МИНИСТЕРСТВО ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Официальный сайт

Главная страница \ Информация о текущей деятельности МИД России \ Информационные материалы Министерства иностранных дел \ Пресс–служба МИД России \



Выступление и ответы на вопросы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе дискуссии на 51-й Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности, Мюнхен, 7 февраля 2015 года


218-07-02-2015


Уважаемые дамы и господа,

Г-н Вольфганг Ишингер включил в повестку дня тему «коллапса мирового развития». Нельзя не согласиться с тем, что события пошли далеко не по оптимистическому сценарию. Но невозможно принять аргументы некоторых наших коллег о том, что случилось внезапное, стремительное обрушение существовавшего десятилетиями мирового порядка.

Скорее напротив, – события последнего года подтвердили справедливость наших предупреждений относительно наличия глубоких, системных проблем в организации европейской безопасности и в международных отношениях в целом. Хотел бы напомнить о речи, которую произнес Президент России В.В.Путин с этой трибуны восемь лет назад.

Конструкция стабильности, опирающаяся на Устав ООН и хельсинкские принципы, давно подорвана действиями США и их союзников в Югославии, которую разбомбили, в Ираке, Ливии, расширением НАТО на Восток, созданием новых разделительных линий. Проект построения «общеевропейского дома» не состоялся именно потому, что наши партнеры на Западе руководствовались не интересами возведения открытой архитектуры безопасности при взаимном уважении интересов, а иллюзиями и убеждениями победителей в «холодной войне». Торжественно взятые в рамках ОБСЕ и Совета Россия-НАТО (СРН) обязательства не обеспечивать собственную безопасность за счет безопасности других остались на бумаге, а на практике были проигнорированы.

Проблема ПРО – яркое свидетельство мощного деструктивного влияния односторонних шагов в сфере военного строительства вразрез с законными интересами других государств. Наши предложения о совместной работе на противоракетном направлении были отвергнуты. Взамен нам советовали подключиться к созданию американской глобальной ПРО, строго по лекалам Вашингтона, которая, как мы не раз подчеркивали и объясняли на фактах, несет в себе реальные риски для российских сил ядерного сдерживания.

Любое действие, подрывающее стратегическую стабильность, неизбежно влечет за собой ответные меры. Тем самым наносится долгосрочный ущерб всей системе международных договоров в области контроля над вооружениями, жизнеспособность которых напрямую зависит от фактора ПРО.

Мы даже не понимаем, с чем может быть связана американская одержимость созданием глобальной ПРО? Со стремлением к неоспоримому военному превосходству? С верой в возможность технологически решить проблемы, которые по сути своей являются политическими? Как бы то ни было, ракетные угрозы не снизились, но в Евро-Атлантике возник сильный раздражитель, избавляться от которого предстоит очень долго. Мы к этому готовы. Другим дестабилизирующим фактором стал отказ США и других членов НАТО ратифицировать Соглашение об адаптации ДОВСЕ, что и похоронило этот договор.

При этом в каждой ими же созданной сложной ситуации наши американские коллеги пытаются перевести стрелки на Россию. Возьмем оживившиеся в последнее время разговоры о Договоре о ракетах средней и меньшей дальности (ДРСМД). Специалистам хорошо известно о действиях США, идущих вразрез с духом и буквой этого документа. Например, в рамках создания глобальной ПРО Вашингтон развернул широкомасштабную программу создания ракет-мишеней с характеристиками, аналогичными или близкими к запрещенным ДРСМД наземным баллистическим ракетам. Под договорное определение крылатых ракет средней дальности наземного базирования подпадают широко применяемые США ударные беспилотники. Прямо запрещены Договором пусковые установки противоракет, которые вскоре будут развернуты в Румынии и Польше, поскольку из них могут запускаться и крылатые ракеты средней дальности.

Отказываясь признавать эти факты, американские коллеги утверждают о наличии у них неких «обоснованных» претензий к России применительно к ДРСМД, но старательно избегают конкретики.

С учетом этих и многих других факторов пытаться сводить нынешний кризис к событиям прошлого года, по нашему мнению, – значит впадать в опасный самообман.

Имеет место кульминация проводившегося в течение последней четверти века курса наших западных коллег на сохранение любыми средствами своего доминирования в мировых делах, на захват геополитического пространства в Европе. От стран СНГ, наших ближайших соседей, связанных с нами столетиями в экономическом, гуманитарном историческом, культурном и даже в семейном плане, требовали сделать выбор – «либо с Западом, либо против Запада». Это логика игр с нулевым результатом, которую, вроде бы, все хотели оставить в прошлом.

Не выдержало испытания на прочность стратегическое партнерство России и Европейского союза, который предпочел конфронтационный путь развитию механизмов взаимополезного взаимодействия. Как тут не вспомнить об упущенной возможности реализовать выдвинутую Канцлером А.Меркель в июне 2010 года в Мезеберге инициативу создания комитета Россия-ЕС по вопросам внешней политики и безопасности на уровне министров иностранных дел. Россия поддержала эту идею, но Евросоюз ее отверг. А ведь такой механизм постоянного диалога (если бы он был создан) позволял бы более оперативно и эффективно решать проблемы и заблаговременно снимать взаимные озабоченности.

Что касается собственно Украины, то, к сожалению, на каждом этапе развития кризиса наши американские коллеги, а под их воздействием – и Европейский союз предпринимали шаги, ведущие к эскалации. Так было, когда ЕС отказался обсуждать с участием России последствия введения в действие экономического блока соглашения об ассоциации с Украиной, а затем были прямо поддержан государственный переворот, а до этого -антиправительственные беспорядки. Так было и когда западные партнеры раз за разом выдавали индульгенции киевским властям, которые вместо выполнения обещаний о начале общенационального диалога начали масштабную военную операцию, объявив «террористами» своих граждан, не согласных с антиконституционной сменой власти и разгулом ультранационалистов.

Нам очень трудно объяснить, почему в сознании многих наших коллег на Украину не распространяются универсальные принципы урегулирования внутренних конфликтов, предполагающие, прежде всего, инклюзивный политический диалог между протагонистами. Почему в случаях, например, с Афганистаном, Ливией, Ираком, Йеменом, Мали, Южным Суданом, наши партнеры настойчиво призывают правительства договариваться с оппозицией, с повстанцами, в отдельных случаях – даже с экстремистами, а в отношении украинского кризиса поступают иначе, фактически потакая силовой операции Киева, вплоть до оправдания или попыток оправдать применение кассетных боеприпасов.

К сожалению, наши западные коллеги склонны закрывать глаза на все, что говорится и делается киевскими властями, включая разжигание ксенофобских настроений. Позволю себе цитату: «Украинский социал-национализм считает украинскую нацию кровно-расовой общностью». И далее: «Вопрос тотальной украинизации в будущем социал-националистическом государстве будет решен на протяжении трех-шести месяцев с помощью жесткой и взвешенной государственной политики». Автор - депутат украинской Верховной Рады Андрей Билецкий – командир полка «Азов», который активно участвуюет в боевых действиях на Донбассе. За этнически чистую Украину, за уничтожение русских и евреев неоднократно публично выступали и другие прорвавшиеся в политику и во власть деятели Украины, включая Д.Яроша, О.Тягнибока, лидера представленной в Верховной Раде Радикальной партии О.Ляшко. Эти высказывания не вызвали никакой реакции в западных столицах. Не думаю, что сегодняшняя Европа может позволить себе игнорировать опасность распространения неонацистского вируса.

Украинский кризис не может быть урегулирован с помощью военной силы. Это подтвердилось прошлым летом, когда ситуация на поле боя заставила подписать минские договоренности. Подтверждается это и сейчас, когда захлебывается очередная попытка одержать военную победу. Но несмотря на это, в ряде стран Запада все громче раздаются призывы усилить поддержку курса киевских властей на милитаризацию общества и государства, «накачать» Украину смертоносным оружием, втянуть в НАТО. Вселяет надежду крепнущая в Европе оппозиция таким планам, способным лишь усугубить трагедию украинского народа.

Россия будет и далее добиваться установления мира. Мы последовательно выступаем за прекращение боевых действий, отвод тяжелых вооружений, начало прямых переговоров Киева с Донецком и Луганском о конкретных путях восстановления общего экономического, социального и политического пространства в рамках территориальной целостности Украины. Именно этому были посвящены многочисленные инициативы В.В.Путина в рамках «нормандского формата», позволившие запустить минский процесс, наши последующие усилия по его развитию, включая вчерашние переговоры в Кремле лидеров России, Германии и Франции. Как вы знаете, эти переговоры продолжатся. Мы считаем, что есть все возможности достичь результатов и согласовать рекомендации, которые позволят сторонам реально развязать этот конфликтный узел.

Важно, чтобы все осознали реальные масштабы рисков. Пора избавиться от привычки рассматривать каждую проблему отдельно, не видя «за деревьями леса». Пора оценить обстановку комплексно. Мир сегодня находится на крутом переломе, связанным со сменой исторических эпох. «Родовые муки» нового мироустройства проявляются через возрастание конфликтности в международных отношениях. Если вместо стратегического глобального видения верх возьмут конъюнктурные решения политиков с оглядкой на ближайшие выборы у себя дома, то возникнет опасность утраты контроля над рычагами глобального управления.

Напомню, что на начальном этапе сирийского конфликта многие на Западе призывали не преувеличивать угрозу экстремизма и терроризма, утверждая, что она потом как-нибудь сама «рассосется», что главное – добиться смены режима в Дамаске. Мы видим, что из этого вышло. Огромные территории на Ближнем Востоке, в Африке, афгано-пакистанской зоне становятся неподконтрольными легитимным властям. Экстремизм выплескивается в другие регионы, включая Европу. Обостряются риски распространения ОМУ. Взрывоопасный характер приобретает ситуация в ближневосточном урегулировании, в других зонах региональных конфликтов. Адекватной стратегии по сдерживанию этих вызовов до сих пор не выработано.

Хотелось бы надеяться, что сегодняшние и завтрашние дискуссии в Мюнхене приблизят нас к пониманию того, на каком уровне находятся усилия по поиску коллективных ответов на общие для всех угрозы. Разговор, если рассчитывать на серьезный результат, может быть только равноправным, без ультиматумов и угроз.

Мы по-прежнему убеждены, что весь комплекс проблем было бы намного легче решать, если бы крупнейшие игроки договорились о стратегических ориентирах своих взаимоотношений. Недавно уважаемый мной постоянный секретарь Французской академии Элен Каррер д’Анкос сказала, что «настоящей Европы не может быть без России». Мы хотели бы понять, разделяют ли эту точку зрения наши партнеры или же они склонны продолжать курс на углубление раскола общеевропейского пространства и противопоставление друг другу его фрагментов? Хотят ли они создавать архитектуру безопасности с Россией, без России или против России? Разумеется, и наши американские партнеры должны ответить на этот вопрос.

Мы давно предлагаем приступить к строительству единого экономического и гуманитарного пространства от Лиссабона до Владивостока, опирающегося на принципы равной и неделимой безопасности, которое охватывало бы как членов интеграционных союзов, так и не входящие в них страны. Особую актуальность имеет создание надежных механизмов взаимодействия между ЕАЭС и ЕС. Приветствуем намечающуюся поддержку этой идеи ответственными европейскими лидерами.

В год 40-летия Хельсинкского Заключительного акта и 25-летия Парижской хартии Россия выступает за то, чтобы наполнить эти документы реальной жизнью, не допустить подмены закрепленных в них принципов, обеспечить стабильность и процветание на всем евроатлантическом пространстве на основе подлинного равноправия, взаимного уважения и учета интересов друг друга. Желаем успеха сформированной в рамках ОБСЕ «группе мудрецов», которая должна прийти к консенсусу в виде своих рекомендаций.

Отмечая 70-летие окончания Второй мировой войны, следует помнить об ответственности, которая лежит на всех нас.

Благодарю за внимание.

Вопрос: Понимаю все упомянутые Вами проблемы в отношениях с США – ДОВСЕ, ПРО. Помимо того, что по Договору об СНВ Россия приравнивает беспилотники к крылатым ракетам, хотелось бы отметить, что Президент США Б.Обама значительно сократил европейскую ПРО. Если у России есть проблемы в отношениях с США, почему за это должна расплачиваться Украина? Имею в виду захват Крыма и попытки расколоть Украину. Что такого сделали бедные украинцы, что вы наказываете их за грехи американцев?

С.В.Лавров: Я уже понял, что у Вас, конечно, извращенное сознание. Не надо путать яблоки и апельсины. Сейчас говорят «урегулируем украинский кризис, и вся система безопасности и стабильности сама собой начнет работать». Наоборот. Урегулировать кризис надо, это первейший приоритет, но мы не можем закрывать глаза на то, что все договоренности, заключенные по окончании "холодной войны", не соблюдаются. У нас нет никакого желания кому-то мстить, тем более за чей-то счет. Мы хотим иметь нормальные отношения с США. Не мы разрушали развернутые механизмы, которые были созданы за последние годы и которые обеспечивали повседневный контакт и снятие озабоченностей друг друга. Не мы выходили из Договора о ПРО. Не мы отказались ратифицировать адаптированный ДОВСЕ. Сейчас надо собирать по крохам то, что у нас остается и каким-то образом на основе переподтверждения хельсинских принципов договариваться о новой системе безопасности, в которой было бы уютно всем, включая Украину, Грузию, Молдову — всех, кого наши американские коллеги ставят перед выбором: пойти в сторону Запада и меньше сотрудничать с Россией. Это факт.

Мне известно, что американские послы по всему миру получают такие указания. Вижу здесь А.Вершбоу, который недавно давал интервью, назвав НАТО «самым миролюбивым блоком на свете» и «надеждой европейской стабильности и безопасности». А кто бомбил Югославию, Ливию в нарушение резолюций СБ ООН? Успехи, которые приносят односторонние акции, мы наблюдаем сейчас на Ближнем Востоке. Мы — за то, чтобы НАТО была не образцовой организацией, какой хотят ее представить, а участником равноправного диалога по обеспечению стабильности. Что в этом плохого? Все хотят, чтобы мы признали подчиненную роль всех остальных по отношению к США и НАТО. Не думаю, что это в интересах мирового порядка и стабильности.

Что касается начала событий на Украине, то Президент США Б.Обама недавно открыто сказал, что США были брокерами в процессе перехода (транзита) власти на Украине. Скромная формулировка, но мы прекрасно знаем, как это было, кто и как открыто обсуждал по телефону состав персоналий, которые должны быть представлены в новом украинском правительстве, и многое другое. Знаем, что происходит сейчас, кто повседневно мониторил события на «майдане». Там не было наших военных специалистов и экспертов.

Мы очень хотим, чтобы украинский народ восстановил свое единство, но это должно быть сделано на основе реального общенационального диалога. Когда центральные власти принимают решение отмечать как национальные праздники дни рождения С.Бандеры и Р.Шухевича, даты образования «украинской повстанческой армии», то возникает вопрос, как эти праздники могут отмечать на Востоке Украины? Никак. А на Западе уже не хотят отмечать 9 мая. Даже не говоря о других специфических особенностях украинского общества, одно это требует каких-то политических договоренностей.

Здесь, наверное, об этом стесняются говорить, но сейчас на Украине проходит мобилизация, которая наталкивается на серьезнейшие трудности. Представители венгерского, румынского меньшинств ощущают «позитивную» дискриминацию, поскольку их набирают в гораздо больших пропорциях, чем этнических украинцев. Почему не поговорить об этом? Или о том, что на Украине живут не только украинцы и русские, но есть и другие национальности, которые волею судеб оказались в этой стране и хотят в ней жить. Почему не обеспечить им равные права и не учесть их интересы? В ходе выборов в Верховную Раду венгерское меньшинство просило «нарезать» избирательные округа таким образом, чтобы хотя бы один этнический венгр попал в Раду. Округа «нарезали» так, что никто из венгров туда не попал. Все это свидетельствует о том, что есть, о чем поговорить. Есть реально существующие проблемы, мешающие украинскому государству выйти из этого тяжелейшего кризиса, но они замалчиваются на Западе. Я беседовал со многими, в том числе, сидящими здесь, когда ввели закон о люстрации. Один на один мне говорили, что это ужасный закон, который нужно срочно отменить. Я спрашивал, почему об этом не говорят публично, и слышал ответ, что сейчас есть понимание, что нужно поддерживать украинскую власть, не нужно ее критиковать. О чем еще тут можно говорить?

Очень надеюсь, что вчерашние усилия, предпринятые президентами Франции, России и Канцлером ФРГ, дадут результат, который будет поддержан сторонами конфликта и позволит реально успокоить ситуацию, начав так необходимый общенациональный диалог о путях решения всех проблем – социальных, экономических и политических.

Вопрос: Возвращаясь к результатам вчерашних переговоров в Москве и позавчерашних — в Киеве, хорошая новость заключается в том, что минские соглашения по-прежнему стоят на повестке дня, а плохая — что не все подписанты этих соглашений согласны их выполнять. Имею в виду представителей ДНР и ЛНР, ведущих наступательные действия, артиллерийский огонь и т.д. Российская Федерация также подписала минские договоренности. Сейчас наблюдаются попытки пересмотреть линию соприкосновения. Не оказывается давление на ополчение, хотя Россия признала, что может оказывать такое давление. Намерены ли вы на самом деле реализовать минские договоренности? Какие гарантии осуществления всех 12 пунктов минских договоренностей и давления на ДНР и ЛНР можете дать Вы, как Министр иностранных дел Российской Федерации?

С.В.Лавров: Как только главные участники минского процесса — украинские власти и представители провозглашенных республик ДНР и ЛНР — достигнут договоренностей по всем практическим аспектам выполнения каждого из минских пунктов, я убежден, что Россия будет среди тех, кто обеспечит такие гарантии - хоть в ОБСЕ, хоть в СБ ООН. Убежден, что Германия, Франция и другие страны также будут готовы предоставить такие гарантии. Но гарантировать можно только то, что уже сделано и достигнуто. Договариваться нужно напрямую. Не надо делать вид, что эти люди будут «брать под козырек». Они живут на своей земле и воюют за нее. Когда говорят, что они сами не смогли бы обеспечивать превосходство на поле боя, то отвечу, что у них дело правое. А украинские солдаты не понимают, за что их бросают воевать. Повторю, договариваться нужно напрямую.

Однажды Администрацию США критиковали за то, что она активно поддерживала контакты с талибами через Доху (Катар). В ответ на критику Администрация спросила, почему критикуют: «Да, они враги, но с друзьями переговоры не ведут. Переговоры ведут с врагами». Если украинские власти считают врагами своих граждан, то все равно с ними придется договариваться. Нашим украинским коллегам не надо надеяться на то, что безоглядная поддержка, которую они получают со стороны, решит все проблемы. Такая поддержка, лишенная всякого критического анализа происходящего, некоторым кружит головы. Так же, как в 2008 г. она вскружила голову М.Саакашвили. Все знают, что из этого вышло.

Вопрос: Я являюсь участником организации под названием «Европейская сеть лидеров». В нее входят представители России, США, стран Европы. Недавно мы провели исследование о нарушениях воздушного пространства. Если наш первый приоритет – разрядить обстановку на Востоке Украины и добиться соглашения о прекращении огня, не считаете ли Вы, что следующим приоритетом должна стать попытка договориться или хотя бы избежать полного исчезновения доверия, разработать схему, которая позволила бы России, НАТО, Европе и США избегать ненужных потенциально опасных военных соприкосновений? В данной ситуации нам это не нужно. Почему серьезно не заняться разработкой такой схемы, которая дала бы нам уверенность, что наши самолеты, военные корабли и объекты не соприкасаются друг с другом так тесно, как это было последние пару недель?

Несколько недель назад из аэропорта Копенгагена в Варшаву вылетел самолет, который чуть не столкнулся с российским военным самолетом, находившимся в международном воздушном пространстве с отключенными транспондерами. Никакая европейская страна НАТО не сделала бы это по отношению к России. Почему военные самолеты России осуществляют полеты в международном пространстве с отключенными транспондерами, что делает их практически невидимыми? Это как большой черный грузовик на улицах ночного города без включенных габаритных огней. Почему это происходит? Когда будут прекращены подобные действия?

С.В.Лавров: У нас существовала разветвленная сеть двусторонних механизмов между Россией и НАТО в Совете Россия-НАТО, где военные ежедневно общались друг с другом, были специальные встречи экспертов из столиц, было много совместных проектов: по борьбе с терроризмом, коллективный проект по разработке детектора взрывчатых веществ «STANDEX».

Среди прочих был и проект по подготовке кадров для службы безопасности Афганистана, оснащения этой службы вертолетами. Также был проект «Common airspace initiative» (совместная инициатива по безопасности воздушного пространства). Сейчас все это «заморожено», хотя в рамках данных механизмов вполне можно было договариваться о том, чтобы избегать опасной военной деятельности.

Что касается конкретно темы активности военно-воздушных сил, у нас есть соответствующая статистика, которая показывает, что активность на натовской стороне возросла неизмеримо больше, чем на стороне России. По-моему, в конце января с.г. наш Постоянный представитель при НАТО А.В.Грушко встречался с генеральным секретарем Й.Столтенбергом по этому вопросу и передал ему «fact-sheet» с изложением ведущейся нами статистики. Мы открыты к воссозданию механизмов взаимодействия, но пока все они заморожены. Остался только совет постоянных представителей (Совет послов), встречи которого проходят нечасто. Все остальное закрыто.

Сейчас даже возникают следующие проблемы. Судя по всему, наши натовские коллеги хотят сократить физическое присутствие российских дипломатов в российском постпредстве при НАТО. Нам ограничивают доступ в штаб-квартиру, где есть наше помещение. Наверное, это будет способствовать дополнительному появлению «темных пятен» в наших отношениях и не будет помогать прояснять намерения друг друга.

Вопрос: Вы сказали, что хотите определить общие принципы европейской безопасности. Я боюсь, что принципы ЕС базируются на самоопределении и не соответствуют российским принципам. Вы верите в сферы влияния, как сказал Дж.Кеннон около 60 лет назад, многие российские соседи должны выбирать между тем, чтобы быть врагами и сателлитами. С учетом этой несовместимости наших ценностей какие общие правила возможны? Пять лет назад Д.А.Медведев выдвинул концепцию новой европейской архитектуры безопасности. Это не сработало, потому что Россия имеет сильно влияние на своих соседей. Видите ли Вы выход из этой ситуации? Возможен ли компромисс между российскими и европейскими подходами к построению безопасности в Европе?

С.В.Лавров: Наверное, Вы не очень внимательно слушали. Речь шла не о том, что необходимо разработать новые принципы. Я говорил, что необходимо переподтвердить принципы, содержащиеся в Хельсинском Заключительном акте, в Парижской хартии, в документах СРН, но на этот раз подтвердить по-честному. А самое главное – придать им обязывающую форму.

Упомянутый Вами Договор о европейской безопасности тоже не предлагал ничего нового. Он лишь предлагал в юридически обязывающей форме закрепить принцип неделимости безопасности, который провозглашен в рамках ОБСЕ и СРН. Наши натовские коллеги сказали, что юридические гарантии безопасности должны оставаться прерогативой НАТО, чтобы в нее все стремились, чтобы эта зрительная линия росла и углублялась. Зачем отказываться от того, чтобы безопасность была равной? Это было провозглашено, и это обязательство, которое взяли на себя президенты и премьер-министры стран Евро-Атлантики, ОБСЕ. Получается, что НАТО хочет сделать безопасность неравной. Как писал Дж.Оруэлл, чтобы кто-то был «более равным, чем другие».

Вы процитировали Дж.Кеннон. Я могу процитировать другое его высказывание о том, что «холодная война» была колоссальной ошибкой, которую сделал Запад.

Не надо изобретать ничего нового. Надо просто сесть и переподтвердить, а затем честно выполнять то, о чем договаривались пару десятилетий назад.

Вопрос: Я согласен с Вами в том, что за последние 25 лет не все было совершенно. У нас было много разногласий с Россией. Мы почти подписали соглашение о партнерстве, направленное на модернизацию российской экономики – и это всего один пример. Я считаю, что мы создали такую схему в Европе, которая обеспечивает территориальную целостность и суверенитет государств. Оба эти принципа были нарушены, и мы должны признать, что Россия сейчас является стороной конфликта на Украине. Мы можем преодолеть этот кризис, только если мы правильно проанализируем внутриполитическую ситуацию в этой стране. Ваше описание ситуации на Украине неприемлемо.

Была договоренность с В.Ф.Януковичем, одобренная парламентским большинством. Состоялись выборы, на которых 80% проголосовало за европейский курс. Националисты, коммунисты и фашисты получили 2-3% голосов. Вот какова реальная ситуация, от которой нужно отталкиваться. В ХХI веке не должно быть оснований для нарушения принципов суверенитета и территориальной ценности, закрепленных в Хельсинки. Принцип суверенитета заключается в том, что каждый народ, в том числе Украина, имеет право самостоятельно определять, с какой страной заключать торговые соглашения. Если соседнее государство пытается контролировать этот выбор, это возврат к старой политике и нарушение принципа суверенитета, что в настоящее время имеет место на Украине.

С.В.Лавров: Я уверен, что Ваше выступление будет хорошим сюжетом на телевидении.

Есть международные правила, которые, действительно, иногда трактуются по-разному, различные действия получают прямо противоположную интерпретацию. В Крыму произошло то, что предусмотрено Уставом ООН – самоопределение. В этом документе есть несколько принципов, и право наций на самоопределение стоит на ключевом месте. Почитайте Устав! Территориальная целостность, суверенитет обязаны уважаться. Генеральная Ассамблея ООН приняла декларацию, в которой разъяснила соотношение основных принципов международного права. Там было подтверждено, что суверенитет и территориальная целостность незыблемы, и страны, которые претендуют на то, чтобы их суверенитет уважали, должны уважать право проживающих в этих странах наций и не допускать предотвращение права на самоопределение путем использования грубой силы.

По Вашим словам, в Киеве произошло всего-то на всего выполнение соглашения, которое подписал президент В.Ф.Янукович, так как там были проведены выборы. Во-первых, на следующий день после подписания того соглашения, независимо от местонахождения В.Ф.Януковича (а он находился на Украине), были атакованы его резиденция, здание администрации президента, здания правительства в дополнение к тому, сколько зданий и людей сожгли на «майдане» за предыдущий период. Но растоптанное таким образом соглашение, которое засвидетельствовали министры иностранных дел Германии, Франции и Польши (кстати, в зале присутствует Р.Сикорский, который, наверное, может рассказать свою историю), в своем первом пункте предполагало создание правительства национального единства. Это ключевые слова. Цель национального единства не может зависеть от судьбы лишь одного В.Ф.Януковича. Если он исчез, теперь что же – можно захватывать власть вооруженным путем и плевать на национальное единство? Но Вы же с этим не согласитесь и правильно сделаете, потому что это непозволительно. Так вот, произошло это вместо правительства национального единства, которое к сентябрю должно было подготовить новую конституцию, на основе которой должны были быть проведены всеобщие выборы. Вот последовательность действий. Но отправной пункт –национальное единство. Вот откуда нужно выстраивать конституцию с учетом мнений во всей стране.

Вместо этого, когда упомянутое соглашение уже было предано забвению, А.Яценюк пошел на «майдан» и заявил о создании «правительства победителей». Затем области Украины, которые возмутились и стали протестовать, устраивать акции, говорить о том, что не приемлют результаты переворота, - их просто стали подавлять. Сначала стали арестовывать руководителей, которые выступали против переворота, а потом начали использовать силу. Кто на кого напал? Разве Донецк и Луганск пошли брать штурмом Киев? Совсем нет. На Юго-Восток была направлена войсковая группировка, с помощью которой стали пытаться установить власть силой.

Происходившее тогда на Украине видели в Крыму. На самых ранних этапах кризиса была попытка «Правого сектора» прорваться и захватить административные здания. Слава Богу, там есть перешеек, и народные дружины встали и не пустили их. В Крыму был проведен референдум о независимости, а затем о присоединении к России. В Косово не было никакого референдума, хотя Президент США Б.Обама недавно заявил, что Косово - это образцовый случай, потому что там люди проголосовали на референдуме. Референдума там не было, как и многих других «референдумов». Объединение Германии происходило без всякого референдума, и мы были активными сторонниками этого.

Когда закончилась Вторая мировая война, если вы помните, СССР выступал против раздела Германии. Говоря о методах, которые используются вместо прямого диалога, беда в том, что нынешний Президент Украины утратил монополию на применение силы. На Украине созданы частные батальоны, оплачиваемые лучше, чем регулярная армия. В эти батальоны под разными названиями (включая «Азов», который я цитировал) из регулярной армии перебегают люди.

Среди тех, кто их возглавляют, есть откровенные ультранационалисты. Мы с Вами, г-н Э.Брок, давно общаемся. Вы даже в Москву приезжали. Поэтому мой ответ Вам очень прост. Если Вы хотите произносить гневные речи, которые будут подкреплять Ваши позиции в политике, в Европарламенте, это одно, если же хотите разговаривать, то давайте сядем и переподтвердим все хельсинские принципы, посмотрим, почему в одних случаях Вы не считаете, что они нарушались, а в других – считаете, что так оно и было.

Кстати, недавно базирующееся в Нюрнберге украинское рейтинговое агентство «GFK Ukraine» проводило опрос в Крыму. По его результатам более 90% сказали, что они поддерживают присоединение Крыма к России, против было 2%, и еще 3% сказали, что пока еще не очень понимают (что происходит). Это статистика, это люди. Вот коллега говорил, что в ЕС главный принцип – это уважение самоопределения. Только Вы говорили про страны, а в данном случае произошло самоопределение народа, при этом оно произошло на основе многовековой истории. Мы все это можем обсуждать, если Вы действительно хотите понять нашу позицию и чем мы руководствовались. Об этом многократно говорил Президент России В.В.Путин. Можно, конечно, над этим смеяться. Тогда просто кто-то от этого получит удовольствие. Смех тоже, говорят, продлевает жизнь!