МИНИСТЕРСТВО ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Официальный сайт

Главная страница \ Информация о текущей деятельности МИД России \ Информационные материалы Министерства иностранных дел \ Пресс–служба МИД России \




    Факты нарушения США своих обязательств в сфере нераспространения оружия массового поражения и контроля над вооружениями

1093-07-08-2010

    Договор о СНВ-1

    В период действия ДСНВ-1 так и не был снят ряд российских озабоченностей в отношении соблюдения этого договора США. В частности, по ряду летных испытаний баллистических ракет подводных лодок (БРПЛ) "Трайдент-II", осуществлявшихся с Восточного ракетного полигона США, заблаговременные уведомления и телеметрическая информация российской стороне не передавались. По заявлению Вашингтона, это было обусловлено принадлежностью данных ракет Великобритании, не имеющей договорных обязательств перед Россией в области СНВ. Такая неконтролируемая деятельность американской стороны по БРПЛ фактически лишала нас возможности контроля одного из основополагающих параметров по Договору о СНВ-1.

    Российская сторона неоднократно высказывала озабоченности в связи с несанкционированным переоборудованием пяти шахтных пусковых установок (ШПУ) межконтинентальных баллистических ракет (МБР) на полигоне Ванденберг в пусковые установки ракет-перехватчиков, что противоречит положениям Договора. Остался открытым также вопрос относительно процедур переоборудования американских

    тяжелых бомбардировщиков (ТБ) B-1 в бомбардировщики, оснащенные под неядерные вооружения, а также их базирования. США так и не представили убедительных доказательств того, что использованный ими набор процедур обеспечивает невозможность обратного переоборудования неядерных ТБ в ядерный вариант.

    Были оставлены без внимания российские озабоченности в связи с деятельностью по эксплуатации и обслуживанию американских подводных лодок, оснащенных пусковых установок (ПУ) БРПЛ, на незаявленном в Договоре объекте, расположенном на мысе Канаверал. Неоднократно указывали американской стороне и на использование непредусмотренных ДСНВ-1 процедур в ходе ликвидации МБР типа "MX", а также переоборудования ПУ БРПЛ "Трайдент-I".


    Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД)

    США для отработки элементов системы ПРО используют целое семейство ракет-мишеней, имитирующих широкий спектр баллистических ракет средней дальности: НERA (дальность стрельбы – до 1200 км), LRALT (до 2000 км), MRT (до 1100 км).

    Осуществление запусков указанных изделий трактуется в соответствии с Договором о РСМД как испытания баллистических ракет наземного базирования средней дальности "нового типа", что является прямым нарушением его основополагающего положения – статьи VI, запрещающей "производить ракеты средней и меньшей дальности и проводить их летные испытания".


    В области ядерного нераспространения

    1. В результате нарушений мер радиационной безопасности и правил хранения радиоактивных материалов на ряде американских предприятий и организаций только в период с 1996 по 2001 гг. было утеряно около 1500 источников ионизирующих излучений.

    В 2004 году вскрыты факты утраты фирмой Pacific Gas and Electric Company (шт. Калифорния) трех сегментов отработанных топливных стержней с тепловыделяющими элементами, использовавшихся в реакторах АЭС Hambolt Bay. В том же году был похищен контейнер, содержащий радиоактивные материалы цезий-137 и америций-241, принадлежащий компании Foundation Engineering Scene (шт. Вирджиния). В декабре 2005 года предприятием Ground Engineering Consultants (шт. Колорадо) утерян источник радиоактивного излучения, содержащий цезий-137.

    2. В октябре 2006 года в Лос-Аламосской национальной лаборатории, головном научно-исследовательском центре ядерного оружейного комплекса США, была вскрыта пропажа электронного носителя с засекреченной информацией. Особенностью данного происшествия явилось то, что в отличие от ряда предыдущих инцидентов, когда ядерные секреты попадали в руки иностранных разведок, в этот раз они были обнаружены полицией у криминальной группировки, связанной с торговлей наркотиками.


    Конвенция о запрещении химического оружия

    1. Законодательство США в области нераспространения и уничтожения химического оружия позволяет американской стороне уклоняться от выполнения требований Конвенции о запрещении химического оружия. Президенту Соединенных Штатов предоставляется право отказывать в проведении предусмотренных Конвенцией инспекций на американских химических объектах. Кроме того, пробы, взятые в ходе подобных проверок, могут быть запрещены к вывозу за пределы территории страны.

    2. Правительство США представило в Технический секретариат Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО) доклад о ликвидации в период с 2003 по 2008 годы части иракского химического оружия (ХО). Согласно представленным материалам, в указанные сроки американскими войсками в Ираке были найдены химические пробы отравляющих веществ (ОВ) и химические боеприпасы. Все пробы и часть боеприпасов с неизвестным ОВ были направлены для идентификации в США, где их затем утилизировали. При этом своевременное информирование ОЗХО ни по факту обнаружения, ни по факту ликвидации ХО американцами не проводилось. Данные о проведенной дегазации местности в документах отсутствуют.

    Таким образом, представленные в ОЗХО документы подтверждают факт нарушения США положений Конвенции по процедурам объявления и уничтожения ОВ.


    Конвенция о запрещении биологического оружия (КБТО)

    Нарушения США требований статьи I КБТО

    Формально не нарушая своих обязательств и поддерживая значимость КБТО, американская администрация тем не менее продолжает избегать установления в любых формах международного контроля за своей биологической деятельностью. Характерной особенностью данной политики является настойчивое принижение роли КБТО в укреплении режима нераспространения биологического оружия.

    1. В США продолжаются начатые в университете шт. Пенсильвания исследования искусственно синтезированного вируса оспы, вызвавшие неоднозначные оценки в мире еще в 2002 году. Несмотря на имеющийся запрет Всемирной организации здравоохранения на проведение подобных работ, их необходимость оправдывается стремлением изучить этот возбудитель на качественно ином уровне, чем это было сделано до его официального уничтожения в 1980 году.

    2. Особенно сомнительными с позиции статьи I КБТО выглядят заметно активизировавшиеся в последние годы и оправдываемые необходимостью борьбы с терроризмом исследования по так называемой "оценке угрозы". Они предполагают не только традиционное для "защитной" тематики изучение поражающего действия известных биопатогенных агентов (БПА), но и попытки практического создания новых, в том числе генетически измененных, агентов в рамках моделирования соответствующих возможностей террористических организаций. Такие работы были начаты еще в середине 1990-х годов, когда в качестве главного врага США выступали так называемые "страны-изгои" (проекты "Ясное зрение", "Бахус", "Джефферсон" и др.). На современном этапе проведение указанных работ возложено на научно-исследовательские учреждения министерства внутренней безопасности.

    Нарушения США требований статьи IV КБТО и резолюции 1540 Совета Безопасности ООН

    В соответствии с американским законодательством все научно-исследовательские учреждения страны, работающие с патогенными (болезнетворными) микроорганизмами, обязаны пройти специальную сертификацию уполномоченными органами министерства здравоохранения или министерства сельского хозяйства в зависимости от типа патогена (человека, животных или растений), а также регулярно отчитываться об их использовании и перемещении. Между тем требования законодательства США постоянно нарушаются.

    1. В ходе проверки в 2005 году соответствующей деятельности министерства сельского хозяйства его ревизорская служба вскрыла множество нарушений, связанных с порядком рассмотрения обращений заинтересованных организаций и вынесения решений, контроля за поддержанием на объектах режима безопасности и сохранностью коллекций патогенов, допуском сотрудников к соответствующим работам и др. Отсутствие адекватного надзора со стороны контролирующих инстанций привело к выявлению в 2005 году трех организаций, незаконно владевших возбудителями опасных инфекционных заболеваний растений и животных, в том числе вирусом восточного энцефаломиелита лошадей (летальность для человека – 35%). В результате деятельность министерства в сфере контроля за оборотом патогенных микроорганизмов была оценена как неудовлетворительная, а также особо отмечены случаи сокрытия его должностными лицами выявленных в поднадзорных организациях нарушений.

    2. Несмотря на ужесточение правил обращения с возбудителями опасных инфекционных заболеваний, резкое увеличение числа допущенных к ним лиц параллельно с общим снижением их профессионального уровня стали объективными причинами многочисленных случаев внутрилабораторного инфицирования персонала и других происшествий в данной области, имевших место в последние годы. В частности, такие факты отмечены в медицинском центре Бостонского университета (инфицирование туляремией, август 2004 года), Исследовательском институте в Окленде (шт. Нью-Джерси; инфицирование сибирской язвой, июнь 2004 года), Микробиологической лаборатории Роки-Маунтин (Денвер, шт. Колорадо; инфицирование Ку-лихорадкой, февраль 2005 года), Исследовательском институте здравоохранения (утрата грызунов, инфицированных чумой, сентябрь 2005 года), Среднезападном исследовательском институте (Канзас-Сити, шт. Канзас; инфицирование сибирской язвой, октябрь 2005 года) и других.

    3. Особый резонанс получил случай заражения сотрудницы Техасского университета (Колледж-Стэйшн) бруцеллезом, скрывавшийся руководством этого учреждения и преданный огласке только в апреле 2007 года. Его причиной стало грубое несоблюдение руководством лаборатории нормативных документов, регламентирующих допуск сотрудников к работам с патогенными микроорганизмами, что привело к нарушению специальной техники безопасности. Проведенная по этому факту проверка дополнительно выявила факты заражения ряда сотрудников Ку-лихорадкой, а также утраты нескольких инфицированных ей лабораторных животных. У университета была отозвана лицензия на проведение указанных исследований.

    4. В сентябре 2008 года были опубликованы результаты проведенной управлением по правительственной отчетности проверки состояния физической защиты частных научных центров с лабораториями высшего уровня биобезопасности (Институт вирусологии и иммунологии юго-западного фонда биомедицинских исследований (Сан-Антонио, шт. Техас) и Центр вирусологии и иммунологии университета шт. Джорджия (Атланта)). Было установлено, что они недостаточно надежны и не могут предотвратить несанкционированное проникновение, существенно уступая мерам обеспечения безопасности на аналогичных объектах, находящихся в федеральной собственности (отсутствие вооруженных патрулей, автоматических барьеров на въездных воротах, рамок металлоискателей и др.). Проведенная в июле 2010 года повторная проверка вновь выявила те же самые недостатки, что свидетельствует об игнорировании их руководством ранее внесенных представлений.

    5. В последние годы американскими спецслужбами неоднократно пресекались попытки незаконного вывоза из страны оборудования и материалов, предназначенных для проведения микробиологических и биотехнологических исследований, а также патогенных микроорганизмов. Так, в январе 2006 года двухлетний срок тюремного заключения отбыл Т.Батлер, сотрудник центра гигиены и эпидемиологии Техасского технологического университета, осужденный за нарушения режимов ввоза и вывоза из США патогенных микроорганизмов. Данный специалист, работая в Танзании в 2001-2002 годах, неоднократно незаконно ввозил на территорию США образцы возбудителя чумы, а также перевозил их по территории страны. Кроме того, в момент ареста сотрудниками ФБР в январе 2003 года Т.Батлер не смог объяснить исчезновение 30 образцов указанного возбудителя, которые так и не были впоследствии найдены.

    Нарушения США обязательств по мерам укрепления доверия КБТО

    В рамках КБТО существует механизм мер укрепления доверия, предполагающий ежегодное объявление государствами-участниками о содержании своих микробиологических исследований и соответствующих научных объектах. При этом особо выделяются разделы о наличии программ биологической защиты (форма "А" часть 2 II). Указанный механизм в настоящее время является фактически единственным значимым инструментом для получения подобной информации и обеспечения, таким образом, хотя бы относительной транспарентности проводимых работ.

    США исключают из числа декларируемых некоторые медицинские и биологические объекты ввиду недостаточной определенности критериев отнесения национальных научных программ, в том числе военных, к указанной категории. В частности, США из года в год не заявляют сеть своих военно-медицинских научных центров, развернутых в Индонезии, Таиланде, Перу, Египте, Кении и других странах под предлогом их расположения вне американской территории.

    В условиях резкой эскалации масштабов и темпов биологических исследований в период 2001-2009 годов в США произошла передача их значительной части гражданским министерствам и ведомствам и даже частным фирмам. Кроме того, часть таких работ выведена из категории "защитных" и объявлена антитеррористическими, что также позволяет избежать необходимости объявлять их в рамках мер доверия и еще больше снизить контрольные возможности мирового сообщества.


    Гаагский кодекс поведения по предотвращению распространения баллистических ракет

    В соответствии с добровольными обязательствами, принятыми на себя в рамках указанного Гаагского кодекса поведения, государства-члены должны расширять меры по обеспечению доверия в отношении программ создания баллистических ракет, космических ракет-носителей и наземных стартовых (испытательных) площадок, выступать с ежегодными декларациями о своей политике по данным вопросам, а также обмениваться предварительными уведомлениями о запусках своих баллистических ракет, космических ракет-носителей и о проведении испытательных пусков. Кроме того, должны предоставлять ежегодную информацию о количестве и общем классе баллистических ракет, запущенных за предыдущий год.

    Только с мая 2010 года США стали подавать предуведомления о пусках баллистических ракет и космических ракет-носителей, при этом американская сторона оставляет за собой право не уведомлять некоторые пуски военного назначения. Такой подход подрывает основы функционирования Гаагского кодекса поведения в целом.


    В области международных режимов экспортного контроля

    1. Американские предприятия продолжают активно поставлять различную продукцию, имеющую отношение к ракетным технологиям, а также соответствующие "ноу-хау" в зарубежные страны, около трети из которых не являются членами международного Режима контроля за ракетными технологиями (РКРТ), включая Египет, Израиль, Кувейт, Оман, ОАЭ, а также Тайвань. Обращает на себя внимание тот факт, что даже в этих случаях проверка использования ракет конечным получателем, предусмотренная американским законодательством, на регулярной основе не производится.

    2. Вразрез с принципами РКРТ осуществляется взаимодействие Вашингтона и Тель-Авива (не является членом Режима) в рамках совместного проекта создания ракеты-перехватчика Arrow-2. В соответствии с двусторонним соглашением от 2002 года между компаниями Boeing и Israel Aircraft Industries в США организовано производство крупных узлов таких ракет для последующей сборки в Израиле. Указанные компоненты относятся к устройствам первой категории по классификации РКРТ, в отношении передач которых государство-экспортер обязано проявлять наибольшую сдержанность.

    3. При научно-техническом содействии США в Израиле создана трехступенчатая твердотопливная ракета-носитель типа Shavit (стартовая масса около 30 т, длина около 18 м, диаметр цилиндрической части корпуса 1,35 м).

    4. Вашингтон постоянно сталкивается с нарушениями законодательства в сфере экспортного контроля со стороны национальных коммерческих частных структур и предприятий ВПК.

    В частности, управлением промышленной безопасности министерства торговли США только в первой половине 2008 года было выявлено более 70 неправомочных экспортных поставок товаров и технологий военного и двойного назначения. Причем наибольший объем подобных сделок был осуществлен со странами, занесенными Вашингтоном в так называемый "черный" список, – Китаем, Ираном, Сирией и Ливией.

    5. Контрольно-финансовое управление (КФУ) Конгресса США в ходе плановой проверки деятельности Пентагона, связанной с продажей за рубеж переносных зенитно-ракетных комплексов (ПЗРК), обнаружило существенные расхождения в данных различных военных ведомств об объемах таких поставок. Так, по информации министерства армии, с 1982 по 2004 год Соединенные Штаты экспортировали 7551 ПЗРК «Стингер» в 15 стран. Одновременно, согласно учетам Управления сотрудничества в области международной безопасности министерства обороны США, в течение этого периода был поставлен 8331 такой комплекс в 17 государств. Таким образом, разброс данных составил 780 единиц, что позволило КФУ сделать вывод о "неполноте и недостоверности" существующего в Пентагоне учета объемов экспорта ПЗРК.

    6. Существенные вопросы вызывают американские поставки Израилю авиабомб и ракет в ходе последних ближневосточных конфликтов. Данные действия США идут вразрез с базовыми положениями Вассенаарских договоренностей и принципами поставок оружия ОБСЕ.

    Таким образом, приведенные факты подтверждают, что Соединенные Штаты допускают многочисленные, нередко весьма грубые, нарушения действующих соглашений в области разоружения и нераспространения.


    Сфера контроля над обычными вооружениями в Европе

    1. В результате расширения НАТО США совместно с другими государствами-участниками ДОВСЕ, подписавшими или присоединившимися к Вашингтонскому договору 1949 года, превышают "групповые" ограничения ДОВСЕ.

    Содержащееся в пункте 1(А) статьи II ДОВСЕ определение «западной» группы государств-участников состоит из двух элементов – перечня государств-участников на момент подписания ДОВСЕ и критерия принадлежности к ЗЕС или НАТО ("Термин "группа Государств-участников" означает … группу Государств-участников, которые подписали или присоединились к Брюссельскому договору 1948 года или Вашингтонскому договору 1949 года…"). Следовательно, и установленные для нее "групповые" уровни должны распространяться не только на "старых" членов НАТО, входивших в альянс на момент подписания ДОВСЕ, но и на присоединившиеся к альянсу государства-участники, ранее входившие в Организацию Варшавского Договора.

    Соблюдение ДОВСЕ всеми государствами-участниками объективно может быть обеспечено только на основе изложенного понимания определения термина "группа Государств-участников". В этой связи необходимо обратить особое внимание на два ключевых договорных положения.

    Первое. Согласно пункту 7 статьи VII Договора, государства-участники, принадлежащие к одной группе, обязались обеспечивать, чтобы их максимальные уровни для наличия, вместе взятые, не превышали ограничений, установленных в статьях IV, V и VI.

    Второе. Согласно пункту 1(А) статьи V Договора, в пределах "флангового района" для группы государств-участников суммарные количества ограничиваемых Договором обычных вооружений и техники (ОДВТ) не должны превышать 4700 боевых танков, 5900 боевых бронированных машин и 6000 артиллерийских единиц.

    Эти положения не соблюдаются США и другими входящими в НАТО государствами-участниками ДОВСЕ.

    а) сумма максимальных уровней для наличия этих стран превышает установленные в пункте 1 статьи IV Договора групповые уровни для района применения в целом; аналогичная картина наблюдается также в отношении пунктов 2, 3 и 4 статьи IV, и в отношении статьи V.

    б) имеются и еще более серьезные отступления от положений Договора, связанные уже с реальным, а не формальным превышением его уровней. Так, в зоне, определенной в статье V Договора, т.е. во "фланговом районе", страны НАТО имеют реальные наличия ОДВТ, существенно превышающие уровни, установленные в пункте 1(А) статьи V Договора. Речь, таким образом, идет о значительном фактическом нарушении фланговых уровней "западной" группой стран.

    Российская сторона считает, что эти нарушения являются существенными.

    2. Периодическое размещение обычных вооружений США на территориях Болгарии и Румынии оказывает дополнительное негативное воздействие на соблюдение "групповых" ограничений ДОВСЕ и на выполнение обязательства стран альянса об отказе от «дополнительного постоянного размещения существенных боевых сил».

    Как отмечалось выше, "группа Государств-участников, которые подписали или присоединились к Брюссельскому договору 1948 года или Вашингтонскому договору 1949 года", уже сегодня с учетом Болгарии и Румынии намного превышает фланговые уровни действующего ДОВСЕ. Любое дополнительное развертывание обычных вооружений стран альянса на флангах способно лишь усугубить нарушение Договора.

    Договор ipso facto препятствует размещению американских вооружений на территориях этих стран.

    Так, подпункт (B) пункта 1 статьи V ДОВСЕ позволяет осуществлять временное развертывание обычных вооружений лишь "на территории, принадлежащей членам той же группы Государств-участников", к которой относится и размещающее государство.

    Если же речь идет не о временном развертывании, а о постоянном размещении техники в пределах "зазора" между "фланговым" уровнем "восточной" группы государств-участников и суммой наличий их вооружений, то также возникают как минимум две проблемы.

    Во-первых, пункт 5 статьи IV Договора гласит, что такое размещение могут осуществлять лишь "Государства-участники, принадлежащие к той же группе Государств-участников".

    Во-вторых, в Основополагающем акте Россия-НАТО члены альянса отказались от дополнительных постоянных развертываний существенных боевых сил. Российская сторона неоднократно предлагала выработать общее понимание термина "существенные боевые силы" и исходит из того, что бригадный уровень с лихвой отвечает критерию "существенности". Насколько можно понять, в Болгарии и Румынии планируется разместить несколько больший контингент вооруженных сил (главком войсками США в Европе генерал Дж. Крэддок говорил о присутствии на ротационной основе части бригадного уровня, однако, судя по проведенным в НАТО перераспределениям квот, США выделены квоты на 70 боевых танков, 111 боевых бронированных машин и 41 артиллерийскую систему; речь идет о механизированной бригаде "Страйкер", усиленной одним-двумя танковыми батальонами; кроме того, в регионе будет размещена авиагруппа).

    В Основополагающем акте Россия-НАТО признается в принципе возможность "усиления", но при этом зафиксировано, что "усиление может происходить в случае защиты против угрозы агрессии и действий по поддержанию мира в соответствии с Уставом ООН и руководящими принципами ОБСЕ, равно как для учений в соответствии с адаптированным Договором об ОВСЕ, положениями Венского документа … и взаимосогласованными мерами транспарентности". Если США ссылаются на эти положения Основополагающего акта, то нам не вполне понятно, какое из них могло бы в представлении американской стороны "узаконить" размещение ее войск в Болгарии и Румынии.

    С учетом этого возникает вопрос о том, насколько скрупулезно наши партнеры выполняют документ, лежащий в основе отношений России с НАТО.

    3. США и другие государства-участники ДОВСЕ, входящие в НАТО, не соблюдают принятое в Стамбуле политическое обязательство об ускоренной ратификации Соглашения об адаптации.

    В Заключительном акте Конференции государств- участников ДОВСЕ (Стамбул, 17-19 ноября 1999 года) зафиксировано обязательство всех участников Договора "оперативно предпринять усилия для содействия завершению национальных процедур ратификации, с тем чтобы Соглашение об адаптации могло вступить в силу как можно скорее". Причем по настоянию стран-членов НАТО это обязательство косвенно обусловлено лишь "приверженностью" России "согласованным уровням вооружений и техники" (т.е., фактически, необходимостью соблюдения "фланговых" уровней адаптированного ДОВСЕ). Эти два положения зафиксированы в одном абзаце Заключительного акта.

    К концу 2001 года, несмотря на сложную ситуацию на Северном Кавказе, Россия вписалась в "согласованные уровни", но это не ускорило ратификацию Соглашения об адаптации странами-членами НАТО. Примерно со второй половины 2001 года наши западные партнеры, словно забыв о фланговых уровнях, упорно настаивали в качестве условия ратификации на "полном выполнении" Россией Стамбульских договоренностей по Грузии и Молдавии, имея в виду те их аспекты, которые вообще не относятся к Договору.

    В результате этой искусственной увязки Соглашение об адаптации до сих пор не ратифицировано США и другими государствами, входящими в НАТО.

    При этом не соблюдается и Римская Декларация глав государств и правительств России и НАТО «Отношения Россия-НАТО: новое качество» (2002 год). В разделе «Контроль над вооружениями и меры укрепления доверия» Декларации говорится, что стороны будут «сотрудничать с целью ратификации всеми государствами-участниками Соглашения об адаптации ДОВСЕ и его вступления в силу, что открывает возможность присоединения к нему стран, не являющихся участницами ДОВСЕ».

    4. США и их союзники по НАТО, уклоняясь от обсуждения в рамках Совместной консультативной группы (СКГ) вопросов восстановления жизнеспособности Договора, препятствуют полному выполнению положений его статьи XVI.

    Так, в подпунктах (b) и (c) пункта 2 статьи XVI отмечается, что в рамках СКГ государства-участники ДОВСЕ:

    - стремятся урегулировать неясные ситуации и разногласия в толковании, которые могут возникнуть в связи с выполнением Договора;

    - рассматривают и по возможности согласовывают меры по повышению жизнеспособности и эффективности Договора.

    Кроме того, в пункте 5 статьи XVI указано, что СКГ согласовывает меры по повышению жизнеспособности и эффективности ДОВСЕ в соответствии с его положениями.

    5. США, поставляя легкое и стрелковое оружие (ЛСО) в Грузию, нарушают обязательство по Документу ОБСЕ о ЛСО 2000 года.

    В нарушение раздела III пункта 2.а) и подпунктов ii, iii, vi, vii, а также – 2.b) и подпунктов i, ii, iii, iv, v, vi, vii, xi, в которых зафиксированы критерии, регулирующие экспортные поставки ЛСО, и которые, в свою очередь, основаны на другом документе ОБСЕ – "Принципы, регулирующие передачу обычных вооружений" 1993 года, США в 2008 году экспортировали в Грузию крупную партию винтовок и карабинов в количестве 18400 единиц и 40 тяжелых пулеметов.

    Положения упомянутых документов ОБСЕ содержат обязательства государств-участников ОБСЕ воздерживаться от передач оружия в зоны напряженности и вооруженных конфликтов, которые привносят в регион дестабилизирующий военный потенциал или иным образом способствуют региональной нестабильности. С учетом того, что Тбилиси уже продемонстрировал свою неспособность ответственно распорядиться поставленным ему оружием, доля ответственности за попытку Грузии решить конфликты с Южной Осетией и Абхазией силовым путем лежит, соответственно, как на США, так и других экспортерах различных вооружений и военной техники режиму Саакашвили.

7 августа 2010 года