой и другими ведущими странами, а также развивать контакты на многосторонней основе – в первую очередь с МЕРКОСУР, Организацией американских государств, Группой Рио, Центральноамериканской интеграционной системой, Карибским сообществом, Ибероамериканским сообществом.

- Важно предпринять дополнительные шаги по развитию торгово-экономических связей. Уделять приоритетное внимание экспорту высоких технологий, укреплению промышленного сотрудничества. Добиваться усиления внимания к региону со стороны крупного российского бизнеса, интересы которого должны заложить прочную основу для устойчивого развития наших отношений.

3. Визит Председателя Правительства России М.Е.Фрадкова в Гавану в сентябре 2006 года создал условия для укрепления наших экономических позиций на Кубе, остающейся одним из наиболее перспективных партнеров в Латинской Америке.

Рекомендация. Использовать подписанные в ходе визита соглашения об урегулировании кубинской задолженности по ранее предоставленным Россией кредитам и о предоставлении Кубе кредита в размере 355 млн. долл. для содействия развитию кубинской экономики за счет поставок российских товаров и услуг для наиболее перспективных отраслей.


ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ДИПЛОМАТИЯ

1. Современное состояние мировой экономики характеризуется тем, что наряду с традиционными центрами экономической жизни - США, ЕС, Японией - появились новые, такие как Китай, Индия, Бразилия, Мексика, ЮАР, другие страны АТР, Латинской Америки и Африки. Внешняя экспансия новых индустриальных стран на фоне экономических проблем, переживаемых США, ЕС, Японией, ведет к созданию в мировой экономике более конкурентной среды. Появление нового игрока на этой арене – России – встречает прогнозируемое противодействие.

В этих условиях процесс полноценной интеграции России в мирохозяйственные связи на условиях, отвечающих национальным интересам страны, будет непростым даже в условиях дальнейшего накапливания положительных моментов в национальной экономике. Страны, которые рассматривают Россию как потенциально опасного конкурента на мировой экономической сцене, будут стремиться (и уже делают это) к формированию таких условий интеграции России в мирохозяйственные связи, которые в максимальной степени ограничивали бы конкурентные преимущества нашей страны. Можно ожидать, что по мере укрепления российской экономики и диверсификации структуры российского экспорта за счет выхода на внешние рынки российской конкурентоспособной продукции с высокой степенью обработки противодействие полноценному участию России в выгодах международного разделения труда будет только нарастать.

Рекомендация. В целом необходимо более целенаправленно проецировать во внешней политике, в т.ч. на европейском направлении, наше преимущество как крупного резерва глобального экономического роста, факторами которого являются внутриполитическая стабильность и высокий уровень развития человеческих ресурсов.

2. Все более заметным направлением внешнеполитической работы становится содействие российскому бизнесу за рубежом. Практическая работа в этой области осуществляется как через поддержку тех или иных конкретных проектов, так и путем улучшения международного климата для нашей деловой и инвестиционной активности.

В последние годы наблюдается активное проникновение отечественных компаний на внешние рынки – в 2006 году Россия стала третьей среди развивающихся экономик по объему прямых инвестиций за рубежом.

Российские инвестиции в зарубежные страны являются позитивным фактором для развития российской экономики, поскольку позволяют получить доступ к новым рынкам сбыта, снизить издержки производства, расширить сырьевую базу, содействуют преодолению тарифных и нетарифных ограничений, получению дополнительных конкурентных преимуществ.

3. Россия с ее производственно-технологическим, научным и образовательным потенциалом не может оставаться в стороне от глобальных экономических процессов. Именно этим продиктовано наше стремление присоединиться к ВТО и принять участие в выработке правил, регулирующих международную торговлю. В условиях незавершенности реформ и реструктуризации экономики мы отстаиваем на переговорах необходимость сохранения экономически обоснованной защиты ее отдельных ключевых отраслей. Без таких мер, разрешенных правилами ВТО, не обходится ни одна страна, какой бы развитой она ни была. Но главным вектором наших усилий является либерализация торгово-политического режима страны.

ВТО является ведущим международным институтом, устанавливающим правила международной торговли, направленные на либерализацию рынков товаров и услуг. Несмотря на неудачи нынешнего раунда многосторонних торговых переговоров, проводимых под эгидой ВТО, роль этой организации в условиях углубляющейся глобализации мирохозяйственных связей будет непрерывно возрастать.

Эффективность участия России в ВТО будет зависеть от условий, на которых Россия присоединится к этой организации, и степени готовности российских государственных структур в полной мере задействовать механизмы и процедуры, действующие в ВТО, в интересах российской экономики. При этом наша принципиальная позиция должна заключаться в отстаивании обязательств, которые бы в максимальной степени содействовали экономическому развитию страны.

4. Качественно возрастает значение энергетической дипломатии. Это обусловлено лидирующей ролью российского топливно-энергетического комплекса в развитии национальной экономики на нынешнем этапе и задачами продвижения наших интересов в условиях обостряющейся конкуренции на мировой арене за привлекательные энергетические активы и рынки сбыта. Неслучайно в качестве приоритета российского председательства в “Группе восьми” в 2006 году мы выбрали тему обеспечения глобальной энергетической безопасности, по которой в Санкт-Петербурге была принята декларация, опирающаяся на баланс интересов всех участников мирового энергорынка. Так, меры, гарантирующие надежность поставок, должны последовательно подкрепляться шагами по обеспечению стабильности спроса. В целом, в энергетической сфере Россия ориентируется на создание единых для всех рыночных принципов и прозрачных условий.

При этом мы, как и другие страны, не собираемся отказываться от своих естественных конкурентных преимуществ или действовать в ущерб собственным национальным интересам. Мы будем продолжать наращивание нашего энергетического потенциала, подтверждать репутацию солидного и ответственного партнера на рынках энергоресурсов, диверсифицировать маршруты транспортировки энергоресурсов, обеспечивая устойчивое развитие нашего ТЭК и способствуя сбалансированности мировых энергорынков.

Возрастание значения энергетического фактора во внешней политике России делает все более очевидной необходимость разработки Концепции внешней энергетической политики России и механизма ее реализации как в среднесрочной, так и долгосрочной перспективе. Соответствующие шаги начаты совместно с Советом Безопасности и Минпромэнерго России.

Россия придает большое значение развитию энергетического диалога с ЕС, а также с отдельными странами Евросоюза, США, Китаем, Индией, Японией и другими странами-потребителями энергоресурсов, укреплению стратегического партнерства с ведущими производителями энергетических ресурсов (Алжир, Венесуэла, Норвегия, Саудовская Аравия и др.).

Мы рассчитываем использовать финансовые поступления от энергетического экспорта для ускорения диверсификации российской экономики, ее перевода на инновационный путь развития.

Продолжается дипломатическое сопровождение крупномасштабных инвестиционных проектов в энергетической сфере, таких как Балтийская трубопроводная система, интеграция трубопроводных систем “Дружба” и “Адрия”, газопровод “Голубой поток”, проектов газопровода “Северный поток” и нефтепроводов Восточная Сибирь – Тихий океан и Бургас – Александруполис.

5. Под полноценной интеграцией России в мирохозяйственные связи следует понимать не только улучшение структуры российского экспорта, но и географическую диверсификацию торговых обменов. Сегодня главным партнером России продолжает оставаться ЕС, на долю которого, после его расширения, приходится 52,1% товарооборота страны. На Китай, Индию, Японию и Республику Корея, которые суммарно производят около 30% мирового ВВП, приходится лишь 16% внешнеторгового оборота Российской Федерации, на географически отдаленные страны Северной и Латинской Америки, а также Юго-Восточной Азии – 7%. При этом доля России в импорте Китая, Индии, Японии и Республики Кореи составляет менее 2%, а стран американского континента и Юго-Восточной Азии - менее 0,4%. Это не позволяет говорить о нашей стране как о глобальной торговой державе. Такое положение не соответствует роли и весу России на мировой политической сцене. Соответственно возрастает и значение двусторонних отношений для продвижения наших экономических интересов.

В целом наши усилия в области регулирования мировой экономики направлены на выстраивание более демократической, справедливой системы экономических отношений. Россия готова честно конкурировать, но в интересах обеспечения международной экономической безопасности, которая в результате глобализации стала неделимой, требует от партнеров придерживаться единых правил, существующих в этой сфере.

Нам небезразлично то, на каких условиях ведущие экономические державы оказывают помощь бедным странам. Содействие международному развитию должно реально способствовать устранению региональных и страновых дисбалансов, искоренению бедности, а не консервировать экономическую отсталость.

Рекомендация. С учетом того, что Россия входит в “четверку” наиболее динамично развивающихся экономик мира (включая Китай, Индию и Бразилию – БРИК), необходимо продолжать развивать сотрудничество в этом формате, расширяя его охват за счет тем, представляющих взаимный интерес (энергетика, борьба с терроризмом). По последним оценкам “Голдман Сакс”, по совокупному объему ВВП “четверка” может обойти государства “семерки” в 2035 году.

6. В области транспорта приоритетное внимание должно быть уделено реализации потенциала России как “транзитного моста” между Европой и Азией, проработке вопросов стыковки российской транспортной инфраструктуры с общеевропейской, развитию транспортных коридоров, проходящих по российской территории, их увязке с Транссибирской железнодорожной магистралью, реализации многостороннего межправительственного Соглашения о международном транспортном коридоре “Север-Юг”.

7. Одним из приоритетов Российской Федерации в сфере многосторонней экономической дипломатии остается работа по обеспечению вступления в Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) - ведущего форума индустриальных государств по координации социально-экономической политики.

В настоящее время сложились в целом благоприятные условия для придания нового импульса усилиям по запуску переговорного процесса о нашем вступлении. Близится к завершению процесс внутренней реформы ОЭСР, по итогам которого в мае 2007 года ряду стран может быть предложено начать переговоры о вступлении в Организацию в рамках “первой волны” расширения.

В этих условиях важно не снижать обороты деятельности по наращиванию взаимодействия с ОЭСР, продолжить линию на расширение участия российских ведомств в ее комитетах и рабочих органах, активизировать двусторонний диалог в поддержку нашего вступления со странами-членами Организации.

8. По мере улучшения финансового положения России новое качество приобретают наши отношения с Бреттон-Вудскими институтами. В МВФ из получателя помощи мы уже превратились в донора и кредитора. В сотрудничестве с Всемирным банком также меняются акценты: для России Банк уже не является источником дешевых кредитов, а прежде всего инструментом передачи опыта и знаний, дополнительным подспорьем в проведении реформ. Большой интерес для нас представляет сотрудничество с Всемирным банком, прежде всего с входящими в него Международной финансовой корпорацией и Многосторонним агентством по гарантированию инвестиций, на рынках третьих стран.

9. Неплохие перспективы с точки зрения усиления политических и экономических позиций России в Азиатско-Тихоокеанском и Латиноамериканском регионах имеет подключение Российской Федерации к деятельности Азиатского банка развития и Межамериканского банка развития. Данный шаг способствовал бы дальнейшему наращиванию нашего взаимодействия с этими динамично развивающимися регионами, более глубокой интеграции России в их финансово-экономическую систему. Кроме того, участие в указанных банках потенциально способно принести и экономическую выгоду, открыв доступ российскому бизнесу к реализуемым под кредиты этих банков проектам.

10. В списке глобальных приоритетов международного сообщества проблематика защиты окружающей среды и устойчивого развития выдвигается на одно из первых мест. Именно в этой области прочно утвердился многосторонний подход к решению стоящих перед человечеством проблем. Основную роль на данном направлении играет ООН как универсальный механизм выработки согласованных решений и важнейший источник международного природоохранного права.

С учетом этого Россия стремится максимально эффективно использовать уникальные возможности, предоставляемые этой универсальной организацией, для продвижения своих подходов и отстаивания национальных приоритетов в экологической сфере, а также укрепления своего международного влияния и имиджа как одного из ключевых мировых игроков на природоохранном направлении.

Мы принимаем активное участие в развитии международного сотрудничества в этой области через работу в Советах управляющих Программы ООН по окружающей среде (ЮНЕП) и Программы ООН по населенным пунктам (ООН-ХАБИТАТ).

Россия активно использует деятельность Комиссии ООН по устойчивому развитию (КУР) – основного органа системы ООН по реализации комплексных решений Повестки дня XXI века для продвижения своих интересов и укрепления глобального сотрудничества в сфере энергетики, транспорта, сельского хозяйства с целью снижения их воздействия на окружающую среду.

Наша страна является участницей большинства основных многосторонних природоохранных конвенций. В настоящее время ведется работа по присоединению к Стокгольмской конвенции о стойких органических загрязнителях, направленной на сокращение использования, прекращение производства и последующую полную ликвидацию 12 особо токсичных химических соединений, и Роттердамской конвенции о процедуре предварительного обоснованного согласия в отношении отдельных опасных химических веществ и пестицидов в международной торговле, призванной содействовать упорядочению мирового оборота этих веществ в целях защиты здоровья человека и охраны окружающей среды.

Рекомендация. Необходимо форсировать процесс межведомственного согласования проектов соответствующих документов, так как дальнейшее промедление в данном вопросе уже в ближайшее время может лишить нас возможности эффективно конкурировать с другими странами, активно использующими в арсенале своей экономической политики экологические рычаги.

11. Россия сыграла решающую роль в процессе вступления в силу Киотского протокола к Рамочной конвенции ООН об изменении климата – важного международного инструмента по противодействию глобальным изменениям климата. При условии принятия на национальном уровне четких мер по законодательному и нормативному регулированию, контролю и отчетности реализация Киотского протокола будет экономически выгодной для России, способствуя притоку иностранных инвестиций в модернизацию российской экономики и внедрению экологически чистых технологий.

Рекомендации. Обеспечить поддержку по дипканалам международного признания России государством, находящимся в режиме соблюдения Киотского протокола, что является предпосылкой для начала реализации Проектов совместного осуществления (ПСО) в нашей стране. Обеспечить участие МИД России и РЗУ в подготовке соглашений с иностранными государствами, заинтересованными в реализации ПСО в России, добиваясь наилучших условий привлечения зарубежных финансовых ресурсов в модернизацию и повышение энергоэффективности российских предприятий.

- В отношении будущего “киотского процесса” на период после 2012 года исходить из того, что усилия по предотвращению негативных последствий глобальной проблемы изменения климата должны предприниматься всеми странами мирового сообщества.

С этим прицелом по инициативе России дан старт широкому диалогу по вопросу разработки соответствующих процедур одобрения добровольных обязательств государств по сокращению выбросов парниковых газов (ПГ).

Со своей стороны Россия открыта к широкому сотрудничеству и конструктивному диалогу со всеми заинтересованными сторонами Конвенции и Киотского протокола по вопросам выработки будущих подходов к ограничению глобальных выбросов ПГ в целях снижения антропогенного воздействия на окружающую среду и улучшения экологической ситуации на планете.


ГУМАНИТАРНОЕ НАПРАВЛЕНИЕ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ


Гуманитарное измерение внешней политики, общественная, культурная дипломатия являются важным фактором международной жизни в современном глобальном мире. Особая роль во внешнеполитической стратегии России принадлежит культурно-цивилизационному ресурсу. Исторически место и авторитет российского государства в мире определялись не только его политическим весом и экономической мощью, но и культурным наследием народов Российской Федерации, их духовным и интеллектуальным потенциалом.


Правозащитная проблематика


1. В последние годы возрастает значение правозащитной и гуманитарной проблематики, а шире – безопасности личности в общей структуре международных отношений. Это находит отражение в том, что права человека прочно заняли свое место в качестве одного из трех приоритетов ООН, наряду с вопросами безопасности и развития. При этом все три вопроса справедливо рассматриваются в их взаимосвязи. В частности, это означает, что прогресс демократии возможен только на здоровой экономической основе. Не может быть устойчивой демократии в условиях бедности и нищеты, отсутствия элементарных возможностей для самореализации личности. Подлинно демократическая форма правления основывается на развитом гражданском обществе, которое, в свою очередь, является продуктом определенного уровня социально-экономического развития.

На этом фоне трансформируются структуры международного сотрудничества в сфере прав человека. В частности, в рамках ООН создан Совет по правам человека (СПЧ). Отчетливо заявляет о себе тенденция повышения стандартов защиты прав человека на региональном уровне (Совет Европы, Европейский союз, ОБСЕ). Это сопровождается усилением международных мониторинговых функций в области прав человека. Шире становится участие институтов гражданского общества, парламентских структур в международном диалоге по вопросам прав человека.

Отношение к правам человека стало одной из граней межцивилизационных отношений. Искусственная, форсированная демократизация, навязываемая извне, не подкрепленная вызреванием внутренних предпосылок в общественных процессах, проводимая вне связи с решением других глобальных проблем, зачастую оборачивается ростом экстремизма, межнациональных и межрелигиозных противоречий, ведет к росту нестабильности и анархии в международных отношениях.

Серьезное влияние на состояние прав человека в мире оказывают миграционные процессы, прежде всего в Европе. В этой связи социальная напряженность, являющаяся следствием миграционных процессов на пространстве СНГ, вписывается в общеевропейскую картину, требуя согласованных подходов и единых стандартов решения соответствующих проблем.

Рекомендации. Наша реакция на критику по правозащитному досье в адрес России должна оставаться спокойной и взвешенной, в духе диалога и открытости к сотрудничеству. Продолжение глубоких демократических преобразований в российском обществе, выстраивание и совершенствование механизмов по обеспечению прав граждан, в том числе с использованием международных механизмов, открытость к мониторингу, в частности, по линии Совета Европы, в конечном счете должны служить укреплению внутренних правозащитных стандартов и повышению привлекательности образа России в мире.

- Необходимо сохранять наступательную позицию на таких специфически важных для нас направлениях, как защита прав соотечественников и борьба с проявлениями неофашизма в отдельных странах Европы (включая попытки героизации бывших эсэсовцев), а также целенаправленно наращивать собственную активность в международной правозащитной деятельности, вовлекая в нее российские НПО и парламентскую дипломатию. Настаивать на преодолении двойных стандартов в этой сфере, универсализации соответствующих подходов международного сообщества.

- С точки зрения интересов нашей страны и перспектив создания Большой Европы без разделительных линий важно не допустить, чтобы дискуссии по правозащитной проблематике привели к конфронтации и отравляли атмосферу сотрудничества: их важно вводить в русло спокойной системной работы по оказанию содействия конкретным странам с выходом в перспективе на сопоставимые стандарты защиты прав человека в европейском регионе и формирование на этой основе общего правозащитного пространства под эгидой Совета Европы.


Защита интересов соотечественников за рубежом

1. Для новой России, особенно в связи с тем, что в результате распада СССР за пределами страны оказались десятки миллионов наших людей, защита интересов соотечественников является естественным приоритетом внешней политики, значение которого будет только возрастать. Необходимо постоянное всемерное содействие укреплению связей соотечественников с исторической Родиной, формирование “русского мира” как уникального элемента общечеловеческой цивилизации. В работе с соотечественниками осуществляется переход от патернализма к взаимодействию на партнерской основе. Стратегическая цель состоит в том, чтобы соотечественники, укрепляя свою этнокультурную самобытность, выступали в качестве авторитетного интеллектуального, экономического и культурно-духовного партнера России в мировой политике.

В основу практической работы с соотечественниками легли три основных документа, принятых в 2006 году: Программа работы с соотечественниками за рубежом на 2006 - 2008 гг., Федеральная целевая программа “Русский язык (2006 - 2010 гг.)” и Государственная программа по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом.

Принципиально важную роль в этом плане сыграл Всемирный конгресс соотечественников, состоявшийся в октябре 2006 года в Санкт-Петербурге, который придал серьезный импульс выводу сотрудничества с соотечественниками на качественно новый уровень. Курс на содействие консолидации организаций соотечественников, укрепление позиций российской диаспоры, усиление ее связей с Россией был подкреплен созданием на конгрессе Координационного совета российских соотечественников, призванного стать партнером Правительственной комиссии по делам соотечественников за рубежом.

2. Государственная Программа по добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников нацелена на то, чтобы создавать благоприятные условия для обустройства и жизни на Родине тем нашим согражданам, кто уже решил вернуться, с учетом, разумеется, как их потребностей, так и интересов развития российских территорий. В рамках работы по реализации Программы МИД России осуществляет планомерную подготовку российских консульских учреждений к выполнению возлагаемых на них задач, в частности, обеспечивает распространение базовых документов программы и информации о ней, разрабатывает проекты соответствующих нормативно-правовых актов. К тому же реализация Программы создаст конкурентную среду на рынке труда и повысит востребованность соотечественников, их трудового и интеллектуального потенциала в тех странах, где они сейчас живут. Этот дополнительный эффект Программы стал бы важным элементом поддержки тех наших сограждан, кто чувствует свою неустроенность.

Рекомендация. Совершенствовать консульские аспекты работы с соотечественниками, в том числе в рамках Государственной программы по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом.

3. Важнейшим ресурсом защиты интересов соотечественников является сохранение русскоязычного пространства в зарубежных странах, прежде всего, повышение статуса русского языка – в том числе через поддержку русских театров и российских или славянских университетов, увеличение квот и стипендий для обучения соотечественников в российских образовательных учреждениях, расширение сети российских центров науки и культуры и “Русских (российских) домов”. Большой вклад в решение данной задачи призвано внести проведение в 2007 году “Года русского языка в мире”.


Консульская работа

1. Всесторонняя помощь россиянам, находящимся за пределами Российской Федерации, приобрела в последние годы новое звучание. Это – элемент совершенствования нашей внешнеполитической работы, поворачивающейся лицом к интересам людей, нового качества развития страны в целом.

2. Резко увеличилось количество российских граждан, выезжающих за границу: сейчас в консульских загранучреждениях зарегистрировано свыше

1,5 млн. российских граждан, постоянно или временно проживающих за рубежом, а их общее количество составляет несколько миллионов; неуклонно растет число россиян, отправляющихся за границу в деловые, частные, туристические краткосрочные поездки (в 2005 году за рубежом с туристическими целями побывало свыше 6,7 млн. россиян). Соответственно, резко увеличилось количество обращений в российские загранучреждения по вопросам оказания правовой помощи, многие из которых вызывают общественный резонанс.

Особую важность приобретает оказание содействия нашим согражданам при возникновении в иностранных государствах чрезвычайных ситуаций, вызванных осложнениями внутриполитической обстановки, военными действиями, терактами или стихийными бедствиями.

Рекомендация. Рассмотреть возможность выделения специальной статьи расходов в бюджете российских загранучреждений для оказания экстренной материальной помощи российским гражданам, попавшим в трудную ситуацию.

3. Расширение географии зарубежных поездок российских граждан, развитие торгово-экономических отношений с иностранными государствами обусловливают необходимость расширения сети российских консульских учреждений за рубежом и усиления действующих загранпредставительств.

4. Необходимо продолжать линию на упорядочение договорно-правовых отношений в миграционной и смежных областях. Безвизовый режим поездок в Российскую Федерацию должен рассматриваться не как безусловное право, а как взаимная мера, подкрепляемая ответственной политикой государств-партнеров в области борьбы с нелегальной миграцией, включая готовность к созданию и использованию механизмов реадмиссии.

5. В условиях глобализации и интенсификации мирохозяйственных связей налаживание конструктивных отношений в миграционной области должно стать важным инструментом обеспечения российских торгово-экономических интересов. В этом контексте большое значение имеет скорейшее вступление в силу подписанного в мае 2006 года Соглашения между Российской Федерацией и Европейским союзом об упрощении выдачи виз гражданам Российской Федерации и государств-членов Европейского союза, которое является этапным событием в процессе перехода к режиму безвизовых поездок с ЕС.

6. В тесном взаимодействии с другими ведомствами МИД России вносит вклад в борьбу с незаконной миграцией, предпринимает усилия по недопущению въезда в Российскую Федерацию лиц, причастных к экстремистской или террористической деятельности. Ужесточены правила выдачи виз гражданам иностранных государств, представляющих миграционную опасность для России. С этими странами ведутся переговоры о заключении соглашений о реадмиссии.

7. В связи с предстоящим введением в Российской Федерации паспортно-визовых документов нового поколения в Консульском департаменте, представительстве МИД России в Калининграде и российских загранпредставительствах в Германии и Литве в качестве пилотной зоны с 1 января 2006 года началось оформление загранпаспортов нового поколения, содержащих на электронных носителях информацию о владельце паспорта.


Сотрудничество в области культуры и науки

1. В эпоху глобализации возрастает значение международного культурного сотрудничества как эффективного средства межцивилизационного общения, обеспечения взаимопонимания между народами, преодоления конфронтации в мире. Россия, будучи великой державой, внесшей огромный вклад в развитие мировой культуры и обладающей большим научным и образовательным потенциалом, способна занимать ведущие позиции в деле развития такого сотрудничества в глобальном масштабе.

Культура должна стать действенным инструментом обеспечения внешнеполитических и экономических интересов нашей страны, формирования ее позитивного образа в мире. Об этом свидетельствует опыт ведущих мировых держав, которые рассматривают данное направление как один из элементов “мягкой силы” и для достижения своих целей задействуют значительные кадровые, финансовые и информационные ресурсы.

Российская дипслужба большое внимание в данной сфере уделяет как мероприятиям в рамках двусторонних, так и многосторонних связей, включая сотрудничество с ЮНЕСКО, Европейским союзом, участие в Совете Европы и других международных организациях.

Рекомендации. С учетом возрастающей роли культурных, научных, образовательных и спортивных аспектов международного сотрудничества необходимо активнее осваивать мировое пространство в данной области, наращивать ткань двусторонних и многосторонних связей. Большое значение имеет поиск новых форм и методов работы, в том числе в контексте взаимодействия с НПО. Важно также укрепить данную сферу дипломатической службы как с точки зрения обеспечения ее высококвалифицированными кадрами, так и в плане решения вопросов финансирования.

- Целесообразно рассмотреть возможность создания при МИД России корпуса “послов российской культуры”.

- Активно способствовать на уровне федеральных органов власти во взаимодействии с городскими властями укреплению потенциала Москвы и Санкт-Петербурга как культурно-образовательных центров СНГ, Европы и всего мира.

2. Гуманитарная дипломатия России, координатором которой является Российский центр международного научного и культурного сотрудничества при МИД России, в современных условиях выполняет важную и востребованную миссию формирования нового формата международных партнерских связей, вовлечения ресурса НПО-сообщества во внешнеполитический процесс.

Ключевая задача на этом направлении состоит в том, чтобы не только дополнять традиционные политические механизмы и институты в сфере международных отношений, но и формировать в них креативную гуманитарную среду. Особо выделяя гуманитарную составляющую глобализации, следует отметить растущее стремление к развитию диалога культур и цивилизаций, гуманитарной интеграции.

Рекомендации. Первоочередной задачей является восстановление и развитие информационно-культурного присутствия за рубежом. Речь идет об ускорении процесса открытия новых культурных центров, прежде всего в странах СНГ; организации на базе действующих представительств Росзарубежцентра региональных российских центров науки и культуры (РЦНК), обеспечивающих работу в сопредельных странах.

- С целью усовершенствования информационной политики оказать содействие реализации программы ЮНЕСКО “Информация для всех”, в рамках которой предполагается обеспечение РЦНК Росзарубежцентра информационными электронными системами “Законодательство России” и “Официальные периодические издания правовой информации”. Благодаря их базам данных, содержащим сведения о государственных нормативно-правовых актах, экологической культуре, защите интеллектуальной собственности в киберпространстве, российские НПО получат доступ к ресурсам, необходимым им в повседневной общественной и профессиональной деятельности.


РЕСУРСНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ

Диверсификация внешнеполитического инструментария


1. Возросшие возможности и ответственность России на мировой арене диктуют необходимость наращивания ресурсного обеспечения внешней политики, диверсификации внешнеполитического инструментария сообразно меняющимся реалиям международной жизни. Как показывает мировой опыт, дипломатическая служба сможет идти в ногу со временем, только действуя в унисон с другими госструктурами, парламентом, политическими партиями, деловыми кругами, политологическим сообществом своей страны. Не обойтись и без обновления инструментария дипломатической работы. Все это вместе с мерами по повышению престижа профессии дипломата должно обеспечить конкурентоспособность российской внешнеполитической службы, без которой не может быть конкурентоспособности страны в глобализирующемся мире.

В современном мире возрастает роль парламентской дипломатии и международной деятельности институтов гражданского общества, которые становятся самоценными каналами международного общения, работают на повышение взаимопонимания между народами, укрепление общих правовых начал международной жизни, органично дополняют межгосударственное взаимодействие. Это важные ресурсы всей нашей внешнеполитической работы, в особенности в сфере публичной дипломатии.

2. В основе взаимодействия МИД России и Федерального Собрания России лежит общенациональный консенсус по основным вопросам внешней политики, отражающий преобладающие настроения в обществе. Российские парламентарии активно участвуют в международных межпарламентских структурах, в том числе по линии СНГ, “Группы восьми”. Наработан хороший потенциал взаимодействия с Европарламентом, Парламентской ассамблеей Западноевропейского союза, ПАСЕ, ПА ОБСЕ, Межпарламентским Союзом, региональными межпарламентскими структурами.

Рекомендации. Наращивать сотрудничество с Евросоюзом по парламентской линии в интересах формирования единого правового пространства, защиты российских экономических интересов, совершенствования региональной политики, включая приграничное сотрудничество.

- Сосредоточиться на выработке действенной системы мониторинга электоральных процессов и ситуации в правозащитной сфере, в том числе в государствах-членах ЕС.

- Требуют дальнейшего развития межпарламентские связи на двусторонней основе, в том числе с такими стратегическими партнерами, как США, Китай, Индия.

- Перспективным направлением межпарламентского сотрудничества в Азии является усиление парламентской составляющей в деятельности ШОС. Необходимо углублять межпарламентское взаимодействие в АТЭС и с АСЕАН. Значимым инструментом российской внешней политики должно стать Российское общество солидарности с народами Азии и Африки.

Активизация внешней политики требует совершенствования ее правовых инструментов, адекватного законодательного подкрепления инициативных шагов России. МИД поддерживает интенсивный диалог с обеими палатами Федерального Собрания в интересах разъяснения наших подходов по основным проблемам международной жизни, принятия законов и ратификации международно-правовых актов, необходимых для обеспечения результативности внешнеполитического курса.

3. Вовлечение неправительственных организаций (НПО) во внешнеполитический процесс – веление времени. Это составная часть общегосударственной работы по развитию институтов гражданского общества.

Большую роль в современной дипломатии играют факторы, которые чаще всего описываются категориями “мягкой силы”, включая способность воздействовать на поведение других государств с помощью культурно-цивилизационной, гуманитарно-научной, внешнеполитической и иной привлекательности своей страны, так называемой сетевой системы общественной дипломатии, превратившейся в одну из наиболее динамично развивающихся и влиятельных сфер мировой политики.

Во всем мире НПО активно включаются в решение внутренних и международных задач. В условиях глобализации неправительственные организации, различные научные и общественные фонды зачастую берут на себя инициативу генерирования идей, способствующих урегулированию кризисных ситуаций и формированию новых подходов к решению тех или иных международных проблем. Взаимодействие с российскими институтами гражданского общества, содействие их обустройству в международном НПО-сообществе открывает новые возможности в плане обеспечения внешнеполитических интересов России на таких приоритетных направлениях, как гуманитарное, образовательное и межрегиональное сотрудничество, укрепление статуса русского языка, продвижение русской культуры и защита прав соотечественников за рубежом.

Важнейшее значение имело осуществление российской инициативы проведения “Гражданской восьмерки-2006”, что позволило сформировать полезный канал обмена информации с международными НПО. Проведение совместных мероприятий с ведущими иностранными организациями гражданского общества дает нам возможность вести диалог с ними на паритетных началах.

МИД намерен продвигать предложения об укреплении ресурсной базы российских НПО, действующих на внешнеполитическом направлении, в том числе за счет бюджетных средств. Хорошие перспективы открываются в сотрудничестве с Общественной палатой, прежде всего, ее Комиссией по международному сотрудничеству и общественной дипломатии.

Рекомендации. Развивать сотрудничество с ведущими глобальными НПО в развитии итогов встречи Президента России с их руководителями в июле 2006 года.

- Продолжить проработку вопроса о создании под эгидой МИД России общественной грантодающей структуры под условным названием “Фонд имени А.М.Горчакова”, через которую можно было бы оказывать поддержку российским НПО в интересах продвижения внешнеполитических приоритетов России.

- В контексте Указа Президента России об образовании при федеральных министерствах общественных советов проработать вопрос о создании такого института при МИД России в виде пула отечественных НПО международной специализации с привлечением соответствующих структур Общественной палаты, который может стать одним из важных механизмов дальнейшего развития взаимодействия МИД с российским гражданским обществом.

4. Перспективным направлением является активизация взаимодействия с религиозными организациями и объединениями. Укрепившееся за последние годы сотрудничество МИД России с Русской православной церковью (РПЦ) способствует реализации ряда предложений РПЦ, касающихся ее участия в работе международных организаций, в частности, создания консультативных религиозных органов при ООН, ЮНЕСКО, Совете Европы.

Плодотворно развивается взаимодействие с мусульманскими организациями России, которое нацелено на развитие традиции толерантного ислама и ограничение воздействия на российских мусульман со стороны международных экстремистских исламских кругов. Статус наблюдателя в Организации Исламская конференция дает нам возможность продвижения внешнеполитических инициатив в странах исламского мира во взаимодействии с российскими мусульманскими общинами.

Укрепляется сотрудничество с еврейскими и буддистскими общинами.

5. Важно обеспечить весомое участие российских политологических центров, специализирующихся на международной проблематике, в формировании общественного мнения страны по международным вопросам – иначе за него будут выдавать суждения экспертов из хорошо профинансированных российских филиалов зарубежных политологических центров. Трудно переоценить роль российского политологического сообщества в формировании мирового общественного мнения по актуальной международной проблематике. В этих целях предстоит решить целый комплекс вопросов финансово-организационного характера по укреплению профильных институтов РАН, налаживанию с ними и другими авторитетными политологическими центрами связей и сотрудничества в соответствии с имеющейся международной практикой.

Важную роль в этой работе предстоит сыграть Научному совету при Министре иностранных дел, объединяющему руководителей ведущих российских профильных научных организаций.

Рекомендации. Необходимо комплексное и системное осмысление ситуации в сфере информационно-аналитического сопровождения внешней политики с целью создания механизма постоянного взаимовыгодного и заинтересованного сотрудничества госструктур и научно-экспертного сообщества.

- Содействовать деятельности российских НПО за рубежом, в первую очередь на пространстве СНГ и в развивающихся странах, а также по линии международных организаций, включая ООН, “Группу восьми” и Совет Европы, развивая и совершенствуя те направления работы, которые были заложены в период российского председательства в двух последних структурах в 2006 году.

6. Результативной внешней политике требуется поддержка со стороны деловых кругов. Позитивной оценки заслуживает вклад российского бизнеса, в частности компаний ОАО “НК Роснефть” и ЗАО “Интеррос”, в развитие подведомственных учебных заведений МИД России в плане подготовки профессиональных кадров на стыке бизнеса и дипломатии.

Рекомендация. Рассмотреть возможность перехода в перспективе к общепринятой международной практике кадрового “перелива” между дипломатической службой с одной стороны и различными элементами гражданского общества (НПО, политологические центры и корпоративный сектор) с другой. Это решало бы кадровые проблемы дипслужбы на соответствующих участках и способствовало бы повышению эффективности нашей работы и росту интегрированности всего внешнеполитического процесса, имея в виду необходимость отражения всего спектра мнений и интересов, существующих в российском обществе.


Межрегиональное и приграничное сотрудничество

1. Одним из перспективных направлений внешнеполитической работы, идущих в русле общих международных тенденций, являются связи по линии регионов и приграничное сотрудничество. Эффективное использование этих инструментов внешней политики призвано содействовать хозяйственному подъему российских регионов, привлечению иностранных инвестиций и передовых технологий в их экономику, более равномерному распределению экономического роста на территории страны, созданию благоприятной атмосферы для гуманитарных обменов.

Огромный пограничный периметр, большое количество сухопутных и морских соседей, многообразие возможностей российских регионов в плане международного сотрудничества образуют значительный ресурс развития страны. За последние 15 лет достигнут ощутимый прогресс в этой области. Практически с нуля налажены механизмы внешнеэкономической деятельности регионов, включая приграничное сотрудничество. В то же время наметились негативные моменты, требующие скорейшего решения. В их числе нелегальная миграция, контрабандная торговля, наркотрафик, другие проявления криминализации приграничья. Очевидно, что здесь необходим комплексный подход с привлечением всех заинтересованных структур госаппарата, частного сектора, неправительственных организаций.

2. Необходимо продолжать работу по структурированию системы институтов, действующих в интересах развития межрегионального и приграничного сотрудничества. Координирующую роль по-прежнему должны играть Совет глав субъектов Российской Федерации при МИД России и его рабочий орган – Консультативный совет субъектов Российской Федерации по международным и внешнеэкономическим связям. Действенную помощь регионам в налаживании и развитии их международных связей оказывают территориальные представительства Министерства. Другими важными каналами взаимодействия с федеральными и региональными органами власти являются Межведомственная комиссия по приграничному сотрудничеству и Рабочая группа Совета Федерации.

3. Нашими приоритетными партнерами по межрегиональному сотрудничеству являются соседи по СНГ, страны Евросоюза и Китай. Расширение связей с ними на уровне субъектов Федерации существенно дополнит межгосударственные отношения, будет способствовать углублению интеграции России в мировую экономику.

Рекомендации. Продолжить работу над проектом создания Ассоциации регионов стран СНГ, которая могла бы стать партнером Ассоциации европейских регионов. Принять дополнительные меры по упрощению процедуры пересечения границы для жителей приграничных территорий. На опыте функционирования российско-украинского еврорегиона “Ярославна” (в составе Курской и Сумской областей) проработать вопрос о распространении данной формы сотрудничества на другие направления региональных связей.

- На европейском направлении содействовать расширению регионального формата сотрудничества с Советом Европы, Комитетом местных и региональных властей Европы.

- Новый импульс дальнейшей работе на этом направлении должно придать приведение нормативной базы межрегионального и приграничного сотрудничества в соответствие с международными стандартами. Важным ориентиром могут служить нормы, установленные правовыми инструментами Совета Европы, лежащими в основе функционирования еврорегионов.

- С учетом опыта взаимодействия в СНГ и Европе внедрять наиболее эффективные пути развития приграничного и межрегионального сотрудничества на азиатском направлении.

- Расширить практику проведения региональных экономических форумов с привлечением зарубежных участников по примеру Санкт-Петербургского, Сочинского, Байкальского, Дальневосточного экономфорумов.


Информационное обеспечение внешней политики


1. Образ России в последние годы основательно меняется в связи с демократическим возрождением страны. Донести смысл и динамику этих изменений до широких кругов мировой общественности, дать нашим зарубежным партнерам объективную и точную информацию о нашей позиции по основным международным проблемам, о внешнеполитических инициативах и шагах Российской Федерации - важнейшая цель информационной работы за рубежом.

Роль информационной составляющей во внешнеполитической деятельности становится все более существенной. Тональность восприятия итогов переговоров, тех или иных фактов, событий и тенденций в сфере международных отношений во многом формируется не столько принятыми документами, сколько их информационным фоном - комментариями политологического сообщества, экспертными выступлениями, публикациями в СМИ. Это справедливо для информационного сопровождения как внешней, так и внутренней российской политики. Грань между этими направлениями информационной работы условна. И наша главная задача — выстраивать эффективные информационные кампании везде, где появляются реальные вызовы интересам России, поддерживая широкий общественный консенсус вокруг внешнеполитического курса России.

Особую актуальность приобретает наращивание усилий по противодействию стереотипно антироссийскому мышлению в США и ряде стран Европы. При этом важно учитывать, что речь идет о целенаправленной официальной пропаганде, призванной обеспечить реализацию внешнеполитического курса соответствующих столиц, в том числе их российской политики. Эта линия уже дает сбои: не все, в том числе в Европе, готовы следовать в ее фарватере, все труднее становится подкреплять с информационного угла политику, сплошь и рядом доказывающую свою несостоятельность, неадекватность современным реалиям. Поэтому стоит более широкая задача содействия объективному восприятию России повсюду в мире, что требует системных действий как на межгосударственном, так и неправительственном уровне, включая парламентские обмены, связи по линии регионов, бизнеса, научного сообщества и общественности.

Мы стремимся существенно расширить русло формируемого информационного потока посредством создания сети зарубежных информационных площадок, расширения круга взаимодействия с российскими СМИ и СМИ соотечественников.

Важнейшая задача – осваивать мировые информационные площадки. Здесь уже есть определенные достижения: запущен англоязычный телеканал “Russia Today” (на подходе – его арабо- и испаноязычные версии), стремятся расширить свое вещание за рубежом общенациональные российские каналы. Такое стремление надо поддержать.

При активном содействии Министерства “Российской газетой” инициирован масштабный проект по выпуску приложений с материалами о России в ведущих изданиях зарубежных стран, прежде всего “восьмерки”. Первые выпуски уже появились в “Daily Telegraph”. Есть творческие удачи у РГРК “Голос России”, у РИА “Новости”.

Важно теперь из отдельных достижений сложить отлаженную систему по образцу имеющихся у наших основных партнеров. Учитывая вызовы, с которыми сталкивается Россия в этой сфере, необходим координирующий центр по информационной работе. На недостаточное внимание к этому нам указывают и наши международные партнеры. В этом есть все основания рассчитывать на заинтересованное участие российского бизнеса, чьи интересы в немалой степени зависят от имиджа России.

Отдельное внимание - стилю нашей информационной работы за рубежом. Ее наступательный характер вовсе не означает возвращения к конфронтации и идеологическому противостоянию. Но пора перестать оправдываться по всякому поводу: у России и западных стран много общего, но есть немало того, что нас отличает - и этим мы друг другу интересны. При возрастании элементов сходства будут сохраняться и элементы, обусловливающие уникальность каждой страны, включая Россию и США, и уходящие корнями в различия на уровне мироощущения, связанные с культурно-цивилизационными характеристиками общества. Дискуссия на эту тему представляется назревшей и, инициируя ее, мы вполне можем рассчитывать на поддержку влиятельных кругов внутри западного сообщества, например, консервативного христианско-демократического спектра, и за его пределами (в исламском мире), внося, тем самым, свой вклад в диалог цивилизаций.

Рекомендации. В целях придания нашей информационной работе наступательного характера необходимо уделить большее внимание восстановлению должного уровня иновещания государственных информационных агентств, укреплению и расширению сети их представительств за рубежом. Положительный пример – англоязычный канал “Russia Today”, в работе которого больше внимания следует уделять показу внутрироссийской жизни.

- Важный ресурс этой работы – иностранные компании, имеющие деловые интересы в России, которые страдают от политизации информации о России в мировых СМИ.

2. Существенный потенциал формирования объективного образа России несет в себе работа с соотечественниками в ближнем и дальнем зарубежье. Нам нечего скрывать, надо попросту умело и доходчивым языком, а также своевременно транслировать информацию.

Рекомендация. В условиях возросшей за последние годы политизации истории, использования исторических событий в интересах определенных политических кругов ряда восточноевропейских и прибалтийских стран, а также некоторых государств СНГ, важной задачей является разработка ретроспективной информации на основе массива документов, хранящихся в фондах Архивов Министерства.

3. Набирающая обороты агрессивная кампания политизации исторической тематики требует в целом активизации разработки документальных источников. С этой целью необходимо более тесное взаимодействие с представителями российских научных и общественных кругов, с государственными и пользующимися государственной поддержкой СМИ, которое строилось бы на основе привилегированного партнерства, прежде всего за счет расширения их преференциального доступа к документальным источникам для подготовки взвешенных и аргументированных публикаций, использования в дискуссиях и выступлениях на международных конференциях.

Рекомендация. Вести дело к формированию совместных групп историков по трудным вопросам двусторонних отношений с отдельными странами. Тематика подобных исследований могла бы включать в себя совместное изучение ключевых исторических вопросов, включая истоки “холодной войны”, имеющие значение для современного этапа развития международных отношений.


Внешнеполитическая координация


1. Обеспечение единства внешней политики – важнейшая задача государства. Сбои в координации в этой сфере чреваты серьезными политическими издержками. Этот вопрос приобретает особую остроту в условиях, когда к международной деятельности подключается все большее число разнообразных игроков. Все они, включая Федеральное Собрание, субъектов Федерации, НПО, бизнес, СМИ, имеют свои законные интересы, могут и должны внести важный вклад в обеспечение объективного восприятия России за рубежом, адекватное информирование иностранных партнеров об оценках и настроениях российского общественного мнения.

Задача МИД России состоит в том, чтобы общий вектор действий госструктур и гражданского общества в области внешней политики соответствовал общенациональным интересам, способствовал укреплению безопасности и развитию России. Правовые рамки для такой работы в части обеспечения согласованного взаимодействия органов исполнительной власти с органами законодательной и судебной власти, а также выполнения международных обязательств России созданы Указом Президента Российской Федерации от 12 марта 1996 года № 375 “О координирующей роли Министерства иностранных дел Российской Федерации в проведении единой внешнеполитической линии Российской Федерации”.

В остальном такая координация может быть обеспечена в рамках плотного взаимодействия МИД России со всеми указанными “игроками”, включая возможности целевого финансирования их международной деятельности в соответствии с общепринятой международной практикой.


Приложение 1


Перечень

основных политико-дипломатических, научно-практических и общественно-политических мероприятий, проведенных МИД России или с его участием, материалы которых были использованы при подготовке Обзора внешней политики России


1. Совещание послов и постоянных представителей Российской Федерации 27 июня 2006 г. с участием Президента Российской Федерации

2. Заседание Научного совета при Министре иностранных дел Российской Федерации 10 ноября 2006 г. на тему “О подготовке Обзора внешней политики России”, с участием руководителей академических институтов, ведущих ученых и политологов, представителей гражданского общества

3. Круглый стол по Посланию Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации 19 мая 2006 г., организованный Аналитическим советом Фонда “Единство во имя России” при Всероссийской политической партии “Единая Россия” с участием МИД России

4. Круглый стол на тему “Пространство и время в мировой политике и международных отношениях”, проведенный 22-23 сентября 2006 г. Комиссией Общественной палаты по международному сотрудничеству и общественной дипломатии

5. Всемирный саммит религиозных деятелей 3 июля 2006 г.

6. Х Всемирный Русский Народный Собор

7. VII съезд Всероссийской политической партии “Единая Россия” 2 декабря 2006 г.

8. Всемирный газетный конгресс 5-6 июня 2006 г.

9. Всемирный конгресс соотечественников 24-25 октября 2006 г. в Санкт-Петербурге

10. Саммит “Большой восьмерки” 15-17 июля 2006 г. в Санкт-Петербурге

11. Мероприятия по линии Международного форума неправительственных организаций “Гражданская восьмерка 2006”:

а) Круглые столы в рамках работы форума 3-4 июля 2006 г. в Москве:

- “Формирование глобальной социальной и экономической политики в целях устойчивого развития”;

- “Глобальная безопасность и интересы общества”;

- “Глобальная энергетическая безопасность: взгляд в будущее”;

- “Профессиональное образование: партнерство и возможности”;

- “Экология: проблемы и приоритеты международного сотрудничества в области охраны биоразнообразия и нераспространения ГМО”;

- “Борьба с распространением ВИЧ/СПИДа: от денег к действию”;

- “Бизнес и общество: механизмы взаимодействия”;

б) Саммит “Юношеской восьмерки” 10-18 июля 2006 г. в г. Пушкин под Санкт-Петербургом;

в) Международный “круглый стол” НПО “Форум Африканского партнерства и повестка дня для развития Африки” 24-25 октября в Москве в рамках проекта “Гражданская восьмерка 2006”;

г) Итоговая конференция “Гражданской восьмерки” 2 декабря 2006 г. в г.Москве

12. Форум гражданского сотрудничества Европейского союза и России “Вместе в будущее” организованный 17-20 ноября 2006 г. в г.Лахти (Финляндия) Обществом Финляндия –Россия, Александровским институтом Хельсинского университета, Росзарубежцентром при МИД России

13. Третья встреча “Форума для будущего” 1 декабря 2006 г. в г.Аммане (Иордания) на уровне министров иностранных дел в рамках инициативы развития партнерства “восьмерки” с регионом Ближнего Востока и Северной Африки (РБВСА) с участием российских НПО, Российско-арабского делового совета, представителей научно-экспертных кругов

14. Круглые столы и международные конференции, проведенные в течение года МИД России совместно с Росзарубежцентром в рамках реализации министерской программы “Ньюсмейкеры о России”:

- “Российская дипломатия и деятельность ООН” (Аддис-Абеба);

- “Роль России в международных делах” (Каир, Александрия);

- “Итоги председательства России в “Большой восьмерке” (два “круглых стола”, Рим);

- “Проблемы обеспечения энергетической безопасности на европейском континенте” (Афины, Белград, Вена);

- “Стратегия развития России” (София, Братислава);

- “Вопросы интеграции на постсоветском пространстве” (Варшава, Пекин) ;

- “Вызовы глобализации: региональный аспект” (Улан-Батор, Краков);

- “Россия в борьбе с терроризмом” (Ханой, Лусака);

- “Вопросы борьбы с терроризмом в рамках ШОС” (Дели);

- “Информационные аспекты международной безопасности” (Берлин)

15. Конференция, организованная совместно с Секретариатом СЕ 8-9 июня 2006 г. в г.Сыктывкаре на тему “Проблемы развития межрегионального и приграничного сотрудничества российских регионов”, в которой приняли участие представители федеральных и региональных органов власти Российской Федерации, ученые-эксперты СЕ

16. Мировой общественный форум “Диалог цивилизаций”, проведенный в сентябре-октябре 2006 г. на о.Родос (Греция) российскими НПО – Центром национальной славы и Фондом Андрея Первозванного при содействии МИД России

17. Экспертное совещание по межцивилизационному взаимодействию проведено 14 ноября 2006 г. в МГИМО (У) в контексте продвижения испано-турецкой инициативы создания “Альянса цивилизаций”, развития диалоговой структуры “Форум для будущего” в рамках партнерства “Группы восьми” с РБВСА, обсуждения вопросов взаимодействия России с ОИК и работы “Группы стратегического видения: Россия – исламский мир”

18. Конференция “Россия-исламский мир”, организованная Группой стратегического видения (российский сопредседатель - Е.М.Примаков) в июне 2006 г. в г.Казани

19. Круглые столы по проблематике ближневосточного урегулирования, проведенные в июле, ноябре 2006 г. в пресс-центре РИА “Новости” с участием российских и зарубежных дипломатов, ученых, политологов, журналистов

20. По проблематике взаимодействия Россия –АСЕАН при содействии МИД России прошли:

- круглый стол 21 сентября 2006 г. в г. Иркутске в рамках четвертого Байкальского экономического форума;

- семинар, организованный 3-4 октября 2006 г. в г.Москве ИМЭМО РАН совместно с сингапурским Институтом исследований стран ЮВА

21. При содействии МИД России в Институте Африки РАН в мае 2006 г. проведен круглый стол по развитию торгово-экономических отношений со странами континента. По его итогам были подготовлены концептуальные предложения по развитию возможностей наращивания нашего сотрудничества с африканскими государствами

22. В МИД России были проведены межведомственные ситуационные анализы:

- 3 июля 2006 г. по развитию ситуации в Иране и вокруг него в контексте осуществляемой Тегераном ядерной программы;

- 29 сентября 2006 г. по вопросам развития многостороннего сотрудничества на пространстве СНГ

23. В МИД России совместно с Институтом Латинской Америки РАН 17 мая 2006 г. было проведено межведомственное совещание на тему “О влиянии внутриполитических процессов в Латинской Америке на позиции России в этом регионе”


Приложение 2


Список организаций, представивших
материалы к Обзору внешней политики
Российской Федерации

    1.
    Комитет по международным делам Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации
    2.
    Комитет по международным делам Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации
    3.
    Комитет по делам СНГ и связям с соотечественниками Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации
    4.
    Общественная палата (Комиссия по международному сотрудничеству и общественной дипломатии)
    5.
    Аппарат Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации
    6.
    Совет при Президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека
    7.
    Торгово-промышленная палата
    8.
    Институт Африки РАН
    9.
    Институт Востоковедения РАН
    10.
    Институт Дальнего Востока РАН
    11.
    Институт Европы РАН
    12.
    Институт мировой экономики и международных отношений РАН (Центр международной безопасности)
    13.
    Институт США и Канады РАН
    14.
    Институт экономики РАН
    15.
    Дипломатическая академия МИД России
    16.
    МГИМО (У) при МИД России
    17.
    Российский институт стратегических исследований (РИСИ)
    18.
    Институт проблем глобализации (ИПРОГ)