МИНИСТЕРСТВО ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Официальный сайт

Главная страница \ Информация о текущей деятельности МИД России \ Информационные материалы Министерства иностранных дел \ Пресс–служба МИД России \



Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Франции Л.Фабиусом, Москва, 17 сентября 2013 года


1762-17-09-2013

Уважаемы дамы и господа,

Мы провели переговоры с Министром иностранных дел Французской Республики Л.Фабиусом. По уже установившейся традиции разговор был доверительным, открытым, полезным и весьма своевременным.

Важная часть нашего двустороннего политического диалога – готовность к обсуждению всех без исключения вопросов, как тех, по которым у нас есть перспективы взаимовыгодного взаимодействия, так и тем, по которым наши позиции на данный момент не во всем совпадают.

Мы были едины в позитивной оценке состояния и перспектив российско-французских отношений. До конца года намечен весьма плотный график двусторонних контактов, включая очередные заседания Совета по экономическим, финансовым, промышленным и торговым вопросам (СЕФИК), Российско-Французской Комиссии по вопросам двустороннего сотрудничества на уровне глав правительств. На этих мероприятиях будет рассмотрен весь комплекс вопросов продвижения экономического взаимодействия, как об этом договаривались президенты, с акцентом на партнерство в высокотехнологичных, инновационных сферах, производственном сотрудничестве и перспективой совместного выхода на рынки третьих стран.

В ноябре с.г. ожидаем проведения в Москве очередного заседания Совета сотрудничества по вопросам безопасности (формат «два плюс два») с участием министров иностранных дел и обороны России и Франции. Рассчитываем, что это станет еще одним важным мероприятием для сопоставления наших позиций по всем ключевым проблемам безопасности и международных отношений.

Народы наших стран всегда проявляли интерес к истории, культурному наследию друг друга, поэтому так важен культурно-гуманитарный аспект двустороннего сотрудничества. В 2013-2015 гг. в России и Франции проходят «перекрестные» Сезоны театра, кино и изобразительных искусств. На будущий год готовим дополнительные мероприятия, представляющие интерес для россиян и французов.

Приветствуем принимаемые во Франции меры по укреплению позиций русского языка. Изучаем возможность открытия в Париже российско-французских начальной школы и лицея. Безусловно, признательны нашим французским друзьям за внимание, которое они оказывают проекту сооружения во французской столице русского православного храма и духовно-культурного центра.

Делаем с французскими партнерами все возможное для дальнейшего максимального облегчения визового режима в наших двусторонних отношениях. Признательны им за последовательную позицию в пользу облегчения и, в итоге, отказа от визовых требований в отношениях между Россией и ЕС.

У нас есть и такая сфера сотрудничества, как Совет Россия-НАТО. Здесь мы тоже признательны Франции за конструктивную позицию, нацеленную на поиск возможностей сопряжения усилий России и всех членов Североатлантического альянса.

Сегодня мы достаточно подробно обсудили положение на Ближнем Востоке и Севере Африки с особым упором на ситуацию в Сирии. У нас нет разногласий относительно конечных целей, которые мы все хотели бы видеть для сирийского народа. А именно – преодоление кровопролития, восстановление мира на основе уважения суверенитета, территориальной целостности этой страны, сохранения ее светского характера при обеспечении прав и свобод всех этнических, конфессиональных и других групп. Эти цели разделяются Москвой и Парижем, хотя по путям их достижения у нас имеются определенные расхождения. В то же время есть общие позиции в том, что весьма остро вставшая сейчас проблема ликвидации химоружия в САР должна быть решена. Благодарим французских друзей за поддержку российско-американской инициативы, которая сейчас будет рассматриваться в Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО), а затем рассчитываем принять резолюцию СБ ООН в поддержку решения ОЗХО. У нас также есть общее понимание необходимости скорейшего созыва конференции «Женева-2» с целью полного выполнения договоренностей «Женевы-1», включая создание переходного управляющего органа, который будет обладать всей полнотой исполнительной власти и создан на основе общего согласия сирийских сторон.

Говоря о ситуации в регионе, мы также привлекли внимание наших собеседников к тому, чтобы проблема нераспространения оружия массового уничтожения (ОМУ) постоянно была в центре нашего общего внимания. Это касается и такой давно поставленной, но пока не реализованной задачи, как создание на Ближнем Востоке зоны, свободной от оружия массового уничтожения. Решение проблемы химического оружия Сирии будет крупным шагом в направлении создания такой зоны. Медлить с формальным созывом соответствующей конференции уже становится неправильно. Будем выступать за скорейший созыв этого форума.

По другим различным международным сюжетам у нас совпадающие позиции. Как известно, мы поддержали действия Франции в Мали в плане сдерживания террористической угрозы для всего Сахаро-Сахельского региона. Ожидаем первого заседания нового механизма, созданного в рамках формата «два плюс два» – имею в виду двустороннюю рабочую группу по противодействию новым вызовам и угрозам, которая позволит теснее координировать наши действия в борьбе с терроризмом, наркоугрозой и в целом с организованной преступностью. Мы предложили провести первое заседание этой группы в Москве. Надеемся, в ближайшее время будут согласованы конкретные даты.

Так что, дискуссии, как всегда в наших отношениях с Л.Фабиусом и французскими друзьями в целом, были весьма интересными и полезными. Созданы неплохие заделы на будущее, в том числе в отношении дальнейшего согласования действий по сирийскому кризису. Повторю, несмотря на расхождения, касающиеся тактического аспекта, у нас есть общее понимание задач, которые нам необходимо в конечном итоге решить.

Признателен Л.Фабиусу за хорошую совместную работу.

Вопрос: Как Вы прокомментируете оценки доклада экспертов ООН, в частности, заявления, что этот документ полностью доказывает вину правительства Б.Асада в организации химической атаки (21 августа с.г. в Гуте)?

С.В.Лавров: У инспекторов ООН не было мандата определять виновных. Это не от них зависит. Мандат был выдан Генеральным секретарем ООН. Он еще до конца не выполнен, и экспертам необходимо вернуться в Сирию, чтобы расследовать инциденты, имевшие место в марте с.г. под Алеппо и в других частях Сирии в другие периоды. Считаем, что обязательно должны быть расследованы и сообщения о применении химического оружия уже после 21 августа с.г., а именно 22, 24 и 25 августа. Это все предстоит проделать инспекторам, и после этого они составят уже окончательный доклад о своей миссии.

Что касается вчерашнего доклада, то он посвящен конкретному эпизоду. В пользу того, чтобы инспекторы прервали свою миссию и подготовили доклад только по конкретному случаю использования химоружия 21 августа, выступали многие страны. Мы против такого особого чрезвычайного подхода не возражали. Доклад доказывает, что химическое оружие было применено. Вопросы, которые возникли у нас, мы задали в Совете Безопасности ООН. Ответ на вопрос о том, где был произведен боеприпас - на заводе или кустарным способом - не прозвучал. Нет ответов и на ряд других вопросов, которые мы задали.

Повторю еще раз, доклад требует изучения, но не изолированного, а в совокупности со всеми свидетельствами, которыми полны Интернет и в целом СМИ, включая свидетельства, предоставленные монахинями соседнего монастыря, журналисткой, специально посетившей этот район, разговаривавшей с боевиками и почерпнувшей от них информацию о том, что им из-за границы привезли какие-то боеприпасы. Есть и открытое письмо бывших сотрудников ЦРУ и Пентагона Президенту США Б.Обаме, в котором события 21 августа и других дней охарактеризованы как инсценировка.

Мы хотим, чтобы события (21 августа) были расследованы беспристрастно, объективно и профессионально. У нас есть серьезнейшие основания предполагать, что была совершена провокация. Некоторые наши партнеры безапелляционно заявили, что только режим мог применить химическое оружие - как это сейчас прозвучало и в Вашем вопросе. Но истина должна быть установлена. Для дальнейшей работы СБ ООН это будет лакмусовым тестом: либо мы будем хвататься за Главу VII Устава ООН, когда кто-нибудь заявит, что режим или оппозиция применили химическое оружие, и подыгрывать эмоциям, совершенно не допустимым в принятии серьезных решений; либо мы будем полагаться на профессионалов, которые должны каждый эпизод и каждое сообщение такого рода изучить тщательно и беспристрастно и доложить Совбезу ООН уже окончательную картину.

Вопрос: Каковы перспективы и судьба «Женевы-2» при расхождениях в позициях России и Франции?

С.В.Лавров (отвечает после Л.Фабиуса): Сначала, конечно, скажу, что Сирия не уникальна в том, что долгое время не отвечала на вопросы о наличии у себя оружия массового уничтожения. Главное, что в конечном итоге Дамаск признал это и, что еще важнее, безоговорочно присоединился к Конвенции о запрещении химического оружия. Даже более чем безоговорочно. В соответствии с нормальной процедурой, применительно к САР, как к новому члену, Конвенция вступила бы в силу через 30 дней после подачи заявки. Сирия же попросила немедленно начать применять Конвенцию и выразила готовность выполнять все обязательства по ней. Мы это приветствуем.

Как я уже сказал, это надо рассматривать в том числе в контексте реализации задачи по созданию на Ближнем Востоке зоны, свободного от ОМУ, которая была поставлена три года назад всем международным сообществом. Убежден, что нынешняя динамика, возникшая в результате той договоренности, позволит улучшить атмосферу для того, чтобы реализовать инициативу созыва Женевской конференции с целью полного выполнения договоренностей, содержащихся в Женевском коммюнике от 30 июня 2012 г.

13 сентября в Женеве мы провели встречу с Госсекретарем США Дж.Керри и спецредставителем ООН/ЛАГ по Сирии Л.Брахими. У нас есть общее понимание и с Францией по вопросу о созыве такой конференции. Скажу больше, в июне нынешнего года на саммите «восьмерки» в Лох-Эрне при обсуждении сирийской темы, Президент Французской Республики Ф.Олланд предложил, чтобы «Группа восьми» выступила с инициативой объявления конкретной даты созыва конференции с целью оказать давление на всех потенциальных участников, чтобы они перестали уходить в сторону от этого мероприятия. Президент Российской Федерации В.В.Путин поддержал такое предложение Ф.Олланда, но некоторые другие участники «восьмерки» сочли это нецелесообразным.

Российская сторона готова объявить дату хоть сегодня или завтра, т.к. мы уверены, что сирийское правительство уже заявило о своей готовности направить делегацию. Эта делегация объявлена. Главное сейчас, чтобы оппозиция поступила бы таким же образом.

Ценим усилия, которые предпринимают наши американские партнеры, коллеги в Европе и в регионе, имеющие решающее влияние на «Национальную коалицию», которую они считают главным и единственным оппозиционным движением. Но пока эти усилия не приносят результатов. Коалиция в штыки восприняла российско-американское предложение о ликвидации химического оружия в Сирии через механизмы Конвенции, поскольку они очень рассчитывали, что проблема будет решаться путем военной интервенции. Они были разочарованы тем, что интервенция не состоялась, и вопрос перешел сугубо в политико-правовую плоскость.

Подобная позиция, на наш взгляд, является контпродуктивной. Те, кто влияют на коалицию, кто ее создавал и продолжает укреплять, конечно, несут за это ответственность – как, собственно, и за обеспечение участия оппозиционеров в Женевской конференции. Мы обсуждали эту задачу с Л.Фабиусом. У нас совпадение позиций о необходимости сделать это как можно скорее, чтобы подтолкнуть всех сирийцев к достижению общего согласия по созданию переходного управляющего органа со всей полнотой исполнительной власти, как и записано в Женевском коммюнике.

Встает проблема персоналий, о чем не раз заявляла оппозиция. Но договариваться, конечно, должны сами сирийцы. Чем чаще и громче из различных столиц, в том числе европейских, стран региона, Вашингтона звучат заявления о том, что Президент Сирийской Республики Б.Асад «преступник», что «ему нет места на этой земле», а «его место в Международном трибунале в Гааге», тем непримиримее становится коалиция, претендующая на то, чтобы представлять интересы всего сирийского народа. Тем сложнее становится задача заставить коалицию выполнять Женевское коммюнике через созыв новой конференции уже с участием сирийских сторон. Повторю – цели у нас общие, но в отношении методов мы пока не достигли совершенства. Надо работать дальше.

Вопрос: Готова ли Россия проголосовать за принудительную резолюцию Совета Безопасности по Главе VI или VII Устава ООН?

С.В.Лавров: Это абстрактный вопрос. Мы должны вести речь не о каких-то резолюциях по VI, VII или какой-либо еще Главе, а задаче, которая сейчас стоит перед международным сообществом. Как мы уже сказали с Л.Фабиусом, это – проведение конференции «Женева-2». Ключевой задачей является также реализация плана ликвидации сирийского химического оружия.

Мы, по понятным причинам, выступаем за выполнение российско-американской инициативы. Понимаем, что другие страны в этой договоренности не участвовали, но мы с Госсекретарем США Дж.Керри договорились активно продвигать согласованные 12-14 сентября с.г. в Женеве подходы. Об этом мы тоже говорили сегодня с Л.Фабиусом. Как я почувствовал, Франция, как и многие другие страны (о чем сообщают наши коллеги из-за рубежа), готова поддержать такие подходы. Предложение заключается, прежде всего, в том, что в качестве приоритетного шага Россия и США подготовят проект решения Исполнительного совета ОЗХО, в котором будут прописаны процедуры, методы, сроки осуществления мероприятий по ликвидации химоружия в САР. ОЗХО – профессиональная организация. Соображения российских и американских экспертов о нашем видении такого решения в общих чертах изложены в одобренном в Женеве документе. Конечно, эти соображения предстоит перевести на понятный, четкий, выполнимый юридический язык. Соответствующий проект российские и американские эксперты, специалисты ОЗХО подготовят и внесут в ближайшие дни.

Вторая часть российско-американских договоренностей заключается в том, чтобы после принятия этого решения Исполнительным советом ОЗХО Совбез ООН его бы поддержал, а также одобрил бы дополнительные меры по вопросам, выходящим за компетенцию ОЗХО, прежде всего в части обеспечения безопасности работы экспертов.

Безусловно, в соответствии с общепринятой практикой страна-хозяйка (принимающая сторона, правительство соответствующего государства) обеспечивает безопасность работы инспекторов. Кстати, в нашем с Дж.Керри заявлении мы упомянули, что и другие сирийские стороны – то есть оппозиция – несут ответственность за безопасную работу тех, кто приедут заниматься ликвидацией химического оружия. Ясно также, что необходимы дополнительные шаги, поскольку места хранения, которые будут определены в итоге первого этапа работы экспертов, потребуют определенного международного присутствия. Уверен в этом. Россия готова участвовать в мероприятиях по обеспечению такой безопасности по периметрам районов, где эксперты будут проводить соответствующие работы.

Вот, собственно, и все. Резолюция СБ ООН, призванная одобрять решение Исполнительного совета ОЗХО, не будет по Главе VII. Об этом мы четко сказали в Женеве, и в согласованном нами документе об этом нет ни слова. Но в резолюции действительно будет содержаться обязательство Совета Безопасности на регулярной основе контролировать ход выполнения решения Исполнительного совета Организации по запрещению химического оружия. Если поступят сообщения о случаях отказа от сотрудничества, препятствиях работе инспекторов, которые будет чинить та или другая сторона, сообщения (не приведи Господь!) о применении кем бы то ни было химоружия, то СБ ООН, конечно, будет рассматривать такую ситуацию, чтобы самым срочным образом установить истину, понять, не является ли эта информация простой провокацией, которых за последнее время было немало. Подобные сообщения как раз и направлены на то, чтобы спровоцировать внешнюю интервенцию. Но при наличии убедительных данных Совбез должен принимать меры к нарушителям – и такие действия, конечно, будут осуществляться.

Упомяну, что в российско-американском документе особо выделено, что мы хотим акцентировать возможности, заложенные в Конвенции по запрещению химического оружия, в частности, в статье VIII. Она предполагает, что в случаях, когда ОЗХО наталкивается на трудности в своей работе по ликвидации химоружия в той или иной стране, эта Организация имеет право обратиться в СБ ООН. Поэтому связка профессиональной работы инспекторов, которые «на земле» будут чувствовать, как идут дела, и Совета Безопасности, который будет контролировать ход их работы и получать от них регулярную и срочную (при возникновении каких-то проблем) информацию о текущем положении, гарантирует достаточно надежный правовой механизм отслеживания всего процесса.

Вопрос: Не могли бы Вы прокомментировать информацию, согласно которой во вчерашнем докладе экспертов ООН содержится пассаж, что выпущенный 21 августа с.г. по Гуте боеприпас с химоружием был доставлен ракетой советского производства?

С.В.Лавров: Я видел фотографию, где на боеприпасе просматривается часть надписи на кириллице.

По этому региону «гуляет» столько всякого оружия как с советских, так и недавних времен. Оружие, которое поставлялось во время конфликта в Ливию, вопреки единогласно одобренному СБ ООН эмбарго на поставки вооружения в эту страну, сейчас «расползлось» по всей Северной Африке, а может быть и за ее пределами. Судя по всему, оно есть и в Мали, и в ЦАР, и в Чаде, и в Мавритании.

Мы выступаем за самый строгий контроль оружейной торговли. Добиваемся того, чтобы продолжающееся во многих странах незаконное, нелицензированное производство вооружений советских образцов было прекращено. Это дается с большим трудом, поскольку целый ряд стран, включая некоторых членов ЕС и НАТО, видимо, усматривают в этом прибыльный бизнес и не хотят договариваться о прекращении нелицензионного производства бывших советских вооружений. Будем этого добиваться.

В том, что касается конкретного случая, о котором Вы спросили, то, как я уже сказал, нужно изучить всю совокупность факторов, в том числе имеющиеся свидетельства непосредственно посещавших район, где все произошло.