МИНИСТЕРСТВО ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Официальный сайт

Главная страница \ Информация о текущей деятельности МИД России \ Информационные материалы Министерства иностранных дел \ Пресс–служба МИД России \



Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на пресс-конференции по итогам деятельности российской дипломатии в 2013 году, Москва, 21 января 2014 года

94-21-01-2014


Уважаемые дамы и господа,

Спасибо, что откликнулись на наше приглашение посетить традиционную встречу, посвященную подведению внешнеполитических итогов прошедшего года, о которых я кратко расскажу. А затем перейдем к ответам на вопросы.

Мы наблюдаем процесс формирования новой полицентричной международной системы. Он продолжался и сопровождался усилением глобальной конкуренции, соперничества, в т.ч. ценностных ориентиров и моделей развития.

В этой обстановке Россия стремилась способствовать укреплению международной и региональной стабильности, обеспечению устойчивости глобального управления. В своих действиях мы опирались на утвержденную в феврале прошлого года новую редакцию Концепции внешней политики Российской Федерации, которая уточнила видение наших приоритетов в меняющемся мире, и на Указ Президента России от 7 мая 2012 г. «О мерах по реализации внешнеполитического курса Российской Федерации». Эти документы нацеливают нас на то, чтобы, прежде всего, уделять внимание обеспечению благоприятных внешних условий для социально-экономического развития страны, содействия переводу экономики на инновационные рельсы, повышению качества и уровня жизни наших граждан.

В этих целях Россия последовательно продвигала позитивную, объединительную повестку дня международных отношений с тем, чтобы приблизить решение фундаментальных проблем современного мира. Именно такими подходами мы руководствовались в качестве председателя «Группы двадцати» и продолжим их придерживаться в текущем году после перехода к России функций председателя «Группы восьми», саммит которой пройдет 4-5 июня в Сочи. Среди наших приоритетов в «восьмерке» - задачи повышения эффективности на таких направлениях, как борьба с наркоугрозой, противодействие терроризму и экстремизму, охрана здоровья, формирование глобальной системы управления рисками, связанными с природными и техногенными катастрофами, содействие урегулированию региональных конфликтов.

В прошлом году удалось добиться подвижек в создании условий для мирного разрешения некоторых наиболее опасных кризисных ситуаций. Россия вместе с партнерами из США, Европы, КНР, другими странами самым активным образом способствовала мобилизации усилий международного сообщества на сирийском и иранском треках. Прежде всего, мы удовлетворены тем, что возобладали здравые подходы, опирающиеся на логику мира и базовые принципы международного права. Последовательно призываем выстраивать совместную работу именно на такой основе в противовес односторонним действиям, включая попытки использовать силу в обход Устава ООН.

Одновременно с участием в реализации программы уничтожения сирийского химического оружия Россия делает все от нее зависящее в интересах продвижения к политическому урегулированию сирийского кризиса. В соответствии с российско-американской инициативой завтра в швейцарском городе Монтрё открывается международная конференция, которая призвана дать старт межсирийскому общенациональному диалогу на основе Женевского коммюнике от 30 июня 2012 года.

Определить контуры будущего своей страны могут только сами сирийцы. Попытки внешних сил заниматься «социальной инженерией», диктовать другим народам рецепты политического устройства контрпродуктивны и не приведут к прочному миру и национальному согласию. В качестве примера приведу достаточно серьезное, опасное развитие ситуации в Южном Судане – стране, создание которой во многом является результатом активности ряда крупных международных игроков.

Важнейшая проблема, резко обострившаяся в ходе сирийского кризиса,- подъем волны экстремизма и терроризма. Сегодня большинство серьезных политиков признают, что самую главную угрозу в Сирии представляют действия террористических групп, связанных с «Аль-Каидой». Выработка мер по их нейтрализации должна стать одним из приоритетов конференции «Женева-2». Напомню, что лидеры «восьмерки» на саммите в Северной Ирландии в июне прошлого года призвали к объединению сирийского правительства и оппозиции в борьбе с терроризмом.

Вчера начался отсчет реализации плана действий по урегулированию ситуации вокруг иранской ядерной программы (ИЯП) на основе принципов поэтапности и взаимности, как это было предложено Российской Федерацией. Вместе с партнерами по «Группе 5+1» и иранскими коллегами будем продолжать поиск окончательного всеобъемлющего решения, которое обеспечило бы неотъемлемые права Ирана на развитие мирной ядерной программы под контролем МАГАТЭ и безопасность всех стран региона, включая Израиль.

Хорошо понимаем, что успех на уже упомянутых и других направлениях мировой политики не гарантирован. Впереди немало опасных развилок, на которых вновь придется делать выбор между долгосрочными стратегическими интересами мирового сообщества и сиюминутными выгодами или конъюнктурными соображениями. Что касается России, то мы будем последовательно добиваться закрепления тенденций к согласованию общеприемлемых подходов, обеспечивающих равную и неделимую безопасность всех стран.

Это – наш ключевой приоритет применительно и к ситуации в Евро-Атлантике. Нельзя, чтобы оставались на бумаге решения ОБСЕ, Совета Россия-НАТО, призвавшие к созданию общего пространства мира, безопасности и стабильности в евроатлантическом регионе при опоре на принципы взаимного доверия, транспарентности, предсказуемости и неделимости безопасности, когда ни одно государство не будет обеспечивать свою безопасность за счет безопасности других.

Знаковые даты, которые будут отмечаться в текущем году – 100-летие начала Первой мировой войны и 75-летие начала Второй мировой войны – напоминают о том, к каким катастрофическим последствиям приводят вера в собственную исключительность и геополитические игры с нулевым результатом.

Россия последовательно работала в интересах укрепления стратегического партнерства с Европейским союзом. Убеждены, в долгосрочном плане нашим общим интересам отвечает формирование единого экономического и гуманитарного пространства от Атлантики до Тихого океана. Эту инициативу, как известно, выдвинул Президент Российской Федерации В.В.Путин.

Рассуждения о появлении каких-то системных проблем в партнерстве России и Евросоюза представляются надуманными (разумеется, если руководствоваться принципами равенства и взаимного уважения).Убеждены, что эти принципы должны применяться в отношении всех государств, включая, конечно же, страны, участвующие в программе «Восточного партнерства». Уважение права самостоятельно определять свою судьбу имеет фундаментальное значение в современном мире, и никому не должен навязываться выбор извне, тем более по принципу «или-или».

Реалиям XXI века отвечает стирание, а не закрепление разделительных линий, не обособление, а гармонизация интеграционных процессов. Именно так мы совместно с Белоруссией и Казахстаном стремимся развивать интеграционный проект, нацеленный на создание к 2015 г. Евразийского экономического союза. Как известно, и мы об этом не раз говорили, наши интеграционные структуры открыты и для других партнеров, включая, прежде всего, всех участников Зоны свободной торговли СНГ.

Пользуясь случаем, желаю успехов Украине на посту председателя СНГ в текущем году. Поддерживаем программу, которую сформулировало украинское руководство для своего председательства в Содружестве.

С сентября прошлого года Россия, в свою очередь, председательствует в ОДКБ. Наша программа председательства нацелена на повышение эффективности этой структуры, в том числе в сфере реагирования на общие вызовы и угрозы, в том числе исходящие с территории Афганистана, учитывая «фактор 2014 года».

Продуктивные результаты совместной работы России и США на ряде ключевых направлениях мировой политики подтвердили значительный потенциал двустороннего взаимодействия. К сожалению, расширению сотрудничества не способствуют сохраняющиеся раздражители, включая развертывание глобальной системы ПРО, попытки экстерриториального применения американского законодательства в отношении российских граждан и компаний. Со своей стороны открыты для наращивания партнерства с той степенью интенсивности, к которой будут готовы в Вашингтоне, на основе учета интересов друг друга, равноправия и невмешательства во внутренние дела.

Динамичное развитие по всем направлениям получили российско-китайские отношения всеобъемлющего стратегического партнерства и взаимодействия. Сотрудничество Москвы и Пекина по ключевым проблемам современного мира, в том числе в рамках ООН, БРИКС, ШОС, стало важным фактором обеспечение сбалансированного характера международных отношений.

Неотъемлемым элементом внешнеполитического курса России являются усилия по углублению интеграции нашей страны в Азиатско-Тихоокеанский регион (АТР), использованию его потенциала для подъема Сибири и Дальнего Востока, что является нашим национальным приоритетом на весь XXI век. На обеспечение стабильности и безопасности в АТР направлена одобренная Восточноазиатским саммитом в Брунее в октябре 2013 г. российская инициатива, поддержанная КНР, о разработке рамочных принципов формирования новой региональной архитектуры.

Укреплялось наше стратегическое партнерство с Индией, Вьетнамом. Новый импульс был дан отношениям со странами АСЕАН, многоплановому сотрудничеству с Японией, Республикой Корея, другими государствами региона, включая участие в деятельности различных многосторонних механизмов в АТР.

Продолжали расширять взаимовыгодные отношения с государствами Латинской Америки, Африки и их интеграционными объединениями и региональными структурами.

В числе наших безусловных приоритетов остаются защита прав российских граждан и соотечественников, проживающих за рубежом, содействие продвижению интересов отечественного бизнеса, расширение международного гуманитарно-культурного сотрудничества, углубление межцивилизационного и межрелигиозного диалога, информационное сопровождение международной деятельности.

Развивалось тесное сотрудничество с Федеральным Собранием Российской Федерации, структурами гражданского общества, включая работу Делового и Научного Советов при Министре иностранных дел, механизмы регулярного общения и обратной связи с Общественной палатой, неправительственными организациями.

Реализуя стоящие перед российской дипломатической службы задачи в наступившем году, будем продолжать опираться на все виды дипломатии: классическую, парламентскую, общественную, экономическую. Учитывая роль СМИ в современном мире, вполне уместно говорить и об информационной дипломатии, что однозначно лучше, чем информационные войны.

Президент России В.В.Путин 16 января с.г. в ходе встречи с аккредитованными в России послами иностранных государств подчеркнул, что Россия будет и впредь действовать продуманно, ответственно, предсказуемо, вносить конструктивный вклад в поиск совместных ответов на современные вызовы безопасности, обеспечение стабильного глобального развития. Открывающиеся через считанные дни зимние Олимпийские и Паралимпийские игры в Сочи призваны придать свежий импульс международному спортивному сотрудничеству, в целом способствовать, как и любая Олимпиада, оздоровлению атмосферы в мире.


    Вопрос: Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун отозвал приглашение Ирану на международную конференцию по Сирии. Как Россия оценивает этот шаг? Как он может повлиять на эффективность встречи в целом, к которой так долго и нелегко шло мировое сообщество?

    С.В.Лавров: Это, конечно, ошибка, и об этом я говорил и раньше. Однако никакой катастрофы не произошло. Речь идет об однодневном мероприятии 22 января, на которое приглашены порядка 40 министров иностранных дел различных государств, в т.ч. из самых отдаленных регионов – Латинской Америки, Восточной Азии. Несмотря на церемониальный, по большому счету, характер этого мероприятия, отсутствие в списке из 40 государств Ирана не может не вызывать вопросы. Тем более, что на всех этапах нашей совместной с американской стороной работы Госсекретарь США Дж.Керри, как Россия и многие другие страны, признавал, в том числе публично, что ИРИ должна сыграть важную роль в поиске общеприемлемых путей урегулирования сирийского кризиса. Россия всегда выступала за то (и это лежит в основе российско-американской инициативы), чтобы все внешние игроки, имеющие реальное влияние на ситуацию в САР, должны быть представлены на начальном этапе конференции. Интересы дела требуют, чтобы Иран был представлен на конференции, как и остальные приглашенные страны этого региона. А получается, у него приглашение отозвали.

    Вам известна реакция оппозиционеров на объявление Генсекретаря ООН о приглашении Ирана. Национальная коалиция сил сирийской революции и оппозиции (НК) ультимативно потребовала отозвать приглашение, пригрозив, что в противном случае через шесть часов они заявят, что «сдадут билеты». Сложилась не очень красивая ситуация. Напомню, что нацкоалиция – структура, созданная внешними спонсорами, состоящая из нескольких десятком эмигрантов. Каждый из них (я с ними встречался) представляет собой личность, заинтересованную, как мы надеемся, в наступлении мира в их стране, для чего необходимо всеобъемлющее урегулирование. Будучи только созданной НК провозгласила принцип смены режима. Внешние спонсоры всецело ее в этом поощряли. Принцип смены режима не предусмотрен российско-американской инициативой, призывающей провести конференцию с целью начала прямого диалога между сирийскими сторонами в интересах полного выполнения Женевского коммюнике от 30 июня 2012 г.. Этот документ никак не предвосхищает результаты его выполнения, а там сказано лишь, что все вопросы должны решаться самими сирийцами на основе обоюдного согласия между правительством и оппозицией.

    Как я уже отметил, многие страны потакали нацкоалиции в том, чтобы она одно за другим выдвигала предварительные условия, включая, прежде всего, смену режима. В многочисленных заявлениях (включая принятое в декабре 2013 г.) «Группы друзей Сирии», опекающей эту коалицию, прямо сказано, что смена режима является главной задачей всех предпринимаемых усилий.

    Когда Генеральный секретарь ООН сказал, что вынужден отозвать приглашение ИРИ, поскольку эта страна не разделяет принципов урегулирования, заложенных в Женевском коммюнике, это, на мой взгляд, достаточно лукавая фраза, потому что в коммюнике говорится об общем согласии между правительством и оппозицией. Потребовали отозвать приглашение Ирана те, кто настаивают на том, что выполнение Женевского коммюнике должно завершиться сменой режима. Это – недобросовестная интерпретация того, о чем договорились в Женеве 30 июня 2012 г.

    Получается, что те, кто подобным образом интерпретируют коммюнике, выдвигая предварительные условия в виде смены режима, в большом количестве представлены на «Женеве-2», а от Ирана, откровенно заявляющего о нежелании смены режима (позиция Ирана известна и не нуждается в комментариях, поскольку сейчас мы говорим о ситуации, сложившейся вокруг приглашения иностранных гостей на международную конференцию), требуют согласиться с предварительными условиями, выдвигаемыми оппозицией при поддержке целого ряда влиятельных спонсоров.

    Предлагать иранской делегации согласиться поехать в Женеву для начала разговора с целью смены режима не очень корректно, с какой стороны ни посмотри. Если взять за критерий принципы урегулирования, заложенные в Женевском коммюнике, то получится, что на «Женеву-2» нельзя приглашать несколько десятков стран, поскольку все они выступают за смену режима. Все «ставится с ног на голову»: российская сторона тоже настаивает на том, чтобы не обставлять Женевское коммюнике какими-то интерпретациями, включая смену режима. Значит, мы также не удовлетворяем требованиям тех, кто настоял на отзыве приглашения Ирана, и нас также не стоит пускать на конференцию?! Получается полный абсурд.

    Немаловажно иметь в виду и общий контекст. 22 января будет символическая, во многом церемониальная однодневная встреча. Министры приедут, выступят с призывом к сирийцам поскорее договориться (наверное, с какими-то нюансами) и разъедутся. Сирийцы останутся, и начнется конкретный прямой, тяжелый разговор, который определенно займет какое-то время, пройдут несколько раундов. Но символизм все равно важен.

    Не секрет, что сирийский кризис обнажил накапливавшиеся довольно долго противоречия в регионе, в том числе внутри исламского мира. Мы постоянно предупреждаем о недопустимости раскола внутри исламского мира, что будет иметь катастрофические последствия. Но есть желающие такой раскол не просто осуществить, но и постоянно его углублять. В этом контексте отсутствие Ирана не будет способствовать усилиям по обеспечению единства мусульманского мира, в том числе в борьбе с терроризмом, являющимся угрозой для всех, в том числе и мусульман.

    Если говорить о том, кто какие условия принимает и с кем можно вести диалог, а с кем – нет, то приведу хороший пример: «Движение талибов». Разве они признают изложенные в резолюциях СБ ООН принципы афганского урегулирования? Нет. Но и ООН, и США вступают с ними в диалог, ведут переговоры, ищут какие-то развязки. Нам нужен прагматизм, а идеологизированные подходы, односторонние суждения, попытки переиначить прежние договоренности до добра не доведут.

    Тем не менее, повторю, катастрофы нет. Россия поедет на конференцию, которая пройдет в Монтрё (так уж получилось, что называется «Женева-2»), и будет продвигать свою линию, чтобы прямой диалог между сирийскими сторонами начался без каких-либо предварительных условий. Убежден, что в наших общих интересах сделать так, чтобы межсирийский диалог стал инклюзивным, потому что НК – это лишь часть сирийской оппозиции. Из самой коалиции недавно вышел «Сирийский национальный совет», причем сделал это в знак протеста против решения руководства коалиции поехать на женевскую конференцию. Но помимо этой коалиции есть еще и оппозиционеры, работающие внутри страны. Это Национальный координационный комитет, Национальный фронт за перемены, Сирийская демократическая ассамблея, курдские организации. Надо думать над тем, как сделать диалог соответствующим критериям, одобренным СБ ООН, который призвал к обеспечению участия в нем представителей всего спектра сирийского общества. К этому нужно стремиться.

    Говоря о каких-то принципах, стоит отметить, что спонсоры НК с момента ее создания признали ее «единственным представителем сирийского народа». Как это соотносится с Женевским коммюнике, в котором сказано, что будущее САР должно определяться правительством и оппозицией на основе достижения согласия между собой? Если же коалиция признана «единственным представителем сирийского народа», значит те, кто такое признание сделали, уже решили для себя, кто должен руководить страной? Нестыковок здесь очень много. Мне жаль, что вся эта история не добавила авторитета ООН.

    Вопрос: Как долго будут продолжаться переговоры о визовом режиме с Евросоюзом, особенно с учетом заявления Министра юстиции России А.В.Коновалова о том, что Соглашение об облегчении визового режима не будет подписано на январском саммите Россия-ЕС в Брюсселе? Когда стоит ожидать облегчения визового режима и полной отмены виз?

    С.В.Лавров: Эта тема порядочно уже «навязла в зубах» - я много раз ее комментировал, не хочу сегодня занимать время.

    Если коротко, то Соглашение о дальнейшем упрощении визового режима, который распространяет упрощенный порядок на целый ряд новых категорий, включая журналистов, участников молодежных обменов, НПО, готово. Нужна только политическая воля со стороны Евросоюза. Говорю Евросоюза, а на самом деле Брюсселя: если я правильно понимаю, то страны-члены ЕС в своем большинстве, необходимом для принятия такого решения, к такому шагу готовы. Причины, по которым тормозится процесс, хорошо известны: есть стремление увязать дальнейшие шаги по пути упрощения визового режима с какими-то не относящимися к этому вопросу проблемами, выторговать что-то у России. Есть желание также руководствоваться политической целесообразностью, которая, в понимании некоторых членов Евросоюза, к сожалению, заключается в том, чтобы не пропустить Россию на этом пути к облегчению, а в конце концов - снятию визового режима, раньше представителей программы «Восточное партнерство». Но это - хорошо известная ситуация, «секрет Полишинеля». Мы к этому относимся спокойно, нам это нужно не больше, чем Европейскому союзу. Прежде всего это нужно нашим гражданам, о них нужно думать, а не о получении каких-то политических дивидендов.

    Примерно аналогичное соображение пока препятствует заключению договоренности об отмене визового режима. Вам известно, что для достижения этой цели пару лет назад был согласован Перечень совместных шагов по четырем блокам, включая безопасность границ, контроль на границах, защиту проездных документов. По каждому из блоков стороны подготовили шаги и их реализовывали, обменивались инспекционными поездками, смотрели, как обстоят дела друг у друга, составили доклады о ходе их выполнения.

    По нашей оценке, эти шаги выполнены. Проверяемые критерии все уже достигнуты. Остались те же самые политические соображения и пожелания об улучшении ситуации с правами человека. На наш вопрос «как?» конкретных ответов пока мы не слышим. Это может быть вечной темой. Поэтому мы за то, чтобы в полной мере реализовывать обязательства, взятые всеми европейскими странами при создании ОБСЕ (тогда это еще было Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе). В Хельсинском Заключительном акте, к 40-летию которого мы приближаемся, была провозглашена задача обеспечить свободу передвижения. Тогда на этом настаивали западные партнеры; СССР и социалистический лагерь по понятным причинам колебались - но в итоге подписались под этим обязательством. Теперь все наоборот. Будем надеяться, что идеология отойдет на второй план, и разделительные линии, которые пытаются сохранить в Евро - Атлантике, все-таки будут размыты. Это в интересах всех граждан европейского континента.

    Вопрос: Известно, что в последнее время поведение и выступления Премьер-министра Японии вызывают озабоченность у соседних стран, я имею в виду демонстративное посещение японским лидером храма Ясукуни и его новогоднее заявление о планах по изменению конституции, которая сейчас ограничивает военные возможности этой страны. Каковы Вы можете это прокомментировать?

    С.В.Лавров: Мы уже отреагировали на посещение храма Ясукуни Премьер-министром Японии. Считаем, что этот шаг не способствует нормализации отношений между странами региона. Мы не раз подчеркивали необходимость опираться на прочную основу Устава ООН во всех международных делах, в том числе в том, что касается АТР и Северо-Восточной Азии. Устав ООН закрепил итоги Второй мировой войны. И подвергать эти итоги какому-либо сомнению означает вступать в прямое противоречие с Уставом, который все члены ООН ратифицировали и стало быть, связаны его положениями.

    Мы заинтересованы в спаде сохраняющейся в Северо-Восточной Азии напряженности, стараемся этому способствовать. Как я уже отметил, в рамках Восточноазиатских саммитов (ВАС) Россия при поддержке КНР и Брунея выдвинула инициативу о разработке рамочных принципов, которые обеспечивали бы параметры новой региональной архитектуры в сфере безопасности. Эта инициатива была одобрена всеми государствами-участниками ВАС (страны АСЕАН, США, Китай, Япония, Корея, Россия, Австралия, Новая Зеландия, Индия). Надеемся, что решение приступить к разработке таких принципов поможет делу.

    Мы понимаем, что Япония – экономически мощная держава, наш сосед и партнер по многоплановому взаимодействию. Мы хотим тесно сотрудничать, у нас растут торговля и взаимные инвестиции. Это - путь, который нужен двум государствам и народам. Мы заинтересованы в том, чтобы отношения между всеми странами региона строились конструктивно и не омрачались кризисами. Проблемы существуют, в т.ч. территориальные споры в регионе, и все это прекрасно знают. Мы выступаем за то, чтобы эти территориальные споры решались мирно, без интернационализации, напрямую между вовлеченными странами. Будем приветствовать любые дополнительные шаги на данном направлении.

    Вопрос: Вчера вступила в действие рассчитанная на полгода первая фаза урегулирования вопросов, связанных с ИЯП. Что дальше? Многие эксперты говорят, что вторая фаза и последующие раунды переговоров будут гораздо тяжелее, трудно будет добиться конечного всеобъемлющего соглашения. Какие «подводные камни» могут быть на этом пути? Каковы ожидания России от процесса урегулирования ИЯП?

    С.В.Лавров: Договоренность, которая вчера начала выполняться, заключается в том, что на первом этапе Иран предпримет согласованные в принятом документе шаги по замораживанию конкретных и сокращению отдельных направлений ядерной программы. В ответ США и Евросоюз ослабят односторонние санкции, которые они ввели сверх решений, принятых в СБ ООН. Вам известно наше отношение к односторонним санкциям - мы считаем, что они вредят коллективной работе.

    Приветствуем женевскую договоренность, в достижении которой мы активно участвовали. Россия предложила концепцию на основе принципов поэтапности и взаимности, которая легла в основу достигнутого соглашения. Эта концепция также предусматривает признание права Ирана на мирную ядерную энергетику, включая обогащение для этих целей урана под плотным контролем МАГАТЭ и в рамках прав, которые есть у неядерных членов Договора о нераспространении ядерного оружия.

    Это - первый этап, рассчитанный на шесть месяцев. Второй этап начнется не после завершения первого, а уже сейчас. Через несколько недель должны начаться консультации в рамках второго раунда в целях окончательного урегулирования всех проблем, связанных с ИЯП.

    В документе, одобренным 24 декабря 2013 г. в Женеве «Группой 5+1» совместно с Министром иностранных дел ИРИ, говорится, что пакет окончательных договоренностей об урегулировании должен включать согласованный уровень ИЯП, включая объемы обогащения урана для целей мирной ядерной деятельности.

    В этом состоит достаточно амбициозная задача, но она сформулирована и поставлена в качестве цели. Нужно добиваться, чтобы эти переговоры не уводили всех в сторону, а концентрировались на согласовании общеприемлемых договоренностей. Когда Иран удовлетворит требования МАГАТЭ (а прогресс на этом направлении уже есть) и все вопросы будут сняты, со стороны «Группы 5+1» встречные обязательства и санкции, включая, те которые были проведены по линии СБ ООН, также должны быть отменены. Это очень сложная работа. Я не берусь предсказывать, как скоро она завершится и сколько времени это займет. Но будем твердо добиваться, чтобы это произошло оперативно, чтобы не было искусственных препятствий и затягивания переговоров. Насколько я могу судить, остальные члены «Группы 5+1» и Иран придерживаются такой же позиции, что дает основание для осторожного оптимизма.

    Вопрос: Как Вы оцениваете военную кампанию «Свободной сирийской армии» против исламистских группировок? Ранее Вы говорили о том, что оппозиция должна помогать режиму Б.Асада бороться с терроризмом.

    Прокомментируйте, пожалуйста, недавно появившуюся в СМИ информацию об увеличении Россией военных поставок в Сирию.

    С.В.Лавров: Что касается поставок вооружений, я не буду повторяться - мы неоднократно эту тему комментировали. Скажу, что мы не поставляем в Сирию ничего запрещенного и что могло бы дестабилизировать обстановку.

    Что касается ситуации среди вооруженной оппозиции, то она, на мой взгляд, несколько сложнее, чем представленная Вами картина.

    Насколько мне известно, в настоящее время из части «Свободной сирийской армии» и других группировок сформировали «Исламский фронт», в который вошли около полутора-двух десятков более мелких группировок, ряд которых мало чем отличаются от «Джабхат ан-Нусры» и других экстремистских и террористических структур.

    По оценкам экспертов, «на земле» наиболее серьезную и беспощадную силу представляет «Исламское государство Ирака и Леванта» - террористическая структура, которая активна не только в САР, но и в других странах, в частности и особенно в Ираке, которой противостоит «Исламский фронт». Еще действует «Джабхат ан-Нусра», включенная в списки террористических организаций, которая, насколько можно судить по сообщениям, то наблюдает, то поддерживает «Исламский фронт» против «Исламского государства Ирака и Леванта», то наоборот. Кстати сказать, боевики «переливаются» между этими структурами в зависимости от того, где лучше условия «прохождения службы».

    «Свободная сирийская армия» достаточно серьезно ослабла. Нас эта ситуация беспокоит, потому что «Исламский фронт», «Джабхат ан-Нусра» и «Исламское государство Ирака и Леванта», имеющие одну и ту же идеологию, в известной степени борются с терроризмом, но не как с явлением, а друг с другом за захват позиций на территории Сирии, короче говоря - за власть.

    Вы сказали, что «Свободная сирийская армия» должна была помочь правительству. Это несколько не так формулируется. На саммите «восьмерки» в Лох-Эрне Премьер-министр Великобритании Д.Кэмерон (на тот момент председатель «Группы восьми») предложил записать в Коммюнике призыв к правительству и оппозиции объединить усилия и искоренить терроризм на территории САР – и этот призыв поддержали все лидеры. Убеждены, что его актуальность сегодня высока, как никогда.

    Вопрос: Женевское коммюнике от 30 июня 2012 г. предполагает создание «переходного управляющего органа» в Сирии. Как Вам видится этот орган, каков срок его действия, кому он должен быть подотчетен, будет ли осуществляться международное сопровождение его деятельности?

    С.В.Лавров: Это не мне решать, а сирийцам. В Женевском коммюнике четко говорится, что предложение стран, собравшихся в Женеве, является их общей позицией. Такой переходный орган был бы полезен для достижения договоренностей по всем вопросам будущего общественно -государственного устройства Сирии, в принятии новых законов, которые будут согласованы; если потребуется - конституционной реформы, в проведении выборов.

    Ключом к пониманию подхода стран-участниц первой конференции, на которой было принято Женевское коммюнике, является фраза о том, что договоренности, включая формирование «переходного управляющего органа», должны достигаться на основе обоюдного согласия правительства и оппозиции. Мы не можем предрешать все детали и суть этих договоренностей. Мы хотим, чтобы в Сирии воцарился мир, чтобы страна была суверенной, территориально целостной, свободной от терроризма, чтобы там обеспечивалось равноправие всех этнических и конфессиональных групп. Вот принципы, которое международное сообщество универсально продвигает применительно к любой кризисной ситуации. А как конкретно эти принципы будут воплощаться в жизнь, какой будет срок переходного периода, какие персоналии будут вовлечены в этот процесс, об этом могут договариваться только сами сирийцы. Именно на это нацелена российско-американская инициатива. Будем надеяться, что после завтрашней церемонии такие переговоры начнутся.

    Вопрос: Россия и Болгария – братские народы. Что делает Россия для сближения наших стран?

    Пять лет назад сербские коллеги рассказывали анекдот, смысл которого сводился к следующему: «Сербия как мобильный телефон «Nokia» - с каждым годом все меньше и меньше». Что Вы думаете о ситуации на Балканах? Процитирую также известную венгерскую шутку о том, что страны Центральной и Восточной Европы сейчас находятся «ниже задней части лягушки». Как бы Вы могли это прокомментировать?

    Что Вы думаете о результатах состоявшегося в Болгарии в прошлом году референдума по строительству атомной станции?

    С.В.Лавров: Если говорить о ситуации на Балканах, она не может вызывать удовлетворения - осталось немало проблем (ситуация в Косово, Боснии и Герцеговине) и решаются они туго.

    Я согласен с тем, что развал Югославии, который в значительной степени был обусловлен внутренними ошибками, но и в немалой степени произошел под воздействием внешних факторов, повлиявших на ситуацию, был весьма неоднозначным событием. В любом случае, это противоречило букве и духу Хельсинского Заключительного акта и принципам ОБСЕ - одни государства ОБСЕ бомбили страну-участницу того же объединения. Это противоречит всем мыслимым и хорошо известным принципам данной Организации, записанным в документах, принимавшихся на высшем уровне.

    Историю переписать нельзя. Мы обязаны сделать все, чтобы на Балканах была стабильность. Активно способствуем этому в самых различных форматах, включая Руководящий комитет по Боснии и Герцеговине. Готовы поддерживать процессы, которые начаты при поддержке и посредничестве ЕС между Белградом и Приштиной. Безусловно, решение может быть только таким, которое удовлетворит обе стороны. Мы не можем ничего навязывать и не можем никому ничего запрещать. Сербы и все другие народы на Балканах должны сами определять свои интересы и руководствоваться ими при принятии решений о том, как дальше будет устроена жизнь в этом регионе. Будем уважать выбор каждого народа. Конечно же, необходимо соблюдать согласованные ранее международно-правовые рамки.

    С Болгарией у нас давние, добрые и дружеские отношения. Нас объединяет история совместной борьбы за справедливость и независимость. Мы признательны болгарскому народу за память, которую он хранит, о чем свидетельствуют установленные советским и русским солдатам памятники.

    Мы открыты к самому глубокому партнерству. У нас было немало планов, не только в сфере ядерной энергетики, но и по нефтепроводу, другим энергетическим проектам. Сейчас одним из наших приоритетов является «Южный поток».

    Мы не можем ничего навязывать. Исходим из того, что болгарское правительство по всем вопросам определяется, исходя из интересов своей страны.

    Насчет лягушки – я был не очень силен в зоологии, поэтому не могу ничего прокомментировать.

    Вопрос: Хотелось бы уточнить, в каком состоянии находится пограничный российско-эстонский договор. Наши страны очень долго согласуют этот многострадальный документ и никак не могут подписать. Есть ли в этом направлении какие-то подвижки? Может ли он быть подписан и ратифицирован в этом году?

    Еще один вопрос касается недавно опубликованного Доклада МИД России о ситуации с обеспечением прав человека в Европейском союзе. Там говорится о сфере применения русского языка в Эстонии и других странах Балтии. Нельзя ли договориться, в частности с Эстонией, чтобы Россия путем содержания нескольких русских лицеев, высококачественных средних элитных учебных заведений способствовала сохранению русского языка? Можно ли, на Ваш взгляд, решить этот вопрос?

    С.В.Лавров: Что касается пограничных договоров о разграничении сухопутного и водного пространств, то тексты полностью согласованы, и сейчас мы договариваемся о дате и месте их подписания.

    В отношении прав национальных и языковых меньшинств не только в странах Балтии, но и в любом другом государстве Европы и других континентов, наша позиция последовательна и очень понятна. Мы за то, чтобы все страны выполняли международные обязательства, которые они на себя приняли. В случае с Эстонией и Латвией это означает необходимость реагировать на рекомендации, которые выносят международные структуры, в частности ОБСЕ, Совет Европы и Комитет ООН по ликвидации расовой дискриминации. В адрес Эстонии и Латвии сформулирован ряд конкретных и очень простых рекомендаций, направленных на постепенное, без резких движений, но последовательное решение проблемы ликвидации позорного явления безгражданства.

    Мы просим от наших соседей только выполнять международные рекомендации и больше ничего. Они, к сожалению, на это идут с трудом. Нас не очень радует, что ЕС пытается оправдывать их позицию, по сути игнорируя международные структуры, в которых состоят Эстония, Латвия, другие члены ЕС. Евросоюз как бы «прикрывает» такой подход, заявляя, что правозащитная проблематика внутри ЕС решается и рассматривается вполне удовлетворительно, поэтому вы, мол, не вмешивайтесь. Но это неприемлемая позиция. Не может быть, чтобы у членов ЕС или другой структуры были одни права в гуманитарной сфере, а у других европейских стран - какой-то другой, второй сорт этих прав.

    Мы все члены Совета Европы и ОБСЕ, в которой принят набор универсальных мер, под которыми все подписались и которые являются политическими обязательствами. В Совете Европы есть конвенции, которые нужно выполнять, и все члены ЕС являются участниками этих конвенций.

    В отношении русского языка я с Вами согласен. Параллельно с той работой, которую напрямую проводим с руководством этих стран, чтобы убедить наших соседей не принимать решений, ущемляющих права русскоязычного населения в Эстонии и Латвии, у нас одобрен проект программы «Русская школа за рубежом», который в скором времени начнет реализовываться на правительственном уровне. Мы будем договариваться не только со странами Балтии, но и с другими нашими соседями, а также государствами, где проживают наши соотечественники, о создании там за наш счет русских школ, где будет вестись преподавание на основе российских стандартов. Все это в наших планах, и мы хотели бы, чтобы это поскорее произошло. Но Вы сами понимаете, что не все зависит от Министерства иностранных дел.

    Вопрос: Понятно, что, скорее всего, шестисторонние переговоры по урегулированию ядерной проблемы Корейского полуострова пока находятся в замороженном состоянии. Есть ли, на Ваш взгляд, позитивные сигналы о возможности возобновления диалога? Как развивается двустороннее взаимодействие между России и КНДР? Запланировано ли проведение каких-либо контактов на высоком уровне в текущем году?

    С.В.Лавров: Что касается шестисторонних переговоров, мы убеждены, что альтернативы этому процессу нет. Его цель неизменна – это денуклеаризация Корейского полуострова. Основа для переговоров также постоянна – Заявление шести государств, включая КНДР, принятое в сентябре 2005 г. В этом документе изложены шаги, ожидаемые от Пхеньяна, и встречные меры, которые будут приняты в ответ на его сотрудничество в вопросе демонтажа военной ядерной программы и которые предполагают развитие мирной ядерной энергетики в КНДР, другие материальные выгоды.

    В настоящее время руководство КНДР посылает сигналы о своей готовности возобновить переговоры без всяких предварительных условий. Ряд других участников шестистороннего процесса считают, что Пхеньян должен вначале предпринять определенные шаги, чтобы убедить остальных в серьезности своих намерений, т.е. со стороны КНДР ожидаются какие-то односторонние действия до возобновления переговоров.

    Думаем, что важно искать выход из этой ситуации, а он находится, повторю, в заложенной в сентябре 2005 г. основе. Вместе с китайскими партнерами, играющими важную роль в этом процессе, мы стремимся нащупать консенсус, который позволил бы такие переговоры возобновить. Мы все должны заботиться не о потере или сохранении своего лица, а о безопасности в этом очень важном регионе.

    В рамках шестисторонних переговоров еще на их достаточно активном этапе были созданы несколько рабочих групп. Россия возглавляет рабочую группу по разработке принципов мира и безопасности в Северо-Восточной Азии (СВА). Имелось в виду, что когда в практическом плане будет достигнут прогресс в вопросе денуклеаризации, эта группа будет востребована и будет согласовывать параметры обустройства СВА на долгосрочную перспективу. Не исключаю, что можно было бы воспользоваться наличием этой группы и созыва конференции в ее формате для начала дискуссий по укреплению мер доверия. Эта наша мысль, которой мы делимся с нашими партнерами по шестисторонним переговорам в надежде на их возобновление.

    Повторю, для нас неприемлемо появление новых военных ядерных держав. Это единая позиция России, КНР и других участников шестисторонних переговоров в наших подходах к КНДР. Мы разъясняем северокорейским друзьям и их соседям выгоды от решения вопросов, которые мы все обязались урегулировать 8,5 лет назад. Это включает создание прочной системы с гарантиями безопасности КНДР. Как к этому продвинуться? Скажу еще раз, в настоящее время мы вместе с нашими партнерами ищем такие пути.

    Добавлю, что мы осудили действия КНДР по реализации в свое время ядерных испытаний и испытаний ракет в нарушение резолюции СБ ООН. Призываем наших соседей к сдержанности в повседневных контактах. Одновременно осуждаем попытки воспользоваться этой ситуацией, чтобы непропорционально нарастить военный потенциал в этом регионе под предлогом северокорейской угрозы. Шаги, которые предпринимают в частности США, ссылаясь на исходящую от Северной Кореи угрозу, далеко не адекватны реальному военному потенциалу, которым обладает Пхеньян. Мы не хотим, чтобы появился новый предлог для накачивания военных мускулов, включая развертывание около наших границ стратегических бомбардировщиков, авианесущих групп и форсированное создание в этом регионе компонентов глобальной ПРО США.

    Наши отношения с КНДР развиваются достаточно насыщенно и интенсивно. Готовы - и эта тема остается актуальной - к реализации трехсторонних планов с участием Северной и Южной Корей и Российской Федерации, включая железнодорожные, энергетические, электро - и энергетические проекты. У нас сложились хорошие контакты и по линии наших дипломатических представительств. Рассчитываем, что среди гостей зимней Олимпиады будут представители КНДР.

    Вопрос: В прошлом году лидеры России и Японии встречались 4 раза. Запущен новый процесс в формате «2+2» Достаточно успешно продвигается энергетическое сотрудничество. В целом можно сказать, что отношения наших двух стран вышли на беспрецедентно высокий уровень. Что планирует Россия сделать в нынешнем году для продвижения двустороннего взаимодействия? Могут ли новая динамика и созданная атмосфера привести к решению политических проблем, которые долгое время оставались нерешенными? Что в настоящий момент является самым важным для их урегулирования?

    С.В.Лавров: Мы заинтересованы в дальнейшем наращивании наших отношений с Японией. Видим большой потенциал сотрудничества, которое уже доказывает свою эффективность – практически все ведущие японские автомобильные фирмы открыли свои производства на территории России. Активно взаимодействуют компании в сфере топливно-энергетического комплекса на Сахалине, по другим проектам. Развиваются гуманитарные связи - ежегодно в Японии проводится Фестиваль русской культуры, вызывающий неизменно большой интерес. Интенсивны политические контакты по линии парламентов и ведомств, включая внешнеполитические.

    Вы справедлво отметили, что в последнее время активизировался диалог на высшем уровне. В прошлом году состоялись четыре встречи, в т.ч. официальный визит в Российскую Федерацию Премьер-министра С.Абэ, Президент России В.В.Путин принял приглашение Премьер-министра посетить Японию. Уверен, что мы согласуем удобные для обеих сторон сроки визита. Убежден, что в обозримом, не очень далеком будущем контакты между нашими лидерами продолжатся. Мы это очень ценим, потому что они позволяют определять стратегические ориентиры для дальнейших шагов и задают тон работе всех этажей исполнительной власти.

    Безусловно, углубление сотрудничества, продвижение многопланового партнерства во всех без исключения областях – в экономике, культуре, в контактах между людьми, особенно во внешнеполитической сфере - будут создать необходимые предпосылки для того, чтобы вплотную заниматься решением вопроса о мирном договоре. Как мы не раз говорили, данная проблема досталась нам в наследство. Она непростая, затрагивает чувствительные «струны» с обеих сторон. Как еще давно договаривались наши лидеры, решать ее нужно так, чтобы это отвечало интересам России и Японии и чтобы народы наших стран это решение приняли. Задача непростая, но первый шаг надо делать.

    Учитывая улучшение за последние пару лет общей атмосферы развития отношений, мы возобновили диалог по вопросу о мирном договоре. В августе 2013 г. в Москве состоялись предварительные консультации, через несколько дней в Токио должен пройти их первый раунд, в ходе которого с согласия обеих сторон будут рассмотрены исторические аспекты этой проблемы. Это важнейший отправной пункт для любых дискуссий.

    Я уже сегодня касался итогов Второй мировой войны. Их признание, закрепленное в Уставе ООН, - непреложный первый шаг в продвижении к урегулированию, которое, подчеркну, должно быть приемлемо для обеих сторон - не только для правительств, но и для народов России и Японии. Мы будем готовы кропотливо и терпеливо продвигаться по этому пути.

    Вопрос: Насколько за последние недели украинская проблема стала раздражителем в отношении Москвы и Ваших европейских коллег?

    В настоящее время часто говорят, что итогом событий на Украине может стать раскол страны. На Ваш взгляд, это «фигура» речи или реальная перспектива?

    С.В.Лавров: Не хотел бы поддерживать провокационные разговоры насчет раскола Украины. Россия делает все, чтобы помочь этого не допустить и стабилизировать ситуацию. Будем продолжать действовать именно таким образом. Украина – наш сосед, партнер, друг и брат - двух мнений быть не может. Убеждены, что внутренние проблемы любого государства, в том числе Украины, должны решаться через диалог, в конституционно - правовом поле и без вмешательства извне.

    Не знаю, кто и за что обижается на нас в Евросоюзе в связи с событиями на Украине. Мы все-таки предпочли бы, чтобы некоторые наши европейские коллеги не вели себя так бесцеремонно в связи с украинским кризисом, когда без каких-либо приглашений члены ряда европейских правительств рванули на Майдан, принимали участие в антиправительственных демонстрациях в стране, с которой они имеют дипломатические отношения. Это просто неприлично. Именно это, кстати, подогревает ситуацию.

    Вы, без сомнения, смотрите по телевидению, что там происходит. Как это все начиналось: захват мэрии, правительственных зданий. В этих зданиях боевики держались несколько недель. Представьте, если бы такое произошло в любой стране Евросоюза. Возможно ли это? Такого никогда не позволили бы. Погромы, нападения на полицию, поджоги, «коктейли Молотова», взрывные устройства - это жутко, это абсолютное нарушение всех европейских норм поведения! Считаю, что призывы к благоразумию, которые уже провозглашают лидеры оппозиции в лице В.Кличко, показывают, что обстановка выходит из-под контроля.

    Нам известно, что в немалой степени ситуация стимулируется из-за рубежа. Получается, что эти «стимуляторы» даже не учитывают интересы самой оппозиции и пытаются спровоцировать насилие. Когда что-то подобное происходит в странах ЕС, никто не ставит под сомнение необходимость твердых мер по пресечению насилия и беспорядков. А здесь из-за рубежа требуют сделать выбор. Наши коллеги из США на заседании СМИД ОБСЕ в Киеве в начале декабря (прошлого года) требовали от правительства Украины «прислушаться к голосу народа», «а если «не прислушаетесь - наступит хаос». Я не знаю, что это - пророчество или предвидение? Наверняка, кто-то заинтересован в этом хаосе. Мы – нет. Хотим, чтобы Украина была стабильной. Нас слишком многое связывает, в том числе экономически, культурно, духовно, чтобы мы подливали масло в костер, который там пытаются разжечь. Главное - в чем причина этих протестов? В том, что правительство полностью в рамках своих полномочий и компетенции приняло решение сейчас не подписывать или не парафировать документы с ЕС. И какой поднялся вой!

    Вы знаете, что в Евросоюзе периодически также проходят различные демонстрации. Вот в Греции недавно были акции за выход из ЕС. В других странах Евросоюза евроскептики начинают оформляться в политические партии. Как к ним относиться? Им можно говорить, что они против ЕС? Где эта свобода слова и свобода выражения мнений? Или наши коллеги из Эстонии сейчас задавали вопрос. А их сосед – Латвия – недавно официально ввела евро и никакого референдума не проводила. По опросам общественного мнения в Латвии за это выступали 8% населения, а почти 50% были против. И что теперь делать? Выходить на улицы и требовать отменить евро? Поджигать машины и занимать правительственные здания?

    Мы готовы обсуждать с Евросоюзом меры, которые позволят прекратить политику углубления разделительных линий, политику отношения к Украине и другим странам, которых включили в «Восточное партнерство» по принципу «или с нами, или против нас». Это менталитет не наш. Некоторые европейские деятели продвигают именно такой подход. Когда украинцы в лице Премьер-министра Н.Я.Азарова высказались в декабре 2013 г. за то, что они заинтересованы в экономическом взаимодействии, тесной интеграции с Россией и ЕС и предложили провести трехсторонние консультации Россия - Украина – Евросоюз, Президент России В.В.Путин сказал, что мы к этому готовы, а ЕС категорически отмел даже такую возможность и до сих пор не приемлет этого предложения. Почему? Никто не объясняет.

    В конце января пройдет саммит Россия-ЕС, и будет очень интересно послушать их мотивы. Мы озабочены происходящим на Украине и призываем все стороны к решению возникших проблем исключительно через диалог и обязательно в конституционно - правовом поле Украины.

    Вопрос: Вчера в некоторых СМИ появились фотографии, якобы доказывающие военные преступления Б.Асада. Опубликован также доклад о расследовании. Каково Ваше мнение по этому поводу? Как Вы думаете, достаточное ли этих доказательств вины сторонников Б.Асада в совершении военных преступлений?

    С.В.Лавров: Я не видел этих фотографий, но знаком с предыдущими сообщениями. В своем вступительном слове я уже сказал, что информационная дипломатия лучше информационной войны. То, что Вы сказали - часть информационной войны. Здесь, безусловно, нужно отдавать себе отчет, что в сирийском конфликте военные преступления совершаются и совершаются с обеих сторон. Причем, как можно понять и сделать вывод из тех докладов и брифингов, которые были сделаны за последние недели в Женеве Комиссаром ООН по правам человека, руководством Управления ООН по гуманитарным вопросам, наиболее жестокие преступления совершаются джахадистами. Но главное в том, что принцип ответственности за военные преступления никто не отменял. Он зафиксирован в Женевском коммюнике (от 30 июня 2012 г.), решениях ООН.

    Самое главное - отделять реальные факты, в которых еще предстоит разбираться и расследовать, от лжи, которая достаточно широко распространяется, в т.ч. и уважаемыми телевизионными каналами. Тому есть немало примеров. Не буду называть каналы - не хочу никого обидеть - но когда западные и региональные каналы с хорошей репутацией показывали якобы бесчинства режима под Дамаском, потом оказалось, что это прошло 10 лет назад в Ираке. И таких примеров много. Все зависит от источника и какими мотивами он руководствуется.

    До сих пор 90% ссылок на бесчинства режима приходилось на источник, который называется «Сирийская обсерватория по правам человека», базирующаяся в Лондоне. Мы специально поинтересовались и выяснили, что это - маленькая квартира, где живут два человека. Вот и вся «обсерватория», которая стала общемировым источником сведений о происходящем в Сирии!

    Еще раз подчеркну, я не говорю, что нет преступлений. Они имеют место и их надо документировать. Но самое главное сейчас - не вычленять этот аспект как самый острый и актуальный, не требовать торжества правосудия, а противном случае мы, мол, не будем разговаривать с режимом, но такие предварительные условия выдвигали на каком-то этапе оппозиционеры. Все-таки сейчас задача номер один – остановить насилие, и для этого нужен политический диалог. Это можно сделать потом в рамках стабилизации и национального примирения (есть мировой опыт, как эти вопросы решаются, есть комиссии по установлению истины и т.д). Повторю, факты надо перепроверять. Слишком много лжи «плавает» вокруг этой темы.

    Вопрос: Год назад в России был принят закон, который запретил американцам усыновлять российских детей. До его принятия Вы высказывали опасения, что это может негативно сказаться на договоренностях с США, которые должны были позволить России мониторить судьбу уже усыновленных детей. Считаете ли Вы до сих пор принятие этого закона оправданным? И как это сказалось на договоренностях с США по мониторингу положения уже усыновленных?

    С.В.Лавров: К сожалению, серьезных позитивных сдвигов от этого закона не ощутили. Мы повседневно затрагиваем эту тему с Госдепартаментом США на конкретных примерах, просим доступа к детям, которые, по сообщениям американской прессы, оказались в непростой ситуации или беде, просим Госдепартамент, независимо от наличия этого соглашения, обеспечивать нам такой доступ, поскольку у нас есть и Консульская конвенция, другие рамки правового сотрудничества. Ни в период действия этого соглашения, ни до него, ни сейчас мы не можем попасть в целый ряд точек, куда мы хотели бы попасть. Например, в штате Монтана есть ранчо для детей - это по-прежнему для нас закрытая территория. Там творится что-то непонятное даже с точки зрения американской фемиды. Суды штата выносили решения, которые требовали от хозяев ранчо перерегистрации, так как они сейчас зарегистрированы как некая религиозная организация, каковой они не являются. Под этим «соусом» они отказывают нашим представителям в доступе. А суды потребовали, чтобы они перерегистрировались как социальная структура, куда доступ будет обеспечен. Пока мы туда не попали.

    Поэтому эта тема в любом случае никуда не уйдет. Привлеку Ваше внимание к тому, что мы далеко не одиноки в недовольстве существующей в США системой усыновления и последующей опеки. Целый ряд стран расторгли с Соединенными Штатами договоренности, аналогичные нашему соглашению, ровно по той же причине - эти соглашения не выполнялись.

    Говоря шире, мы обсуждали это с нашими американскими коллегами и продолжим обсуждать в рамках регулярного диалога о правах человека. Проблема усыновления в США не только российских детей, но и детей из других государств, даже американских детей американскими семьями, вызывает очень много вопросов. На этот счет есть специальные доклады американских неправительственных организаций. С ними можно ознакомиться, не буду отнимать ваше время.

    Повторю, к сожалению, соглашение не сдвинуло с места проблему, на которую постоянно ссылались наши партнеры из Вашингтона - что у них законодательство штатов преобладает в этой сфере, а центральные власти мало что могут сделать. Ее предстоит обсуждать, чтобы добиться реального доступа к детям, и понимать, в каком положении каждый из этих усыновленных детей находится.

    Вопрос: Вы сказали, что призываете к стабилизации ситуации на Украине. В ходе противостояния пострадали десятки человек с разных сторон, в том числе журналисты. При каких обстоятельствах Российская Федерация готова выступить посредником в урегулировании политического кризиса на Украине, и готовы ли Вы рассматривать данную ситуацию в таком ключе?

    С.В.Лавров: Обстоятельством может быть только одно - если нас об этом попросят. Насколько я понимаю, такая помощь не требуется. Сейчас идут прямые контакты между Президентом, Правительством и оппозицией. Сформирована структура для осуществления этих контактов (насколько мне известно, уже состоялась первая встреча).

    Мы, безусловно, осуждаем любое насилие. Я надеюсь, что все понимают недопустимость провокаций, которые мы наблюдаем на телеэкранах. В декабре прошлого года во время беспорядков на полицейских был направлен эскаватор, их били ковшом. Как это можно соотнести со стремлениями войти в Европу? А то, что сейчас происходит - бейсбольными битами наотмашь! Нет сомнений, они хотели, чтобы была реакция со стороны правоохранительных органов, в этом цель любой провокации.

    Если журналисты попали под «горячую руку» - еще лучше. Я думаю, что все понимают, о чем идет речь, и говорить о продвижениях европейских ценностей здесь нельзя. Слава Богу, что лидеры оппозиции начинают это понимать и стремятся дистанцироваться от провокаторов. Подчеркну, мы призываем всех к решению вопросов на основе диалога в правовом поле.

    Вопрос: Вчера террористическая группа из Дагестана опять выдвинула угрозы в связи с проведением зимних Олимпийских игр в Сочи. Полагаете ли Вы, что из-за рубежа стимулируется «лесная братва» в Дагестане?

    С.В.Лавров: Вы знаете, у терроризма нет национальности, и то, что он имеет международное измерение, - хорошо известный факт. Все это знают спецслужбы, находящиеся между собой в тесном контакте.

    Президент России В.В.Путин неоднократно подчеркивал, что безопасность на Олимпийских играх мы обеспечим. Работает специальный штаб, в который входят представители практически всех государств, чьи спортсмены будут принимать участие в играх. Убежден, что меры принимаются достаточные.

    Вопрос: В этом году исполняется 20 лет со дня подписания Бишкекского протокола о прекращении войны между Азербайджаном и Арменией. 20 лет азербайджанцы не имеют доступа в колыбель азербайджанской культуры - в Карабах. Будут ли какие-то конкретные предложения для решения данного конфликта в нынешнем году?

    На территории Посольства Армении в Российской Федерации функционирует представительство т.н. Нагорно-Карабахской Республики. Насколько это законно? Не противоречит ли это позиции России по данному конфликту?

    С.В.Лавров: Я не обладаю такой информацией. Периодически говорят, что на территории какого-то посольства вопреки Венской конвенции кому-то сдаются апартаменты, кто-то ресторан открыл. Исхожу из того, что Венская конвенция должна соблюдаться всеми.

    Что касается первой части Вашего вопроса, исходим из того, что договориться должны две стороны. Встреча президентов И.Алиева и С.А.Саркисяна, состоявшаяся в ноябре прошлого года в Вене, несколько обнадеживает. Тем более, два года такого контакта не было. Насколько мы можем понять из бесед с армянскими и азербайджанскими друзьями, главы государств были в целом удовлетворены разговором и договорились продолжать его на уровне министров иностранных дел и через личный диалог.

    Россия вместе с США и Францией в качестве стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ старается помогать налаживанию диалога. На столе переговоров находятся наработки сопредседателей, которые депонированы в ОБСЕ и не отвергаются сторонами. Они требуют дополнительных усилий, чтобы добиться принципиальных договоренностей о том, как решить эту региональную проблему.

    Будем содействовать этому процессу. Подчеркну еще раз, главное - согласие сторон с принципами, которые лягут в основу урегулирования. За них мы эту работу не сделаем. Мы вместе с американцами и французами стимулируем обе стороны, готовы предлагать какие-то идеи на рассмотрение Баку и Еревана. Но последнее слово - за ними.

    Вопрос: Каковы перспективы возобновления дипломатических отношений между Россией и Грузией? Можно ли ожидать, что в скором времени Россия отменит визы для граждан этой страны?

    С.В.Лавров: Перспективы зависят не от нас. Инициатором разрыва дипломатических отношений была Грузия. Поэтому вопрос лучше адресовать Тбилиси.

    Про безвизовый режим неоднократно высказывался Президент России В.В.Путин, я также уже не раз это комментировал. Мы в принципе за то, чтобы максимально облегчать контакты между людьми. Но это может рассматриваться в общем контексте наших отношений, включая и аспект, о которым Вы упомянули.

    Отсутствие дипломатических отношений сдерживает целый ряд других направлений сотрудничества. Все упирается не в формальность, не в отсутствие дипломатических отношений и что все заблокировано, совсем нет. Главная проблема в том, что мы не можем изменить ситуацию, которая сложилась после развязывания М.Саакашвили войны. Попытки обусловить продвижение наших политических контактов отказом России от признания существующих реалий, бесперспективны, безрезультативны, контрпродуктивны и ничего не дают.

    К сожалению, несмотря на признаки и конкретные шаги улучшения наших отношений в торговле, транспортном сообщении и в плане контактов между людьми (в прошлом году количество выданных виз грузинским гражданам для посещения России по сравнению с 2012 г. выросло на 40%, ценим и стремление наших грузинских соседей содействовать безопасности в ходе Олимпиады в Сочи), очень часто по практическим вещам мы упираемся в проблему непризнания Грузией реалий, которые сложились в регионе. Это будет нас периодически тормозить и сдерживать наши отношения. Мы открыты для самых тесных контактов в различных областях, но при понимании, о котором я уже сказал. Эти реалии сложились и их изменить нельзя.

    Вопрос: Многие журналисты писали о широкой амнистии и выходе на свободу М.Ходорковского как признаках улучшения имиджа России в мире в преддверии Олимпиады в Сочи. Почувствовали ли Вы это в ходе Ваших многочисленных контактов с зарубежными коллегами? На Ваш взгляд, произошло ли такое улучшение? Есть ли вообще необходимость в улучшении имиджа России?

    В феврале с.г. в Мюнхене пройдет очередная конференция по безопасности. Можете ли Вы поделиться своими ожиданиями от этой конференции? Что там будет особенно важного и интересного?

    Что Вы сделали с картофелинами, подаренными Дж.Керри?

    С.В.Лавров: Каждый нормальный человек хочет хорошо себя чувствовать и выглядеть - это естественно. Что касается России, то на вопрос о том, улучшился ее образ или нет, наверное, отвечать не мне, не нам. Вы должны ответить на этот вопрос.

    Вы спросили, какие у меня складываются впечатления после контактов с моими коллегами. На протяжении всех лет работы в качестве Министра я не чувствовал каких-либо вибраций в тех моментах, которые сопровождают контакты с моими коллегами из Европы, Азии, США, Латинской Америки, СНГ. За последние два года, когда стало модным говорить, что образ России каким-то образом искажается, я не почувствовал каких-либо изменений ни в тональности, ни в характере общения ни с одним из моих европейских коллег.

    Да, как правило, в конце переговоров большинство из них говорят - мне надо сказать (мы так договорились в Брюсселе), что мы призываем Россию развивать гражданское общество. Мы отвечаем - хорошо, мы услышали Ваш призыв. На пресс-конференции по итогам переговоров они обязательно скажут: мы обсудили ситуацию с неправительственными организациями и гражданским обществом. Ради Бога, пожалуйста, мы тоже заинтересованы в том, чтобы гражданское общество в Европе и других странах мира играло большую роль и было услышано. Мы предпринимаем шаги в этом направлении и надеемся, что наши европейские друзья также будут исправлять существующие у них проблемы. Об одной из них - лицах без гражданства - мы уже сегодня говорили. Есть и немало других, включая попустительство попыткам героизации нацизма. Это тоже известный факт. И если это пустить на самотек, то все может кончиться плачевно. Поэтому вам судить о нашем образе.

    Приведу один пример. Почти три года назад, когда начинался сирийский кризис, нам жестко, с «металлом» в голосе говорили, что Россия должна изменить свою позицию, она, мол, оказалась не на той стороне истории, потеряла арабский мир и весь Ближний Восток. Сейчас так никто не говорит. Наверно, это свидетельство того, что наш образ меняется. Может быть, это изменилось понимание ситуации теми, кто выступал с такими обвинениями в наш адрес. Судить вам.

    Что касается Мюнхенской конференции, то я ожидаю дискуссий, разговора с политологами со всего мира. Это хороший форум с прочной репутацией, куда съезжаются интересные собеседники и участники. Рассчитываю, что так будет и на этот раз.

    Насчет картошки, честно говоря, я согласился на просьбу одного нашего фермерского хозяйства и отправил эту картошку на Кубань, где попробуют с ней поэкспериментировать.

    Вопрос: Скоро в Гаване состоится саммит СЕЛАК. Как оценивает Россия перспективы работы этого крупного латиноамериканского партнерства? Как Вы могли бы прокомментировать создание механизма постоянного диалога в рамках этого регионального объединения?

    С.В.Лавров: Как я уже сказал в начале встречи, Россия тесно сотрудничает с латиноамериканскими странами и не только по двусторонним каналам, но и в форматах интеграционных и политических объединений Латинской Америки и Карибского бассейна. СЕЛАК – первая организация, объединяющая все эти государства. В отличие от МЕРКОСУР и УНАСУР СЕЛАК – универсальная структура, которая, повторю, вобрала в себя все страны данного региона. Считаем, что это очень перспективный процесс, который позволит гармонизировать интеграционное развитие по целому ряду направлений. Такой универсальный форум вполне востребован странами региона. Зарубежным партнерам этих стран, наверное, тоже будет интересно более эффективно работать как параллельно, так и по двусторонним каналам с субрегиональными группировками и с СЕЛАК как структурой. По крайней мере, мы в этом заинтересованы.

    В мае прошлого года в России прошла встреча расширенной «тройки» СЕЛАК, в т.ч. с участием Министра иностранных дел Кубы. Мы провели очень полезные консультации и договорились согласовать параметры механизмов постоянного диалога между Россией и данным объединением. Как я понимаю, на предстоящем саммите это решение будет принято, и тогда мы запустим этот механизм в работу. Кроме того, готовится меморандум о взаимодействии с Центральноамериканской интеграционной системой, у нас хорошие перспективы развития отношений с МЕРКОСУР, в т.ч. по линии Таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана.

    В целом с Латинской Америкой за последние годы сделано много полезного в практическом плане. Совсем недавно мы завершили процедуру вступления в силу соглашения с Парагваем о безвизовых поездках. Это уже одиннадцатая страна латиноамериканского региона и района Карибского бассейна, с которой введен безвизовый режим. Уверен, что в обозримом будущем вся территория государств-участников СЕЛАК вполне может стать зоной, свободной для приезда россиян.

    Вопрос: 2014 год объявлен «перекрестным годом» России и Великобритании. Спасибо, Сергей Викторович, за новый термин «информационная дипломатия». Уверена, что все журналисты это поддержат.

    В подмосковном Серпухове мои коллеги журналисты как раз такой шаг по информационной дипломатии сделали. Нашли в исторических книгах, источниках и публикациях, что в этом году исполняется 100 лет организации в Московской области детского дворового футбола. Первыми тренерами детских команд выступили англичане, которые работали в то время на текстильных фабриках.

    Обращаюсь к Вам с просьбой. У Союза журналистов Подмосковья и Спортивно-патриотического клуба «Альтаир» есть идея провести международный футбольный турнир дворовых детских команд. Несколько стран уже предварительно дали согласие. Но мы никак не можем пробиться в консульский отдел посольства Великобритании. Мы направили туда письмо, но ответа пока не получили. Было бы неплохо, если бы Вы смогли посодействовать приглашению аналогичной команды из Англии и потомков Э.Чарнека, который и был изначально организатором этих турниров.

    С.В.Лавров: Я видел этот репортаж и подумал об этом же. Здорово, что прежде чем мы на официальном уровне смогли что-то предпринять, общественная дипломатия уже заработала. Мы обязательно поможем. Нас тоже не всегда пускают в консульский отдел посольства Великобритании, но мы попробуем.

    Вопрос: Прокомментируйте, пожалуйста, нашумевшую историю с выдворением американского журналиста Д.Саттера. Его версия произошедшего отличается от официальной версии МИД России. Он говорил, что изначально ему одобрили выдачу визы, а потом сообщили, что его присутствие на российской территории нежелательно.

    Посол США М.Макфол говорил, что он работает над тем, чтобы отменить это решение. Хотелось бы услышать, возможно ли это?

    С.В.Лавров: Вы хотите услышать, что версия МИД России неверна, а разъяснения Д.Саттера верны? Он, на самом деле, на нашей территории в течение нескольких дней находился на нелегальном положении. Он, как я понимаю, работал в России на протяжении многих лет и должен был знать о существующих порядках и необходимости переделать свою визу на многократную. В общем, должен был продлить, возобновить свой статус. На это у него было несколько месяцев, а он дождался, пока срок визы истек.

    Почему-то по этому поводу такой поднялся шум, как будто здесь есть некая политическая интрига? Преступления, связанные с нарушением миграционного законодательства, наряду с преступлениями, касающимися уклонения от уплаты налогов, в США рассматриваются как самые серьезные. Просроченная виза завершается задержанием и депортацией. Давайте просто обратимся к статистике и поинтересуемся, как это происходит у американцев. Здесь нет ничего экстраординарного. Но почему-то, как только что-то случается в России (знаете, о чем идет речь), все начинает искажаться и гипертрофироваться. Практика же, существующая в других странах, воспринимается как нечто суверенное.

    Давайте просто будем себя уважать. Если у нас есть законы, то пусть их выполняют. Тем более, что этот закон универсален для любого государства. Нельзя находиться в стране, не имея визы.

    Вопрос: Вы назвали строительство газопровода «Южный поток» одним из приоритетов. Брюссель же оказывает давление на часть стран, через которые он проходит. Как на Ваш взгляд, когда может закончиться это давление?

    Второй вопрос касается Ваших отношений с бывшим министром иностранных дел Сербии В.Еремичем. Мне кажется, что они были более интенсивными, чем с нынешним Министром. Вы чаще встречались. Запланирован ли на этот год Ваш визит в Сербию или собирается ли посетить Россию Ваш сербский коллега?

    С.В.Лавров: Насчет отношений с министром И.Мркичем, я бы не сказал, что у нас отношения менее интенсивные или менее доверительные, чем с его предшественником. С В.Еремичем тесно сотрудничали в период подготовки решения о председательстве Сербии в ОБСЕ совместно со Швейцарией в 2014–2015 гг. Это была действительно большая подготовительная работа. Потом был период, когда В.Еремич баллотировался в председатели Генассамблеи ООН, что тоже было сопряжено с контактами по этой теме.

    У меня есть приглашение посетить Белград. Я обязательно им воспользуюсь. Мы заинтересованы в развитии нашего диалога, он постоянно обогащается, в том числе по парламентской линии, в рамках международных организаций.

    Что касается «Южного потока», то в Москве на днях состоялся раунд консультаций с участием еврокомиссара Г.Эттингера. Эта тема обсуждалась. С нашей стороны есть понимание, что мы должны искать решение, которое не будет противоречить межправительственным соглашениям, которые подписаны между Правительством России и правительствами Сербии и стран ЕС, которые хотят участвовать в данном проекте.

    Вопрос: Прокомментируйте, пожалуйста, ситуацию с задержанием рыболовецкого российского судна в Сенегале. Почему так долго не удается ее урегулировать. Какова здесь роль «Гринпис»?

    С.В.Лавров: Мы регулярно делаем на этот счет подробнейшие комментарии. Ситуация, по моему мнению, сейчас вошла в нормальное русло. По крайней мере в более нормальное, чем не так давно. Судовладелец при поддержке России и наших зарубежных партнеров, которые имеют особое отношение с властями Сенегала, старается окончательно закрыть эту тему. По крайней мере, экипаж сейчас каких-либо жалоб не высказывает. Ограничения, которые были искусственно созданы, сейчас сняты. Надеюсь, ситуация в ближайшее время разрешится.

    Что касается «Гринпис», эта тема у всех на слуху. Его представители не скрывают, что они этим занимались. Вот такая их роль. Здесь также, как и во многих других случаях, защиту окружающей среды - святое дело – превращают в инструмент достижения политических целей или ведения бизнеса. Это печально. Рассчитываю все-таки, что НПО будут стремиться соответствовать идеалам, которые лежат в основе гражданского общества и общественных объединений.

    Вопрос: Вы сказали, что в следующем году будет отмечаться 75-летие Второй мировой войны. В будущем году Россия и Монголия отмечают 75-летие победы на Халхин-Голе. Будет ли в России отмечаться этот юбилей на государственном уровне?

    Включена ли Монголия в список стран, в которых Россия планирует реализовывать программу «Русская школа за рубежом»?

    С.В.Лавров: Безусловно, мы будем отмечать юбилей битвы при Халхин-Голе. Заинтересованы, чтобы скоординировать соответствующие мероприятия с нашими монгольскими друзьями.

    Проект «Русская школа за рубежом» предусматривает открытие дополнительных школ. Думаю, будем заинтересованы, чтобы такое образовательное учреждение открылось и в Монголии.

    Вопрос: Какие ожидания у Вас от саммита Россия – ЕС в январе текущего года?

    С.В.Лавров: Мы рассматриваем ЕС в качестве стратегического партнера, каковым он и является. Он в совокупности наш крупнейший торговый и инвестиционный партнер номер один. Евросоюз также весьма заинтересован в работе на российских рынках, в инвестициях в Россию. Примеров тому множество. Они ширятся. Поэтому для нас не стоит вопрос о том, развивать ли партнерство с ЕС или нет.

    Недавно председатель Европарламента М.Шульц сказал, что Россия должна решить, в качестве кого она рассматривает Евросоюз - конкурента или партнера? Я бы ответил ему положительно на оба варианта, потому что партнерство не исключает конкуренцию. Есть конкуренция внутри Евросоюза, существует она и между Европой и Америкой. Она всегда будет в условиях рыночной экономики. Это нужно просто признать.

    Я абсолютно согласен с председателем Европарламента М.Шульцем, когда он высказался за проведение «глубокого» диалога с Российской Федерацией и в пользу того, чтобы ЕС выработал общую линию поведения в отношении России. Нам, конечно, проще разговаривать с Евросоюзом, когда у него один голос. Не хотелось бы только, чтобы эта общая позиция определялась на основе наименьшего знаменателя. Очень часто принцип солидарности, который действует в ЕС, превращается в ситуацию, когда несколько стран держат в заложниках всех остальных по поводу решения того или иного вопроса с Россией. Что-то похожее мы наблюдаем в части наших визовых дискуссий с Евросоюзом, о чем мы уже сегодня говорили.

    ЕС предложил провести углубленный разговор на предстоящем саммите. В этих целях наши партнеры из Брюсселя высказались за изменение формата саммита и сосредоточение его на неформальной закрытой дискуссии с последующим переходом в рабочий завтрак. Мы согласились, если так удобно нашим партнерам. Просто из традиционного формата выпала та часть, когда отраслевые министры и еврокомиссары в присутствии руководства ЕС и Президента России докладывали о сделанном по тем или иным направлениям. Но если нашим партнерам эта часть саммита кажется на данном этапе излишней, то мы готовы принять другой формат.

    К разговору мы будем готовы. Сами заинтересованы в том, чтобы понять некоторые вещи более вразумительно в отношении «Восточного партнерства» и в отношении того, почему ЕС не считает возможным проводить консультации по поводу гармонизации интеграционных процессов на Западе и Востоке Европы.

    В конце концов инициатива Президента В.В.Путина о том, чтобы работать над созданием в перспективе Единого экономического и гуманитарного пространства от Лиссабона до Владивостока перекликается почти слово в слово с идеями, которые высказывали Ж.М.Баррозу и Х. ван Ромпей, призывая к единому рынку, зоне свободной торговли на этом пространстве. И почему в разгар украинских событий Еврокомиссия категорически отказалась от трехстороннего разговора - мы тоже хотим это лучше понять.

    Мы не выдвигаем тезиса, что эти интеграционные процессы не совместимы. Они совместимы. Но для начала в наших интеграционных структурах мы должны повысить конкурентоспособность и уже потом раскрываться на переговорах с ЕС, когда мы будем действовать с более прочных позиций, которые укрепим по мере нашего участия в ВТО на основе ее норм и правил и на более выгодных и равноправных условиях будем обсуждать расширение и либерализацию торговли с ЕС. Нам это нужно не больше, чем ЕС. Но мы хотим понять, каковы планы Евросоюза в отношении перспектив облегчения и, в конечном счете, отмены визового режима.

    Есть и много других направлений. Энергетика – «становой хребет» нашего партнерства. Здесь очень много сделано. Но возникшие шероховатости, которые упоминались сегодня в связи с «Южным потоком», завязаны на «Третий энергопакет». Хотим, чтобы он, как форма реализации суверенного права Евросоюза устанавливать правила на своей территории, не применялся ретроспективно. Вот и все. Мы же не подвергаем сомнению право Евросоюза вводить такие порядки. Но когда они распространяются задним числом на многомиллиардные инвестиции, сделанные на основе других правил игры, это является нарушением обязательств между нами, ЕС и странами-членами в рамках Соглашения о защите инвестиций - не ухудшать условий ведения бизнеса. Это рабочий момент.

    Если этот вопрос не политизировать, все решится просто и прагматично. Но есть попытки политизировать различные сферы, в том числе энергетику, в наших отношениях с ЕС. Мы не сокрушаемся по этому поводу. Такова жизнь. Евросоюз - большое образование. Гармонизация интересов такого количества игроков –дело непростое. Будем продолжать работу по всем этим вопросам.

    Конечно, откровенный, доверительный разговор не просто с изложением каких-то претензий, а прежде всего, мотивов, по которым Евросоюз продвигает ту или иную позицию, для нас очень важен. Хотим это лучше понимать. Повторю, ЕС - наш стратегический и ведущий партнер.

    В заключение хотел бы сказать, что мы будем встречаться еще не раз в различных форматах. Всех еще раз поздравляю с Новым годом! Поздравляю с наступающим годом тех, кто отмечает этот праздник по восточному календарю. Всего самого доброго.