МИНИСТЕРСТВО ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Официальный сайт

Главная страница \ Информация о текущей деятельности МИД России \ Информационные материалы Министерства иностранных дел \ Пресс–служба МИД России \



Ответы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на вопросы СМИ в ходе пресс-конференции по итогам деятельности российской дипломатии в 2011 году

Москва, 18 января 2012 года



51-18-01-2012

    Вопрос: В результате событий в Северной Африке и на Ближнем Востоке в этих странах к власти приходят в основном исламистские партии. Как Вы оцениваете происходящие там изменения? Как они, по Вашему мнению, отразятся на ситуации в регионе и в мире в целом?

    С.В.Лавров: Безусловно, внимание многих ведущих государств приковано к этому региону. Думаю, что перемены там еще не завершились, и мы являемся свидетелями только начального этапа изменений. Необходимо отдавать себе отчет, что, если мы поддерживаем решение народов определять свою судьбу, то внешние силы должны принимать этот выбор и не вмешиваться в национальный диалог и избирательные кампании.

    В Египте закончилась избирательная кампания, растянувшаяся на несколько месяцев. В качестве ведущих сил в парламент пришли партии исламистского толка – партия, созданная «Братьями-мусульманами», и более радикальные силы. Главный итог египетских выборов – необходимость работать со всеми, кто находится в рамках конституционного поля. Это ключ к тому, чтобы происходящие события помогали стабилизировать регион и решать социально-экономические проблемы, которые являются первопричинами народных протестов в странах Ближнего Востока и Северной Африки.

    Еще раз подчеркну – нельзя пытаться вмешиваться в эти процессы, тем более с применением военной силы. Недопустимо также «подстраивание» данных процессов под интересы стран, не имеющих отношения к региону. Мировое сообщество должно вырабатывать политику, исходя из позиций, которые занимают народы соответствующих стран. Повторю, мы пока не можем в полной степени осознать масштаб перемен, которые переживают начальный этап. В нынешней ситуации важно руководствоваться известным врачебным принципом – «не навреди». Необходимо поддерживать национальный диалог и объяснять оппозиционным силам, что они должны договариваться в рамках политического процесса. Подстрекательство же оппозиции к вооруженной борьбе и свержению того или иного режима приведет к большой войне, от которой пострадают не только страны регионы, но и государства, находящиеся далеко за его пределами.

    Вопрос: На прошлой неделе Секретарь Совета Безопасности России Н.П.Патрушев заявил, что у России есть сведения о подготовке западными странами и Турцией военной интервенции в Сирию, включая введение бесполетной зоны. В то же время Великобритания, Франция, Турция и НАТО опровергли эту информацию. Не могли бы Вы прокомментировать ситуацию? Откуда у России подобная информация?

    С.В.Лавров: Сведения о возможной военной интервенции против Сирии и создании бесполетной зоны по «ливийскому опыту» мы черпаем из СМИ и других источников, которые подтверждают наличие планов, как минимум, на стадии обсуждения дальнейших действий, если ситуация в САР будет сохраняться в нынешнем виде.

    Надеюсь, опровержения, которые я слышал, были сделаны искренне и отражают реальный подход соответствующих государств к сирийскому кризису. Рассчитываю, что эти утверждения отвечают позиции России о недопустимости внешнего вооруженного вмешательства. Вопрос о бесполетной зоне действительно обсуждается западными коллегами. Думаю, эта тема не может оставаться за пределами дискуссий в НАТО. Бесполетная зона для Сирии является нецелесообразными методом действий, поскольку, в отличие от ливийской ситуации, Дамаск не применяет авиацию против мирного населения. С другой стороны, существуют альтернативные идеи для реализации на практике. Например, направление в Сирию т.н. «гуманитарных конвоев» с целью спровоцировать реакцию правительственных сил и пограничников, а также создать впечатление гуманитарной катастрофы в стране. Неприемлемым и контрпродуктивным является поставка оружия для боевиков и экстремистов, которые пытаются использовать протесты для силового захвата власти в некоторых районах городов САР. Подобные действия ведут к раскручиванию спирали насилия. Россия и Лига арабских государств выступают за прекращение любого насилия в Сирии, откуда бы оно ни исходило, – я цитирую одно из первых положений плана ЛАГ. Те, кто имеет влияние на вооруженные группы в рядах оппозиционеров, должны употребить его для прекращения насилия со стороны оппозиции. В свою очередь, тем, кто поддерживают диалог с правительством Сирии, следует настаивать на прекращении применения силы против гражданского населения со стороны властей.

    Вопрос: Постпред США при ООН С.Райс на днях критиковала действия России в связи с появлением информации о доставке российским судном боеприпасов в Сирию. Как Вы можете это прокомментировать?

    С.В.Лавров: Мы не считаем необходимым объясняться и оправдываться в связи с тем, что российское судно разгрузилось в сирийском порту, поскольку Россия не нарушает международных договоренностей и резолюций Совета Безопасности ООН. Наша страна торгует с Сирией только тем, что не запрещено международным правом. Односторонние санкции, введенные США, ЕС и некоторыми другими странами, не могут рассматриваться нами в качестве легитимных при учете действий, предпринимаемых Российской Федерацией. Односторонние санкции – это всегда подрыв коллективных усилий по любой ситуации. Если кто-то хочет задействовать СБ ООН, то необходимо все решать в Совбезе: договариваться о необходимости санкций, способах, которые можно задействовать для успокоения ситуации, и т.д. Недопустим метод, когда кто-то самостоятельно, без консультаций с партнерами решает применять принудительные меры в виде серьезных санкций, а потом в Совете Безопасности ООН требует выполнения принятых им решений.

    Вопрос: Сергей Викторович, в конце месяца Вы планируете посетить Японию. Складывается впечатление, что за четыре года при Президенте России Д.А.Медведеве политические отношения между нашими странами несколько ухудшились. В частности, российское руководство заявляет, что Курильские острова являются частью территории России как справедливый результат Второй мировой войны, и этот вопрос закрыт. Значит ли это, что Россия собирается сотрудничать с Японией только в экономической сфере, а территориальная проблема обсуждаться не будет?

    С.В.Лавров: Я бы не стал характеризовать наши отношения за несколько прошлых лет как ухудшившиеся. Россия рассматривает Японию в качестве важного партнера в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Мы наладили эффективную координацию в ходе подготовки к саммиту АТЭС во Владивостоке. Это подтвердилось в ходе беседы между Президентом России Д.А.Медведевым и Премьер-министром Японии Е.Нодой в Гонолулу «на полях» встречи АТЭС в верхах в ноябре 2011 г. Безусловно, Россия заинтересована в развитии торгово-экономического и инвестиционного сотрудничества с Японией. Но могу заверить, что мы ощущаем не меньший интерес со стороны наших японских партнеров.

    Сегодня Япония входит в десятку ведущих экономических партнеров России. В последнее время мы восстановили товарооборот, который был подорван кризисом 2008 г. В 2011 г. он вырос на треть и приблизился к максимальным докризисным показателям - порядка 30 млрд. долл. Это неплохой результат, но возможностей у наших стран гораздо больше, потенциал не исчерпан. Результат достигнут, несмотря на трудности, с которыми столкнулась японская экономика в связи с природно-техногенной катастрофой. Мы также отмечаем, что японские инвестиции в российскую экономику составляют порядка 10 млрд. долл.

    Активно сотрудничаем с японской стороной в топливно-энергетической сфере и по другим направлениям. Уверен, что новым стимулом для нашего партнерства станет взаимодействие в области мирного атома на основе соответствующего соглашения, которое ратифицировано японским парламентом в 2011 г. и вступило в силу. Говоря о перспективах, у нас есть взаимодополняемый экономический потенциал, и это хорошая предпосылка на будущее.

    Мы искренне откликнулись на беду, постигшую Японию. Россия активно содействовала преодолению последствий катастрофы на АЭС «Фукусима-1» поставками энергоносителей, направив отряды спасателей и гуманитарную помощь, принимая японских детей на отдых, оказывая консультативную поддержку в ликвидации аварии. Все это, на мой взгляд, способствовало улучшению атмосферы наших отношений, а не ее ухудшению.

    Отмечаем взаимную готовность японской стороны прийти и нам на помощь в трудный час. Оценили это в декабре 2011 г., когда российское рыболовное судно «Спарта» терпело бедствие у берегов Антарктиды. Россия признательна Японии за предложение направить свой ледокол.

    Вы справедливо отмечаете, что в нашем диалоге сохраняется вопрос мирного договора. Это старая проблема. Подтверждаю, что острова, о которых идет речь, вошли в состав нашей страны на абсолютно законных основаниях – по итогам Второй мировой войны. Это закреплено в Уставе ООН, и наш суверенитет над ними сомнению и обсуждению не подлежит.

    Мы понимаем важность взаимоприемлемого эвентуального решения проблемы мирного договора, включая аспект пограничного размежевания. Убеждены, что поиск такого решения не терпит суеты и эмоций, а требует отказа наших японских коллег от односторонних некорректных исторических международно-правовых оценок. Мы уже неоднократно говорили, что эти проблемы следует обсуждать в рамках спокойного непредвзятого диалога, в том числе по линии историков двух стран. Безусловно, максимально благоприятные условия для результативности такого диалога по заключению мирного договора будут созданы в результате широкого, без искусственных ограничений развития всего комплекса двусторонних отношений в экономике, гуманитарной сфере и в международных делах. Мы хотим быть партнерами с Японией, вырабатывать общие подходы к региональным и международным проблемам, прежде всего, в области военно-политической безопасности и вопросах налаживания сотрудничества. Созданию благоприятной атмосферы между нашими странами способствовала бы совместная хозяйственная деятельность на Южных Курилах. Для этого есть добрая воля с российской стороны.

    Россия, конечно, полагается, прежде всего, на себя. У нас есть соответствующая Федеральная целевая программа. Но мы знаем, что деловые круги Японии и некоторых других стран заинтересованы в реализации проектов сотрудничества. Среди перспективных сфер – рыбопереработка, рыбохозяйственная инфраструктура, геотермальная энергетика, туризм и др. Существуют возможности для развития такого сотрудничества на основе российского законодательства. Все эти вопросы я, безусловно, буду подробно обсуждать с моим коллегой К.Гэмбой в ходе визита в Токио, который начнется через десять дней.

    Вопрос: Сергей Викторович, в последнее время наблюдается напряженность вокруг Ирана. Есть мнение, что события в Ливии и Сирии – часть некоего большего плана, конечной целью которого является дестабилизация Ирана. Что нужно сделать Тегерану, чтобы справиться с мощным прессингом извне? Или истинная цель этого давления отнюдь не в свертывании ядерной программы Ирана, а в смене режима в этой стране?

    С.В.Лавров: Это серьезный вопрос в контексте более широкого регионального развития. Мы неоднократно говорили, что нас беспокоит и в сирийском сюжете, и в Ираке, где существенно обострилась ситуация после ухода оттуда американцев, и в Йемене, и в других государствах. За проблемами отдельных стран мы видим общую картину происходящего в этом важнейшем геополитическом регионе. В обострении отношений между некоторыми арабскими странами и Ираном, активности Турции в этих процессах проявляется тревожный момент – углубляются противоречия между суннитами и шиитами внутри исламского мира. Если не остановить такую тенденцию, она может привести к крупному конфликту внутри исламского мира.

    Как и в любой другой цивилизации, там идет борьба за влияние. Иран как древнее государство со своими традициями, историей и культурой хотел бы играть более активную роль. Турция также претендует на это. Арабские страны тоже хотят, чтобы их цивилизация не утратила свои позиции. Традиционно ведущую роль в арабском мире играл Египет. По понятным причинам сейчас египтяне больше сосредоточены на своих внутренних делах. Это серьезное движение охватывает многие регионы.

    Не хотелось бы думать, что угрозы в отношении Ирана являются частью этого процесса. Внешние силы должны не пытаться раскалывать исламский мир, а работать с целью сделать его надежным, стабильным партнером всех нас, потому что сегодня без него невозможно решать проблемы международных отношений, бороться со стоящими перед нами угрозами и вызовами.

    Теперь об Иране. Мы неоднократно говорили, что не являемся сторонниками санкций, хотя иногда они неизбежны. Именно так произошло, когда полтора года назад принималась последняя резолюция по Ирану. С ее одобрением были исчерпаны все мыслимые санкции, которые могут повлиять на поведение Ирана в ядерной области, на его сотрудничество с МАГАТЭ.

    Дополнительные односторонние рестрикции западных государств и некоторых других стран против Ирана не имеют ничего общего со стремлением обеспечить незыблемость режима нераспространения ядерного оружия. Эти действия рассчитаны на оказание «удушающего» воздействия на иранскую экономику и положение населения, вероятно, в надежде спровоцировать массовое недовольство.

    Убеждены, что есть все шансы возобновить переговоры между «шестеркой» и Ираном. Мы озабочены тем, что порой этим процессам мешают. Приведу несколько примеров. В августе 2011 г. делегация экспертов МАГАТЭ во главе с заместителем Генерального директора Агентства Г.Накартсом посетила Иран и впервые была допущена на объекты, куда их раньше не пускали. Это, безусловно, позитивный сигнал со стороны Ирана, шаг в направлении призывов, которые мы адресовали Тегерану, чтобы помимо обязательного для всех Соглашения о гарантиях с МАГАТЭ Иран также применял для начала хотя бы де-факто, а потом и де-юре положения Дополнительного протокола к Соглашению о гарантиях и модифицированного кода 3.1. Повторю, в августе прошлого года был сделан очевидный жест, подтверждающий намерение Ирана двигаться в этом направлении.

    Вдруг, в ноябре 2011 г. появился доклад Генерального директора МАГАТЭ Ю.Амано, в котором он решил факт наличия военного измерения в иранской ядерной программе, известный в течение семи или восьми лет, классифицировать как качественно новый. Для этого не было никаких оснований, но такой вывод последовал. Ситуация вызвала ненужный ажиотаж, в том числе в прессе. На страницах газет и в электронных СМИ сложно объяснить тонкости этого технического вопроса, поэтому обыватель воспринимает такую информацию как что-то новое. Вместе с китайскими партнерами нам пришлось активно этим заниматься в рамках Совета управляющих МАГАТЭ в ноябре 2011 г. В итоге (и мы признательны нашим западным партнерам) удалось принять консенсусом резолюцию по иранской ядерной программе, которая не драматизировала ситуацию, а переводила ее в изначальное русло, в контекст необходимости переговоров между Ираном и МАГАТЭ, отмечая при этом, что и Иран, и эксперты Агентства должны сознавать свою ответственность за проведение таких переговоров.

    Сейчас на основе этой резолюции готовится визит в Иран делегации экспертов МАГАТЭ во главе с заместителем Генерального директора. Тегеран выразил готовность предметно заниматься вопросами, вызывающими подозрение о наличии военного измерения в ИЯП. И опять, как и осенью прошлого года, появляются так называемые «спойлеры». К этому визиту как будто специально приурочено решение Евросоюза о новых серьезных санкциях против Ирана, включая запрет на покупку иранской нефти и существенные ограничения операций с Центральным банком ИРИ. Не говорю, что это сделано нарочно, но налицо совпадение. Иран в очередной раз осенью сделал шаг навстречу – тут же появляется доклад, который несправедливо и контрпродуктивно нагнетает эмоции. Иран сейчас ждет делегацию для начала разговора по серьезным вопросам. Санкции, которые будут приняты Евросоюзом, едва ли улучшат атмосферу для продуктивности переговоров. Не говорю уже о том, что продолжают, к сожалению, звучать угрозы применения силы против Ирана.

    Будем настаивать, чтобы «шестерка» продолжила свою работу. У нас есть информация, что иранцы также к этому готовы. На днях в Москву приезжает заместитель Секретаря Высшего совета национальной безопасности Ирана Али Багери-Кяни. Мы будем обсуждать эту тему. Между представителями Евросоюза и Ирана осуществляются контакты с целью согласовать дату очередной встречи. Думаю, всем надо сосредоточиться на этих вопросах, а не на санкциях, тем более не на угрозах применения силы.

    Вопрос: Сергей Викторович, 9 лет МТБЮ рассматривает дело руководителя сербской радикальной партии В.Шешеля. Все это время он находится в заключении. Выдвинутые против него обвинения не доказаны. Суд отказывается оплачивать приезд свидетелей, хотя обязан это сделать. У В.Шешеля пошатнулось здоровье. Ему не меняют меру пресечения. Таким образом налицо массовые нарушения. Сколько еще лет его могут судить, и что Россия предпринимает в этом отношении?

    С.В.Лавров: Россия давно выступает за закрытие Международного трибунала по бывшей Югославии. МТБЮ выполнил свои функции, причем далеко не безупречно. Мы знаем, как в следственном изоляторе скончался бывший президент Югославии С.Милошевич, хотя врачи и адвокаты просили судей обеспечить ему необходимое лечение. Нам известны факты, о которых Вы упомянули.

    По отношению ко многим обвиняемым, прежде всего, если не исключительно, к сербам, применяется неоправданно жесткий подход и, порой, необъяснимы следственные действия, которые затягиваются на бесконечный период. При этом к обвиняемым бошнякам подход совершенно другой – их оправдывают. По нашим оценкам, в Трибунале присутствует политическая предвзятость. Хотя та же Карла дель Понте, перестав быть прокурором МТБЮ, стала более свободна в своих суждениях. Именно она привела факты, которые послужили поводом, чтобы евродепутат Д.Марти инициировал расследование так называемого «дела Медикуса». Мы добьемся, чтобы оно было доведено до конца.

    Россия обращает внимание Совета Безопасности ООН при рассмотрении Советом докладов о деятельности МТБЮ на положения обвиняемых, включая В.Шешеля. Из контактов с сербской стороной знаем, что он не жалуется на свое положение и готов сам себя защищать. В случае необходимости готовы будем оказать содействие, которое предусмотрено имеющимися у нас с Сербией договоренностями о правовой помощи.

    Вопрос: По итогам августовской войны 2008 г. руководители России Д.А.Медведев, В.В.Путин, Вы, Ю.Я.Чайка, А.И.Бастрыкин говорили, что М.Саакашвили допустил акт геноцида, массового убийства. Обещали, что его будут судить российский и Международный суды, а документы будут переданы в международные организации. Но ничего не сделано. Когда будет рассмотрено дело М.Саакашвили? Какова роль ВТО в том, что его дело притормозили?

    С.В.Лавров: Неверно говорить, что этому вопросу мы не уделяем внимания. Мы активно поддерживаем иски, которые граждане Южной Осетии и России подали в Европейский суд по правам человека. Этот процесс занимает некоторое время. Дело отнюдь не остановлено.

    С ВТО этот вопрос никак не мог быть связан. Нельзя даже сравнивать и ставить на одну доску Всемирную торговую организацию (при всей важности нашего к ней присоединения) и преступления, которые совершал М.Саакашвили и которым нет и не может быть прощения.

    Вопрос: В этом году предстоит окончательное оформление вступления России в ВТО. Тем не менее, в США до сих пор существует действующая в ущерб российским интересам поправка Джексона-Вэника. Когда можно рассчитывать на ее отмену? Если это не произойдет, может ли такое развитие привести к тому, что Россия откажется от выполнения ряда своих обязательств в рамках ВТО, в частности, в отношениях с США?

    С.В.Лавров: Может. Односторонне налагаемые на одну из стран-участниц ВТО ограничения не могут быть не замечены. Отмена данной поправки назрела давно. Ее принятие в 1974 г. имело единственную цель – наказать СССР за его политику в сфере въезда и выезда граждан, что в те годы было связано со свободой еврейской эмиграции.

    С тех пор данная проблема разрешилась. Более двадцати лет назад были сняты все ограничения на выезд. Все, кому было нужно, уехали, а некоторые даже успели вернуться. В то же время поправка Джексона-Вэника все еще действует. Сами США в 1994 г. де-факто и де-юре признали, что в России гарантирована возможность беспрепятственного выезда, а с 2002 г. Соединенные Штаты признали нашу страну государством с рыночной экономикой. Тем более парадоксально, что поправка продолжает существовать, лишая Россию, с точки зрения американского законодательства, статуса страны, которая пользуется нормальным режимом торговых отношений с США.

    На практике поправка не приносит вреда, потому что каждый год Президент США вносит в Конгресс соответствующее распоряжение о приостановке ее действия, пользуясь имеющимся у него на это по закону правом. Но с правовой точки зрения ограничение сохраняется. Мы рассматриваем это как внутреннюю американскую проблему. За последние годы в Сенате придумывались различные причины для того, чтобы ее сохранить. Это связывали уже не с еврейской эмиграцией, которая не вызывает никаких проблем, а с российской позицией по закупкам куриного мяса и какими-то другими мелочами, которые даже неудобно упоминать в отношении солидной страны.

    Думаю, сейчас в Вашингтоне осознали, что эта коллизия может больно ударить по интересам американских деловых кругов. У нас есть информация, что администрация Президента Б.Обамы предполагает в ближайшее время приступить к продвижению через Конгресс соответствующей законодательной инициативы. Мы знаем и о том, что деловые круги США объединяются в некую лоббистскую структуру, чтобы обеспечить успех инициативы по отмене этой поправки, но пока этот реликт «холодной войны» остается. Это вынудило США в соответствии с их законами распространить в декабре 2011 г. на министерской конференции в Женеве заявление о том, что соглашения ВТО в торговле с Россией применяться не будут. Такое же заявление сделала российская сторона. Если к моменту завершения процесса ратификации документов о присоединении России к ВТО поправка Джексона-Вэника сохранится, то соглашения, заключенные нами в рамках ВТО, не будут применяться в торговле с США.

    Вопрос: В 2012 г. в России пройдут президентские выборы, а в Китае – 18-й съезд КПК. Какие особенности, по Вашему мнению, будут характерны для российско-китайских отношений в текущем году, и какую роль представители СМИ могут сыграть в развитии двусторонних контактов?

    С.В.Лавров: Российское руководство не раз подчеркивало, что нынешний уровень российско-китайского сотрудничества является самым высоким за всю историю двусторонних отношений. Взаимное уважение, доверие, учет ключевых интересов друг друга стали неотъемлемыми элементами двустороннего диалога. Наше глобальное партнерство по международным делам носит естественный, неконъюнктурный характер и выстраивается на длительную перспективу, потому что опирается на совпадение или близость национальных интересов двух стран. Мы поддерживаем друг друга в вопросах обеспечения суверенитета и территориальной целостности. И Россия, и Китай ставят во главу угла своей внешней политики создание максимально благоприятных условий для внутреннего развития, выступают за уважение международного права и Устава ООН, включая те его положения, которые касаются неприменения силы или угрозы силой в международных делах и необходимости мирного урегулирования споров. Конечно, Россия, также как и Китай, заинтересована в углублении торгово-экономического и инвестиционного сотрудничества, взаимодействия в целях модернизации.

    Мы не рассматриваем друг друга как геополитических конкурентов, не делим сферы влияния ни в близких нам регионах, ни за тысячи километров от наших границ. Я считаю, что в российском обществе сложился консенсус в отношении политики на китайском направлении. Знаю, что и в Китае нацелены на углубление связей с Российской Федерацией, поэтому мы высоко оцениваем перспективы дальнейшего расширения российско-китайского сотрудничества вне зависимости от того, кто войдет в состав нового руководства в обеих странах. Уверен, что это не конъюнктурные тенденции нашего стратегического партнерства с Китаем.

    Вы упомянули о средствах массовой информации. Безусловно, мы заинтересованы, чтобы СМИ максимально подробно освещали различные аспекты нашего сотрудничества. У нас хорошие планы на ближайшую перспективу. Это и трубопроводные поставки российского газа, и вторая очередь Тяньваньской АЭС. Не будем забывать, что нынешний год является годом российского туризма в Китае – так что будем заинтересованы, чтобы СМИ максимально популяризировали это событие, оно должно вызвать широкий интерес у наших граждан и среди китайских туристических операторов.

    Вопрос: Запад усиливает санкции против Сирии. Могут ли Россия и Китай совместными усилиями переломить ход событий и предотвратить повторение «ливийского сценария»?

    С.В.Лавров: Я уже касался этого вопроса. В сентябре прошлого года Россия и Китай внесли в ООН совместный проект резолюции, которую мы считаем справедливой. С тех пор прошло несколько месяцев, события развивались, и мы обновили проект. Он полностью поддерживается китайской стороной и другими странами БРИКС.

    Документ нацелен на то, чтобы, во-первых, прекратить насилие, откуда бы оно ни исходило. Во-вторых, на то, чтобы влияние в этом направлении оказывалось на всех участников конфликта: и на власти, и на вооруженную оппозицию. В-третьих, на то, чтобы политическая оппозиция, мирные демонстранты, четко отмежевались от экстремистов, которые пытаются использовать мирные протесты для провоцирования силового противостояния. В-четвертых, на поддержание миссии ЛАГ и обеспечение сотрудничества с ней всех сторон конфликта, т.е. всех групп оппозиции. И, в-пятых, этот проект предлагает незамедлительно начать национальный диалог с участием всех сирийских групп. Принципиальные положения нашего проекта заключаются в том, что все члены Совета Безопасности ООН свято уважают закрепленные в Уставе ООН принципы невмешательства во внутренние дела, неприменения силы или угрозы силой для решения споров и однозначно высказываются за мирное урегулирование кризиса в Сирии.

    Еще одно важнейшее положение напрямую вытекает из «ливийского опыта». В резолюции сказано, что ничто в ней не может быть интерпретировано как разрешающее применение силы против Сирии кем бы то ни было. Именно эти два положения являются неприемлемыми для наших западных партнеров. Говоря, что наш проект недостаточно жесткий по отношению к режиму, они уходят от ответа на главный вопрос – почему нужно молчать о проводимых в Сирии терактах вооруженной экстремистской оппозиции против административных зданий, больниц, школ? Ответа нет.

    У наших западных партнеров односторонний подход. Они категорически настаивают на исключении из резолюции фразы о том, что ничто в тексте не может быть интерпретировано как позволяющее применять силу. Не хочется говорить про «Сеньку» и «шапку», но это очень показательно.

    Мы будем настаивать на своей позиции. У нас с китайскими коллегами есть понимание, что она единая и заключается в том, чтобы эти принципиальные моменты сохранились в любом решении, которое может быть принято Советом Безопасности ООН. Есть четкая позиция и в том, что мы не поддерживаем политику санкций. Односторонне введенные санкции разрабатывались без каких-либо консультаций с Россией или Китаем. Сейчас хотят, чтобы мы «задним числом», уже от имени Совета Безопасности ООН «освятили» принятие без нас нецелесообразных, по нашей оценке, решений.

    Если кто-то вознамерился любой ценой применить силу – а я уже слышал призывы ввести в Сирию какие-то арабские войска – едва ли мы сможем воспрепятствовать этому. Но пусть такое происходит по их инициативе и будет на совести инициаторов. Никаких полномочий от Совета Безопасности ООН они не получат.

    Вопрос: Как с учетом предстоящих в стране президентских выборов будет выстраиваться внешняя политика России?

    С.В.Лавров: Я уже кратко остановился на этой теме в своем вступительном слове. Добавлю, что по Конституции внешняя политика является президентской, она опирается на прочную почву очищенных от идеологии национальных интересов. Выработка принципов нашей внешней политики стала итогом достаточно длительного процесса осмысления современного этапа международного развития и того места, которое сегодня Россия занимает в мире. Мы формулировали эти принципы и пути их воплощения в жизнь таким образом, чтобы обеспечить последовательность и предсказуемость нашей внешнеполитической деятельности.

    Мы знаем, что наши граждане хотят видеть страну самостоятельной, сильной, уверенной в себе, выступающей за справедливость на мировой арене, за дальнейшее укрепление правовых начал. Убежден, что именно такую политику граждане России будут продолжать поддерживать и после выборов. Уверен, что основополагающие принципы – прагматизм, многовекторность, открытость, настойчивое, но без конфронтации отстаивание национальных интересов – безусловно, сохранят свое значение.

    Мы ощущаем, что эти принципы приносят результат, они востребованы не только нами, но становятся универсальными в международных отношениях и воспринимаются в практических действиях на мировой арене многими государствами. Будем и дальше использовать наработанное для того, чтобы создавать максимально благоприятные условия для решения задач модернизации и для того, чтобы граждане ощущали результат – будь то расширение числа стран, с которыми мы имеем безвизовый режим, защита российских граждан, которые оказываются в непростой ситуации за рубежом, или создание равноправных, недискриминационных условий для деятельности российского бизнеса в других странах. Я имею в виду не только большой, но и средний, малый бизнес. Есть много желающих торговать с Евросоюзом или открывать там малые предприятия (типа хлебопекарен), но сейчас Европа не разрешает этого делать. Думаю, после вступления России в ВТО малый и средний бизнес почувствуют, что условия для их экспансии (в хорошем смысле слова) за рубеж будут более благоприятными.

    Вопрос: Как Вы видите будущее российско-белорусских отношений, и жизнеспособно ли Союзное государство на данном этапе?

    С.В.Лавров: Проект Союзного государства России и Белоруссии, безусловно, сохраняет свою актуальность. Много вопросов задается о том, не поглотит ли его уже сформированное Единое экономическое пространство и формирующийся Евразийский экономический союз.

    Не буду забегать вперед, но скажу, что в рамках Союзного государства есть целый ряд договоренностей, которые пока не отражены в формате Единого экономического пространства и идут дальше достигнутых «тройкой» решений. В частности, упомяну об обеспечении равных прав граждан Белоруссии в России и граждан России в Белоруссии. Такие решения уже приняты, есть шероховатости, но мы их устраняем. Это уравнивает наших граждан в социальном и других отношениях.

    Думаю, проект Союзного государства получит новое развитие, в том числе с учетом того, что его Исполнительным секретарем избран Г.А.Рапота. Он опытный человек и сможет оценить, что еще можно сделать на благо наших стран. Уже не говорю о военной и оборонной составляющих Союзного государства. Мой прогноз – оно будет развиваться с учетом и в контексте тех интеграционных процессов, в которых участвуют Россия и Белоруссия.

    Вопрос: Мой вопрос разбит на три части. Каким был прошедший 2011 г. для российско-азербайджанских отношений? Намерена ли Россия в дальнейшем активизировать свое посредничество в нагорно-карабахском урегулировании? В этой связи уточните, пожалуйста, дату предстоящей встречи президентов России, Азербайджана и Армении. Существуют ли подвижки в переговорах по статусу Каспийского моря? Что является предметом обсуждения сторон по Габалинской РЛС, и на каком этапе находятся переговоры?

    С.В.Лавров: Отношения между Россией и Азербайджаном являются партнерскими и стратегическими. Мы очень ценим наработанный потенциал. Президенты наших стран часто встречаются. Я регулярно общаюсь с моим коллегой Э.М.Мамедьяровым. Завтра, 19 января он будет в Москве и мы подпишем важный документ по вопросам дипломатической недвижимости, который позволит закрыть вопрос, долго остававшийся нерешенным. Нам все-таки удалось все подсчитать и обмерить. Обсудим подготовку к очередной встрече президентов России, Азербайджана и Армении по нагорно-карабахскому урегулированию, которая состоится 23 января в Сочи. Ее проведение подтверждает намерение России продолжать посреднические усилия в НКУ. Делаем это в рамках нашего участия в «тройке» сопредседателей Минской группы ОБСЕ, которые также будут присутствовать в Сочи. В случае необходимости президенты смогут с ними пообщаться.

    В эти дни должны продолжиться переговоры между нашими военными делегациями. Речь будет идти о конкретных параметрах арендной платы Габалинской РЛС. Проблем здесь не существует, просто стороны должны договориться.

    Сожалею, что после Бакинского саммита по Каспию принятые президентами договоренности не очень активно выполняются. Тогда были одобрены два базовых решения. Первое – объявить мораторий на вылов осетровых рыб в Каспии. На подготовку соответствующей договоренности давалось два месяца. Однако выполнить это до сих пор не удалось. Замечу, не по вине России или Азербайджана. Вторая договоренность касалась принципиального согласия установить в рамках определения правового статуса Каспия прибрежные зоны, состоящие из районов, находящихся под суверенитетом прибрежного государства, и исключительной рыболовной зоны. Мы продолжаем консультации, проходят встречи рабочих групп. Уже достигнута устраивающая практически всех договоренность о ширине двух зон. Важно продвигаться вперед и по другим направлениям, в том числе по вопросу о праве мирного прохода по этим зонам военных судов всех прикаспийских стран при соблюдении ими уведомительного режима.

    В конце прошлого года состоялась очередная сессия рабочей группы, в ходе которой достигнут прогресс по целому ряду аспектов, касающихся правового статуса Каспия. Я с оптимизмом смотрю на продолжение этой работы. Мы заинтересованы в скорейшем достижении результатов. Имеется договоренность о проведении следующего каспийского саммита в Москве. Как только команды переговорщиков достигнут консенсуса, сможем приступить к работе по согласованию сроков встречи в верхах.

    Вопрос: Сергей Викторович, существуют ли на сегодняшний день в мире силы, которые стремятся установить новые сферы влияния над арабскими государствами, затронутыми революционными процессами, и пытаются экспортировать в них демократию? Как Вы считаете, что требуется для установления стабильности в регионе? Какую роль в этом процессе могла бы сыграть Россия?

    С.В.Лавров: Для стабильности в регионе важно не подливать масла в огонь (там и так огня хватает), не мешать усилиям по налаживанию национального диалога в странах, где происходят волнения, не подстрекать те или иные группы в той или иной стране к неуступчивости и применению оружия.

    Россия этому содействует тем, что твердо стоит на принципах международного права, невмешательства во внутренние дела. Страны арабского мусульманского мира являются нашими давними партнерами. Россия также является многоконфессиональной страной. Ислам у нас – вторая по численности верующих религия. Во-первых, нам далеко не безразлично, как будут развиваться события в странах, с которыми мы десятилетиями развивали тесные дружеские отношения. Во-вторых, мы на своем опыте знаем, насколько важно обеспечивать межконфессиональные мир и согласие.

    Помимо отстаивания вышеупомянутых принципов готовы предпринимать конкретные шаги по успокоению ситуации, например в Сирии. На протяжении последних нескольких месяцев практически повседневно работаем как с сирийским руководством, так и с оппозицией. Активно побуждаем всех участников сирийской драмы к скорейшему проведению встречи для достижения договоренности по запуску национального диалога. Мы слышали, что Лига арабских государств предлагает начать такой диалог в Каире. Если у какой-либо из сторон возникнут сложности с предложенным ЛАГ местом встречи, готовы принять все сирийские стороны на своей территории и без какого-либо вмешательства в их разговор создать необходимые условия для начала переговоров. Кроме того, мы можем и будем добиваться недопущения того, чтобы Совет Безопасности ООН «освящал» неправовые, не отвечающие интересам народов стран региона решения.

    Вопрос: В последнее время, особенно после крушения лайнера «Коста Конкордия», российскую консульскую службу активно критикуют. Из Италии граждан России вывезли последними. Летчик В.В.Садовничий провел восемь месяцев под стражей в Таджикистане, а мать пятерых детей Г.М.Идрисова – два месяца в ОАЭ. Дипломаты начинали оказывать помощь только после вмешательства СМИ. Что планируется сделать, чтобы российские дипломаты эффективно защищали интересы наших граждан за рубежом?

    С.В.Лавров: У меня сложилась несколько иная картина по приведенным Вами фактам. Я уже имел возможность высказываться на эти темы. Но те факты, которые мы приводили, наверное, прошли мимо Вас.

    Когда В.В.Садовничему и его эстонскому коллеге власти Таджикистана объявили, что им закрыт выезд из страны, ни россиянин, ни его коллега, ни владелец авиакомпании ничего дипломатам и консульским сотрудникам не сообщили. Российская сторона узнала об этом только в мае 2011 г. После этого Посол России в Душанбе написал официальный запрос в МИД и Комитет национальной безопасности РТ. С этого момента российский консул присутствовал на всех судебных заседаниях. Данная тема неоднократно поднималась на самом высоком уровне. Мы широко не говорили об этом, поскольку иногда бывает так, что для тех, кто занимается конкретной проблемой, важно достичь результата, а не заслужить всенародное признание.

    Ситуация с Г.М.Идрисовой гораздо проще. В том, что она была освобождена без всякого суда, – заслуга российского Посольства и дипломатов, которые работали с местным руководством. Как только нам стало известно, что задержана гражданка России, дело было взято под контроль. Я слышал по телевидению, как Г.М.Идрисова рассказывала, как она добровольно подписала бумагу на арабском языке, которую ей подсунули, не настояв на встрече с консулом. А в бумаге содержалось практически чистосердечное признание. Тем не менее, несмотря на то, что такая подпись в ОАЭ считается «царицей» доказательств, эту ситуацию удалось разрулить.

    По ситуации с российскими туристами с лайнера «Коста Конкордия» у Вас, очевидно, совершенно извращенная информация. Два дня назад на конкурирующем телеканале «Россия 1» прошла большая программа с участием тех, кто находился на этом лайнере. В прямом эфире выступал российский Посол в Риме.

    Один турист, вернувшись в Санкт-Петербург, жаловался, что «дипломаты ни денег не дали, ни билет не купили, а вместо паспорта какую-то бумажку выдали». Так это было сформулировано. «Бумажка вместо паспорта» – это Свидетельство на возвращение, без которого нельзя, не имея паспортов, которые, судя по всему, утонули, вернуться в Россию. Денег на билет дипломаты тоже не могут дать – таких средств в посольствах нет.

    Тем не менее, как только российскому загранучреждению стало известно о произошедшем в 200 км от Рима кораблекрушении, туда срочно выехал консульский представитель. Он сразу связался с итальянским штабом операции по спасению. Рано утром 14 января с.г. подключились также российские генеральные консульства в Милане, Генуе и Марселе. Был установлен контакт в Москве с МЧС, прямая линия с Посольством в Риме, Ростуризмом, турфирмами, чьи клиенты находились на борту. Осложнялось дело тем, что 108 наших туристов и 3 россиян-членов экипажа оформляли разные туристические фирмы. Некоторые путешествовали самостоятельно. Все они оказались в разных гостиницах. Тем не менее, с ними незамедлительно была установлена связь. Уже к полудню 14 января российская сторона первой получила информацию о количестве наших граждан, находившихся на теплоходе, об отсутствии среди них пострадавших.

    С 14 января в Посольстве было организовано круглосуточное дежурство. То, что оно было действительно круглосуточным, подтверждает тот факт, что ТРК «Петербург 5-й канал» связался с Посольством по номеру «горячей линии», и в 5 утра дежурный ответил на вопросы корреспондента.

    Нас упрекали также в том, что японцы своих граждан вывезли на вертолетах. Мы поинтересовались у итальянской стороны, так ли это. Представители гражданской обороны Италии нам ответили, что это не соответствует действительности. Просто некоторых пассажиров, независимо от гражданства, можно было эвакуировать с перевернувшегося круизного лайнера только с воздуха – их и снимали вертолетами.

    Так что принять претензии в адрес нашего Посольства в Риме я не могу. Считаю, что дипломаты поработали образцово. Мы уже получаем многочисленные благодарности от наших граждан, оказавшихся в этой непростой ситуации. Многие запланировали вылет в Россию на 21 января, решив какое-то время провести в Италии.

    В гостинице на постоянной основе дежурил наш врач. На всякий случай имелась договоренность с итальянскими психологами. На первом этапе, пока еще туристическая компания–владелец лайнера не расшевелилась, дипломаты Посольства приобрели для нуждающихся элементарную одежду, привезли воду, фрукты, детское питание.

    Поэтому я просил бы проверять информацию, прежде чем делать такие заявления. Мне обидно за моих сотрудников, которые в данном случае, повторяю, не всегда так бывает, действовали безупречно.

    Вопрос: Недавно в Приднестровье избран новый президент. Есть ли у России обновленные подходы, которые могли бы помочь решению приднестровского конфликта? Будет ли Россия продолжать оказывать экономическую помощь этой территории и какую?

    С.В.Лавров: Россия поддерживает контакты с Приднестровьем в качестве важного компонента наших отношений с Молдавией. Мы имеем экономические связи и выступаем за то, чтобы выполнялись договоренности, которые Тирасполь заключил с Кишиневом о беспрепятственной внешнеэкономической деятельности приднестровских предприятий.

    Сейчас Приднестровье находится в не очень благоприятной финансовой ситуации. Россия и раньше оказывала региону содействие и готова впредь рассматривать соответствующие просьбы об оказании гуманитарной помощи. Нам это небезразлично потому, что многие жители Приднестровья являются российскими гражданами, и они пользуются всеми социальными правами, которые на них распространяются.

    Что касается темы урегулирования, то тут не нужно придумывать ничего нового. Еще в 2003 г. был шанс закрыть проблему, но тогда подготовленный и уже парафированный сторонами документ в ночь накануне церемонии подписания по настоянию некоторых наших европейских коллег был снят с рассмотрения. Было оказано беспрецедентное давление на Президента Молдавии, в результате чего долгожданный документ не был подписан. Если бы это произошло восемь лет назад, то, уверяю, за прошедшие годы мы бы уже забыли о приднестровском конфликте. Не знаю, почему такой маневр был сделан. Наверное, потому что кто-то в Европе не хотел, чтобы «лавры» миротворца достались России. Я оставляю это на совести тех людей, которые этим занимались. Мы не опускаем руки, но объясняем простую истину.

    Для того, чтобы двигаться по пути урегулирования, требуется признать несколько элементарных вещей. Во-первых, самое главное – признать, что во время переговоров стороны являются равноправными, это общемировая практика. Во-вторых, нужно отказаться от крайних позиций. В 2005 г. в Молдавии был принят закон о некоторых аспектах статуса населенных пунктов на левом берегу Днестра. Этот закон, по сути, говорит, что приднестровской проблемы не существует, а приднестровцы обязаны согласиться жить в унитарном государстве. Это абсолютно нереалистичный подход. Ответом на него являются утверждения Приднестровья, что они тоже все решили и являются независимыми. Пока Кишинев будет упорствовать в том, что только закон 2005 г. является основой урегулирования, Приднестровье будет говорить обратное.

    Мы сформулировали свои предложения, которые широко разделяются нашими коллегами в Евросоюзе. Рассчитываю, что они будут восприняты и сторонами. Надо отойти от крайних позиций и договариваться о самом широком особом статусе Приднестровья в рамках единой суверенной, территориально целостной и нейтральной Республики Молдова. Здесь просто нужна политическая воля тех, кто имеет воздействие и на одну, и на другую стороны. Мы поддерживаем контакты с обеими сторонами, излагаем свою позицию честно и объясняем свое видение процесса создания условий для урегулирования. Некоторые другие внешние участники этого процесса пытаются встать на позицию одной стороны и оказывать давление на другую. Из этого ничего хорошего не получится.

    Тем более безнравственным считаю использование в своих целях инцидента, который произошел 1 января с.г. на КПП, когда, вопреки всем правилам, согласованным между Тирасполем, Кишиневом и российскими миротворцами, молодые люди дважды промчались на автомобиле, не остановившись, после чего миротворец, в соответствии с согласованными со всеми сторонами правилами, был вынужден выстрелить в воздух. К сожалению, пуля попала в молодого человека, который впоследствии скончался в больнице. Однако попытки представить этот эпизод в истеричном тоне, как обоснование того, что миротворческая операция должна быть свернута, делать свою политику на этой трагедии просто кощунственны.

    Упомяну, что мы расследуем инцидент через соответствующие следственные органы по линии наших миротворцев. К сожалению, молдавская сторона отказалась сотрудничать в полной мере. В частности, сам автомобиль не был предоставлен для осмотра и уточнения траектории и баллистики. Вместо этого вопрос пытаются политизировать. Надеюсь, что подобные эмоции поутихнут, все успокоятся и поймут, что нужно заниматься не самопиаром, а созданием условий для урегулирования очень серьезной проблемы, которую надо решить в интересах жителей на обоих берегах Днестра.

    Вопрос: В последнее время Россия стала активно налаживать отношения с азиатскими государствами. В последнее время, после саммита АТЭС в Гонолулу, наша страна впервые приняла участие в Восточноазиатском саммите. Не секрет, что от контактов со странами АТР во многом зависит развитие Сибири и Дальнего Востока. На чем в дальнейшем будут строиться отношения России со странами АТР?

    С.В.Лавров: Россия исторически неразрывно связана с Азиатско-Тихоокеанским регионом, является его частью. У нас были, есть и будут свои неотъемлемые интересы. Сотрудничество со странами региона, которое и раньше занимало очень весомое место в наших приоритетах, в последние годы стало гораздо более интенсивным по ряду причин.

    Во-первых, влияние АТР в мировых делах возрастает – сюда смещается центр развития мировой экономики. Вторым фактором является наше стремление максимально использовать возможности этого региона, соседних с нами стран для подъема Восточной Сибири и Дальнего Востока. У нас есть соответствующая программа, но, как и в любом другом деле, в решении наших внутренних задач мы открыты к самому широкому взаимодействию с нашими международными партнерами.

    Президент Российской Федерации определил линию на продвижение позиций нашей страны в АТР, включая самое эффективное подключение районов Восточной Сибири, Дальнего Востока, да и других наших регионов к азиатско-тихоокеанской интеграции. Это открывает дополнительные возможности для перевода российской экономики на инновационные рельсы, потому что потенциал региона весьма эффективен для подъема социально-экономического положения наших восточных территорий, да и для укрепления роли и места нашей страны в региональной архитектуре.

    Саммит АТЭС, который состоится в текущем году, – совершенно объективная возможность максимально использовать и подготовку, и сам форум в интересах продвижения этой линии. В АТЭС мы выступаем за преемственность и продолжим готовить к саммиту такие традиционные темы, как либерализация торговли и инвестиций, региональная интеграция. В то же время мы добавим свои приоритетные темы, которые уже широко поддержаны членами АТЭС. Это, прежде всего, продовольственная безопасность, формирование надежных транспортно-логистических цепочек и взаимодействие для обеспечения инновационного роста.

    Помимо АТЭС за последнее время у нас существенно укрепились связи с АСЕАН. Состоялся очередной саммит Россия-АСЕАН, и мы тесно взаимодействуем со структурами, которые сложились вокруг этой Ассоциации. В частности, Россия как страна-партнер АСЕАН участвует в т.н. Региональном форуме по безопасности, где наряду с десяткой стран Юго-Восточной Азии участвуют все партнеры Ассоциации – в общей сложности более 20 государств. С прошлого года Россия также стала участвовать в совещаниях министров обороны АСЕАН и стран-партнеров. Это тоже очень важный механизм, который позволяет выстраивать меры доверия в военной сфере. Это всегда полезно.

    Также с прошлого года, как я уже говорил, мы подключились к механизму Восточноазиатских саммитов. Это уникальная структура в системе межгосударственных объединений, единственная помимо АТЭС (она больше занимается экономикой), которая ежегодно на высшем уровне собирается для обсуждения как экономических вопросов, так и проблем в области безопасности. В ноябре прошлого года состоялся 6-ой Восточноазиатский саммит, в котором впервые участвовали Россия и США. Нет сомнений, что он является очень эффективной площадкой для рассмотрения проблематики азиатско-тихоокеанской безопасности, в том числе в контексте выдвинутой Президентом Д.А.Медведевым и Председателем КНР Ху Цзиньтао инициативы, чтобы все страны АТР подтвердили приверженность принципам равной и неделимой безопасности, мирного урегулирования споров, неприменения силы и другим основополагающим нормам международного права, чтобы безопасность обеспечивалась на началах объединения усилий, а не на блоковой основе, которая всегда оставляет кого-то в стороне и создает зоны с неравным уровнем безопасности. Надеюсь, что этот механизм будет активно заниматься поставленными вопросами.

    Кроме того, в прошлом году мы стали полноформатно участвовать в деятельности Форума Азия-Европа (АСЕМ). Он служит целям укрепления сотрудничества Европы и Азии, уделяя большое внимание межцивизизационному диалогу. Этой осенью в Лаосе пройдет очередной саммит АСЕМ, мы к нему готовимся. Хотелось бы также отметить, что в АТР действуют и другие структуры, в частности основанные парламентариями. На днях в Токио Председатель Совета Федерации В.И.Матвиенко участвовала в очередной сессии Азиатско-Тихоокеанского парламентского форума. Там было решено, что следующим председателем этого форума будет Россия. Так что, в 2013 г. парламентский саммит состоится во Владивостоке. Думаю, это лишний раз подчеркивает, что Россия признается одним из ведущих игроков в АТР.

    Мы ощущаем, и нам говорят о том, что Россия воспринимается там в качестве серьезного партнера, важного стабилизирующего фактора, и, безусловно, наша линия будет и далее активно развиваться. К региону так или иначе относится наше участие в таких структурах, как ШОС и БРИКС. Здесь очень много конфигураций. Наверное, в будущем пойдет речь о том, чтобы сделать такую конфигурацию более стройной, но пока одно перечисление механизмов, которые здесь работают, заняло долгое время. Практически во всех них Россия участвует, и это полезно. Чем больше мы общаемся, тем лучше для страны и для наших людей.

    Вопрос: В последнее время в Латвии много эмоций вокруг темы русского языка. Случилось неслыханное – объявлен референдум о признании русского языка в качестве государственного. Есть и инициатива провести подобный референдум в Евросоюзе. Как Вы относитесь к такой постановке вопроса? На каком языке должны разговаривать политики?

    С.В.Лавров: Политики могут выбирать язык общения. Необходимо, чтобы все имели право избирать язык общения, на котором удобно и привычно разговаривать, на котором вы хотите, чтобы разговаривали ваши дети, и на котором вы хотите дать им образование и профессию. Безусловно, знание дополнительных языков обогащает человека. Поэтому, чем больше человек знает языков, тем лучше. Незнание языка страны, в которой живет человек, всегда ограничивает его возможности. Но не должно быть дискриминации по языковому признаку, попыток искусственно сузить сферу применения того или иного языка. В данном случае я имею в виду ситуацию с русским языком в Латвии и Эстонии.

    Мы исходим из того, что необходимо выполнять рекомендации международных организаций. Эти рекомендации делались неоднократно Верховным комиссаром по правам человека Совета Европы, Верховным комиссаром ОБСЕ по делам национальных меньшинств, Специальным докладчиком Комитета ООН по ликвидации расовой дискриминации. В отношении Латвии таких рекомендаций было несколько. Когда бывший президент этой страны находился в Российской Федерации, он обещал, как минимум, решить вопрос о том, чтобы дети, которые родились у «неграждан», автоматически получали бы латвийское гражданство. Рекомендации также касались того, чтобы «неграждане» могли участвовать на правах избирателей хотя бы в муниципальных выборах, чтобы они голосовали за людей, которые будут руководить их муниципалитетами.

    Пожилых людей тоже можно, наверное, автоматически принять в гражданство. Я видел паспорта, которые выдаются «негражданам». Там написано «alien», в переводе с английского – «чужак». Такая категория граждан немыслима в современной Европе. Нетерпима и ситуация, когда любой гражданин любой страны Евросоюза, например, португалец, приедет в Латвию, проживет там, оставаясь португальским гражданином, 6 месяцев и будет иметь право голосовать на муниципальных выборах. А родившиеся и живущие там люди такого права не имеют. Всем понятно, что это несправедливо, нечестно и неправильно.

    Проведение референдума – инициатива русскоязычных граждан, которая продиктована стремлением к справедливости. Его результаты я предсказывать не берусь, хотя примерно можно догадываться. Важно то, что люди хотят быть услышанными, чтобы уважалось их право разговаривать, думать, воспитывать детей на своем родном языке. Это абсолютная европейская ценность. Что касается Евросоюза в целом, то там вполне могут быть задействованы и правовые возможности.

    Рассчитываю, что через референдум или через понимание необходимости сделать это, русский язык будет сохранен и будет уважаться не только как культурно-историческая и литературная ценность, но и как средство, позволяющее расширить возможности по трудоустройству. Многие этнические латыши прекрасно говорят по-русски. Это не создает им проблем, а напротив – помогает в жизни.

    Вопрос: Сергей Викторович, во вступительном слове Вы сказали, что отношения с США являются ключевым элементом российской внешней политики. Действительно, за годы президентства Д.А.Медведева эти отношения в буквальном смысле «цвели». Однако в конце прошлого года в заявлениях российских политиков прозвучали тревожные нотки в связи с упомянутой Вами проблемой ПРО. Какова вероятность того, что, если по этому вопросу не будет найден компромисс (а он пока не просматривается) мы станем свидетелями пресловутой гонки вооружений и прочих милитаристских проявлений прошлого века?

    С.В.Лавров: Не думаю, что есть основания говорить, что мы находимся на пороге нового витка гонки вооружений и «холодной войны», которая давно закончилась. Россия и США не являются противниками. Мы достаточно успешно сотрудничаем по многим вопросам, связанным с международной безопасностью. Конфронтация – это точно не наш выбор. Не думаю, что разумные политики в Соединенных Штатах тоже хотят какой-либо конфронтации.

    Я так понимаю, что Ваш вопрос продиктован заявлением, которое Президент России Д.А.Медведев сделал 23 ноября 2011 г. В нем изложена наша позиция по ответным мерам, которые будут приняты в случае, если США продолжат развертывание противоракетной обороны в Европе в той конфигурации, которая может создать риски для российских стратегических ядерных сил. Логика нашей позиции проста и понятна: если вблизи наших границ размещаются вооружения, которые потенциально способны подорвать стратегический паритет и снизить нашу безопасность, то мы отвечаем мерами, которые такого ослабления допустить не должны. Вот и все.

    А мотивы наших американских партнеров понять сложнее. Они декларируют, что их соответствующие планы в Европе не направлены на подрыв ядерного паритета, что цель этих шагов – защититься от ракет, которые могут эвентуально появиться в государствах, расположенных вне европейских границ. Но на наше предложение совместно подумать о такой конфигурации ПРО, которая будет решать эти задачи, не подрывая стратегический паритет, отвечают отказом.

    Из наших бесед с американскими коллегами вытекает, что они, как минимум, не исключают, что создаваемая ими система ПРО будет иметь характеристики, способные создать риски для нашего ядерного потенциала. Я не говорю, что это является их целью. Но, зная эти параметры, они не исключают, что могут создать риски для нас. Подобным развертыванием как раз и решается задача подрыва стратегического паритета.

    Россия, как любое другое ответственное государство, в вопросах безопасности ориентируется не на декларации, а на конкретные дела. Как сказал Д.А.Медведев, наш ответ будет строго и четко соотноситься с реальным потенциалом, который будет приобретаться европейским сегментом ПРО США по мере его развертывания. Президент России ясно подчеркнул, что эти меры будут выстраиваться сообразно реальному развитию событий на каждом предстоящем этапе реализации американского плана. Наш диалог продолжается. Мы касались этого вопроса 16 января с.г. в ходе встречи с Первым заместителем Госсекретаря США У.Бернсом и новым Послом США в Москве М.Макфолом. Мой заместитель С.А.Рябков регулярно встречается со своей коллегой, старшим заместителем Государственного секретаря США Э.Таушер.

    Продолжается наш диалог и с НАТО. Так что время для того, чтобы снять острые проблемы есть, но оно небезгранично. Надеюсь, что есть желание не допустить, чтобы проблема ПРО в наших отношениях разрослась до масштабов, которые описываются терминами эпохи противостояния. Надеюсь, что американские партнеры проявят разумный конструктивный подход, и мы сможем найти выход из нынешней ситуации. Для этого мы должны быть услышанными, а наши законные озабоченности должны получить адекватную реакцию.

    Вопрос: Об инвестиционном климате в России. ОАО «Газпром», французский «Тоталь» и норвежский «Статойл» в очередной раз отложили решение об инвестициях в Штокмановское газоконденсатное меторождение в Баренцевом море, потому что налоговый режим в России невыгоден для этого проекта. Считаете ли Вы, что необходимо улучшить налоговый режим?

    С.В.Лавров: Думаю, что нужно. Президент России Д.А.Медведев, Председатель Правительства В.В.Путин тоже так думают. Они занимаются этими вопросами. Но я непосредственно не вовлечен в этот корпоративный процесс. Участники консорциума принимают решение на основе анализа коммерческих показателей, на основе своих расчетов. Думаю, что и налоговый климат нужно улучшать, но и не надо мешать корпоративным партнерам принимать свои решения.

    Вопрос: А когда налоговый климат может быть улучшен?

    С.В.Лавров: Он последовательно улучшается. Не буду устанавливать искусственные сроки – это не входит в мою компетенцию. Этим занимаются министры экономического блока Правительства.

    Вопрос: В свете прошлогодних событий в регионе Ближнего Востока и Северной Африки можно ли говорить о том, что США поменяли свою тактику в мировой политике и теперь вместо стремления стать лидером предпочитают «загребать жар чужими руками»? Не считаете ли Вы, что в этой связи и России пора поменять свою тактику в отношениях с другими государствами, в частности с США, и уйти от военно-политической составляющей, которая на сегодняшний день является доминантой нашего диалога, в сторону деловых и гуманитарных связей?

    С.В.Лавров: Говоря о том, что американцы как бы пытаются «загребать жар чужими руками», Вы имеете в виду то, что сейчас американские политологи продвигают концепцию «leading from behind» («лидерство из второго ряда»). Эта концепция впервые была упомянута во время ливийских событий, когда этот термин должен был описать более активную роль европейских членов НАТО, нежели США. Но Америка отнюдь не была сторонним наблюдателем. В первые дни бомбардировок США в полной мере задействовали свой потенциал, когда вывели из строя ливийскую ПВО, да и в дальнейшем обеспечивали союзников разведывательной информацией и огневой поддержкой, в том числе с беспилотников. У нас нет сомнений, что они «по-командирски» держали операцию под своим плотным контролем. Этим, в частности, вызвана обостренная реакция американцев на наше предложение в ООН расследовать факты гибели во время натовских налетов мирных ливийцев, включая детей.

    У нас вызывают озабоченность, как я говорил, попытки повторить «ливийский сценарий» в Сирии. Мы откровенно говорим об этом нашим американским и европейским партнерам, предостерегая их от расчетов на повторение тех или иных вариантов силового вмешательства, независимо от того, кто и откуда этим руководит.

    Если же говорить об арабском мире в целом, то мы понимаем, что у США там обширные, разветвленные интересы, как и у других крупных государств. В наших общих интересах – содействовать тому, чтобы стремление народов этого региона к реформам получило успешное мирное воплощение, не использовалось для того, чтобы искусственно создавать потрясения в расчете «половить рыбку в мутной воде». Мы за то, чтобы эти процессы разворачивались в конституционных рамках, через широкий общенациональный диалог, без навязывания чего-либо извне.

    Что касается наполнения нашего диалога с США, то за последние 20 лет мы немало сделали для того, чтобы вывести отношения за рамки исключительно военно-политической тематики, доминировавшей во времена «холодной войны». За последние три года стала работать российско-американская Президентская комиссия. Сегодня в ее составе имеется уже 20 рабочих групп, охватывающих все сферы – от традиционной проблематики международной безопасности до взаимодействия по линии гражданского общества. Более половины из них нацелены на развитие научно-технического и экономического сотрудничества, включая сельское хозяйство, атомную энергетику, инновации, космос.

    В прошлом году наш товарооборот с США вышел на рекордный уровень – более 30 млрд. долл. Расширяются инвестиционные обмены, которые давно стали «улицей с двусторонним движением». В Америке активно действуют «Лукойл», «Северсталь», наши компании покупают там активы, повышая свою конкурентоспособность.

    Мы оценили активную поддержку Соединенными Штатами вступления России в ВТО, что также обогащает повестку дня двустороннего сотрудничества.

    Расширяются российско-американские гуманитарные контакты. В ноябре прошлого года мы заключили соглашение об облегчении взаимных поездок, которое должно скоро вступить в силу. Этот документ предусматривает выдачу всем, кто едет в гости или в туристических целях, а также бизнесменам многократных виз сроком на три года с возможностью непрерывного пребывания в стране до 6 месяцев. Думаю, это существенно активизирует наши обмены. Рассчитываем, что нововведение станет шагом на пути к полностью безвизовому режиму с США. Мы уже выступили с этой инициативой.

    Культурная сфера нашего взаимодействия не ограничивается только подписанием такого рода соглашений. Мы будем отмечать юбилей «Форта Росс» в Калифорнии – по этому случаю готовится большая программа.

    У нас есть и проблемные вопросы: ПРО, усыновление. Мы подписали соглашение о том, как нужно отвечать за судьбы усыновленных детей. Оно должно скоро вступить в силу. Мы регулярно ставим эти вопросы на двусторонних встречах. В минувший понедельник я говорил об этом Первому заместителю госсекретаря У.Бернсу. Пусть это единичные случаи, но за каждым из них стоит ребенок, его жизнь и судьба. Мы не можем смириться с ситуацией, когда суды оправдывают или дают смехотворные сроки тем, кто, по сути, убил или насилует приемных детей.

    Х.Клинтон мне говорила, что среди 60 тысяч усыновленных только пара десятков подобных случаев. Это не ответ. До того, как это соглашение вступит в силу, до того, как в соответствии с ним Госдепартамент США будет нести ответственность за судьбу каждого ребенка, по крайней мере за то, чтобы контролировать, как дети чувствуют себя в приемных семьях, мы вместе с Уполномоченным Президента России по правам ребенка П.А.Астаховым, будем обращаться в нашу судебную систему, чтобы до вступления соглашения «заморозить» рассмотрение просьб об усыновлении наших детей американцами.

    Как видите, наше взаимодействие ограничивается не только военно-стратегическими делами. Думаю, что эта тенденция будет укрепляться.

    Вопрос: В 2011 г. ряд наших соотечественников, имеющих двойное гражданство и долгое время проживающих за рубежом, столкнулись с проблемой замены российских паспортов. Вопросы возникли, в частности, к Генеральному консульству России в Германии, после чего МИД России начал служебную проверку. Можно ли рассчитывать, что по ее результатам проблем с выдачей российских паспортов больше не возникнет? Будет ли подобными вопросами заниматься Фонд защиты и поддержки прав соотечественников, который заработал с 1 января 2012 г.?

    С.В.Лавров: Согласно российскому законодательству, наличие гражданства иностранного государства у россиянина не является препятствием для оформления заграничного паспорта. Гражданин Российской Федерации, имеющий иное гражданство, может такой паспорт получить, но при этом мы его будем рассматривать только как гражданина России. Так поступает любая страна.

    Наша задача в том, чтобы обращения россиян в консульские учреждения удовлетворялись в срок и без создания каких-либо неудобств. Вы упомянули Германию, там проживает крупнейшая за пределами СНГ русскоязычная диаспора. Стремимся свести к минимуму возникающие порой сложности. Мы требуем, чтобы все жалобы, поступающие в наши консульские учреждения, внимательно рассматривались. При необходимости проводятся служебные проверки, которые показывают, что не всегда проблемы возникают по вине сотрудников генконсульств. Порой причина в том, что не все необходимые документы представлены, а иногда обращающиеся вольно или невольно дают неверные сведения.

    Как следует из Вашего вопроса, речь идет, по всей вероятности, о лицах, которые не позаботились о своевременной замене документов. Если они обратились в загранучреждение для замены паспорта, спустя какое-то время после истечения срока действия этого документа, то в этом случае требуется дополнительное время. Поэтому рекомендация наша проста: не дожидайтесь истечения срока действия паспорта. Если знаете, что до окончания действия документа осталась пара месяцев, обратитесь заранее, и все будет сделано гораздо быстрее, нежели в случае, о котором я упомянул.

    Если истек срок паспорта, то для проверки российского гражданства требуется дополнительное время. В этой связи рекомендуем гражданам, проживающим за пределами территории Российской Федерации, быть более внимательными и своевременно производить замену своих заграничных паспортов, не дожидаясь срока их окончания.

    Что касается Фонда поддержки и защиты прав соотечественников, его Устав не предусматривает деятельность, связанную с оформлением и выдачей российских паспортов. Его задачи были выработаны на основе предложений представителей диаспоры, которые звучали на Всемирных конгрессах соотечественников, проводившихся в Москве. Эти задачи, прежде всего, касаются мониторинга правового положения соотечественников, поддержания связей и обмен информацией с различными общественными объединениями и правозащитными организациями, оказание методической, информационной, юридической помощи и материальной поддержки, в том числе посредством привлечения адвокатов в случаях, когда ущемляются права наших соотечественников.

    Одним из базовых направлений станет обеспечение права на родной язык. Мы сейчас завершаем оформление необходимых документов, чтобы Фонду выделили бюджетное финансирование – 150 млн. руб., из которых более 120 млн. руб. пойдет на программную деятельность, остальные – на организационные вопросы и обеспечение штатных потребностей.

    Вопрос: Каковы перспективы российско-грузинских отношений на 2012 г.? Окажут ли на них влияние внешние факторы? Как Вы отметили, год будет сложный, насыщенный политическими событиями, в некоторых странах состоятся президентские выборы.

    С.В.Лавров: Если бы это зависело от России, то никаких препятствий для развития отношений с Грузией по многим направлениям не существовало бы. Мы неоднократно объясняли причины, по которым наше общение с М.Саакашвили не представляется возможным. Думаю, что все о них помнят. Не буду останавливаться на этом подробнее.

    Проявляемый интерес к расширению наших связей даже в непростой ситуации, когда по инициативе Грузии дипломатические отношения с 2008 г. были прекращены, всегда встречает конструктивную реакцию. Энергетические компании взаимодействуют, все решается прагматично, в интересах и бизнеса, и потребителей. Расширяется авиационное сообщение. В 2011 г. к традиционным маршрутам, введенным еще пару лет назад, добавились новые. Это делается по линии авиационных властей соответствующих компаний России и Грузии.

    В принципе мы не хотим создавать каких-либо ненужных сложностей для общения наших граждан. Очень много делается в гуманитарной сфере. В частности, деятели театра, актеры и режиссеры ездят друг к другу в гости, ставят спектакли и играют в них. Мы этому всячески помогаем. Самую конструктивную реакцию встречают гуманитарные случаи, когда речь идет о посещении родственников, свадеб. В области торговли необходимо более активно заниматься поиском партнеров, чтобы грузинская продукция продавалась в России, а российская – соответственно в Грузии. Нет ничего невозможного.

    Но нас не может не беспокоить продолжающаяся линия на то, чтобы выставлять Россию в образе врага грузинского народа и воспитывать в таком ключе молодых граждан Грузии, сеять семена вражды на долгие годы вперед.

    Любые заявления М.Саакашвили ввергают в ступор. Но когда он сказал, что Георгиевский трактат был первым случаем оккупации Грузии Российской империей, я сначала посмеялся, а потом понял, что этому, наверное, учат детей в грузинских школах. Это страшно, ведь речь идет о совместной истории. Страшно, что исторический факт того, что Грузия нашла покровительство у России, спасаясь от агрессивных соседей с другой стороны, подается как российская оккупация. Мы уже это проходили накануне Второй мировой войны. Надеюсь, грузинский народ будет руководствоваться своими коренными интересами и не будет поддаваться попыткам посеять вражду между нами.

    Вопрос: Г.Г.Онищенко активно включился в российско-украинские отношения – началась борьба с украинскими сырами. Является ли это началом торговой войны между Украиной и Россией? Есть ли какие-то другие украинские товары, экспорт которых на российский рынок может быть затруднен?

    И еще вопрос. Вчера украинский Премьер-министр заявил, что Украина не будет покупать в полном объеме предусмотренный соответствующим контрактом российский газ. Что это заявление может означать с экономико-дипломатической точки зрения? Почему Россия выступает против трехстороннего газового консорциума Украина-Россия-ЕС?

    С.В.Лавров: Я этими вопросами непосредственно не занимаюсь. Газовые дела ведут отраслевые компании, принципиальные договоренности – премьер-министры, фито-санитарные вопросы – соответствующие службы.

    Прозвучал далеко не полный перечень сложных проблем в наших двусторонних отношениях. Их гораздо больше. Собственность многих российских предприятий в Украине подвергается попыткам национализации, рейдерским захватам. Это вещи, которые происходят в реальной экономике. Их необходимо решать в правовом, арбитражном поле. Это относится и к газовым контрактам. Здесь и комментировать нечего.

    Я не думаю, что Вы правильно описали позицию России в отношении будущего газотранспортной системы Украины. Эти вопросы серьезно обсуждаются. Если мы хотим быть близкими партнерами, то должны учитывать интересы друг друга. Не вдаваясь в коммерческие детали, в политическом плане смею Вас заверить, что Россия готова в полной мере принять во внимание интересы Украины при учете российских интересов нашими украинскими друзьями.

    Мы же занимаемся сотрудничеством в международных делах. Хотел бы сообщить, что 13-14 февраля состоится очередное заседание подкомитета Комиссии по международному сотрудничеству Россия-Украина. Мы решили его провести в Нижнем Новгороде. К этому событию будет приурочено открытие Генерального консульства Украины в этом городе. На заседании мы обсудим весь спектр международных дел, в т.ч. приднестровскую проблематику, где Украина и Россия вместе с ОБСЕ выступают не только посредниками, но и странами-гарантами урегулирования.

    Я бы не стал драматизировать ситуацию, сложившуюся в наших экономических связях с Украиной. Чем теснее отношения, тем больше конкретных существующих между государствами специфических проблем, которые необходимо решать без надрыва, через процедуры между корпорациями – будь то контракт на газ, договоренность о покупке предприятий или чего-то еще. Необходимо всегда оставаться в правовом поле. В этом и состоит наш подход.

    Вопрос: Возвращаясь к иранской проблематике, насколько велика возможность того, что США и союзники могут начать военную операцию против ИРИ уже в этом году? Каковы будут конкретные действия России в этом случае, учитывая, что Иран находится вблизи российских границ?

    С.В.Лавров: О вероятности этой катастрофы надо спрашивать тех, кто постоянно упоминает об этом как о возможной опции. Последствия будут тяжелейшими, и мы этим серьезно озабочены. Будут большие потоки беженцев из Ирана, в том числе в Азербайджан, а через него – в Российскую Федерацию. Это должны понимать все. Но это одна и, может быть, далеко не самая главная часть проблемы. Такая авантюра не будет «легкой прогулкой», а просчитать все последствия такого шага невозможно. Не вызывает сомнений, что это подольет масла в пока еще тлеющий огонь противостояния между суннитами и шиитами. Не знаю, где остановится дальнейшая цепная реакция. Даже не буду гадать о возможных сроках, потому что мы делаем все, чтобы этого не произошло.

    Большое спасибо, до новых встреч!