МИНИСТЕРСТВО ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Официальный сайт

Главная страница \ Информация о текущей деятельности МИД России \ Информационные материалы Министерства иностранных дел \ Пресс–служба МИД России \



Интервью Постоянного представителя России при Европейском союзе В.А.Чижова информагентству «Россия сегодня», 10 апреля 2015 года


694-11-04-2015

Вопрос: Владимир Алексеевич, стоит ли, на Ваш взгляд, ждать усиления поляризации мнений в Евросовете по санкциям в отношении России после визита Премьер-министра Греции в Россию? Могут ли голоса стран, не поддерживающих политику санкций, стать более смелыми?

Ответ: Я думаю, что речь может идти не о поляризации, а о том, что наличие различных подходов среди стран-членов к вопросу о санкциях может в итоге повлиять на официальную позицию самого ЕС. О досрочной отмене санкций говорить не стоит. В то же время для их продления требуется единогласное решение стран-членов Евросоюза. Своего рода лакмусовой бумажкой станет середина лета, когда подойдет к концу годичный срок действия экономических санкций, введенных под совершенно надуманным предлогом подозрений в причастности России к катастрофе малайзийского самолета.

Вопрос: Но ведь последний саммит глав государств ЕС решил увязать санкции с полным исполнением Минских соглашений, имея в виду, что это может произойти не раньше конца декабря текущего года.

Ответ: Это тот минимальный общий знаменатель, на котором удалось сойтись 28 странам ЕС. В последнее время у меня складывается впечатление, что поддержание внутреннего единства стало для Евросоюза самоцелью. Важным становится не содержание решений, а сам факт их единогласного принятия. К чему все это приведет, насколько убедительным в результате всего этого будет Евросоюз на международной арене, я думаю, можно будет судить достаточно скоро.

Вопрос: Досрочной отмены санкций до середины лета ждать не стоит?

Ответ: Для этого ведь тоже нужен консенсус. Я думаю, что сторонники отмены санкций консенсуса не наберут. Поэтому не на этом стоит акцентировать внимание, а на том, сможет ли руководство ЕС собрать консенсус в пользу продления санкций.

Вопрос: Или их усиления.

Ответ: Полагаю, усиление санкций так же маловероятно, как и их досрочная отмена.

Вопрос: В связи с заявлениями Премьер-министра А.Ципраса о том, что Греция – суверенное государство, которое имеет полное право на самостоятельную внешнюю политику, то есть может налаживать связи с теми странами, с которыми она хочет их налаживать, могут ли другие государства ЕС стать смелее в этом вопросе?

Ответ: Посмотрим. Гадать о степени смелости тех или иных стран и тех или иных руководителей я не хочу. Я уже упомянул, что выработка единой позиции ЕС становится самоцелью, но это ведь происходит, в том числе, за счет того, что от некоторых стран требуют поступиться своими национальными интересами ради есовской солидарности, причем превратно понимаемой. На каком-то этапе в будущем, наверное, многие в ЕС станут более активно задаваться вопросом о цене такой солидарности. На Западе, в том числе в Евросоюзе, в последние месяцы очень любят рассуждать о цене для России того, что она делает в контексте украинского кризиса. Но этот же вопрос можно обратить и к ним – о цене той солидарности, ради которой страны ЕС вынуждены жертвовать своими национальными интересами.

Вопрос: Одной из ключевых тем встречи Премьер-министра Греции с Президентом России стал вопрос восстановления темпов роста взаимного товарооборота. Кроме того, в ходе визита А.Ципраса в Москву звучали заявления о том, что Греция заинтересована в инвестициях в газовую отрасль. Может ли это расшевелить интерес европейских инвесторов к России? Тех инвесторов, которые сдерживают свою работу с российским бизнесом из осторожности, несмотря на то, что сами не попали под санкции?

Ответ: Мои контакты с представителями европейского бизнеса подтверждают, что бизнес-сообщество уже задумывается над тем, к чему может привести навязываемая бизнесу практика самоцензуры. Причем некоторые обращают внимание и на то, что санкции ЕС сформулированы менее конкретно, чем американские. Это ставит бизнес Евросоюза даже в более сложное положение по сравнению с американским. Были случаи, когда в силу такой неясности санкционных требований и упомянутой самоцензуры европейские компании проявляли сдержанность и сомневались в каких-то проектах с российскими коллегами, а потом обнаруживали, что американские товарищи на этом поле их переигрывают.

Вопрос: Как Вам кажется, визит А.Ципраса может подтолкнуть европейские компании отказываться от самоцензуры?

Ответ: Я думаю, не только визит, но и сама ситуация, в том числе те проблемы, с которыми сам европейский бизнес сталкивается, вполне вероятно, будут подталкивать его к тому, чтобы наращивать давление на соответствующие правительства. Такие факты нам уже известны.