МИНИСТЕРСТВО ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Официальный сайт

Главная страница \ Информация о текущей деятельности МИД России \ Информационные материалы Министерства иностранных дел \ Пресс–служба МИД России \



Выступление Постоянного представителя России при ООН В.И.Чуркина на заседании Генеральной Ассамблеи ООН, Нью-Йорк, 27 марта 2014 года

676-27-03-2014

    Г-н Председатель,

    21 марта произошло событие, имеющее поистине историческое значение. По итогам референдума в Крыму, в ходе которого подавляющее большинство населения высказалось за то, чтобы быть с Россией, произошло воссоединение Крыма и Российской Федерации.

    Призываем всех уважать этот добровольный выбор, как сделала это Россия, которая не могла отказать крымчанам в поддержке их права на самоопределение, в реализации их давних чаяний.

    Восторжествовала историческая справедливость. Крым на протяжении ряда веков был неотъемлемой частью нашей страны и имеет с ней общие историю, культуру и, главное, народ. И только волюнтаристское решение руководства СССР, в 1954 году передавшего Крым и Севастополь Украинской Республике, но в рамках единого государства, нарушило это естественное состояние. После распада СССР стало очевидно, что Крым отрезали от России "по живому". В 1992 году крымчане приняли Конституцию, которая определяла Крым как независимое государство в составе Украины. Однако вскоре эта Конституция была изменена Киевом без согласия крымчан, а статус полуострова был низведен до автономной республики в составе унитарного украинского государства.

    Крымчане никогда не смирялись со своей участью, открыто демонстрируя симпатии к России. Их терпение лопнуло на фоне глубокого политического кризиса, охватившего Украину. Кризиса, во многом спровоцированного авантюристическими действиями внешних сил, вознамерившихся разорвать вековые узы, соединяющие Украину и Россию, поставив Киев перед ложным выбором: либо Европейский союз, Запад – либо Россия. Причем политика эта проводилась с беспрецедентной бесцеремонностью. Подписать соглашение об ассоциации с Европейским союзом от украинского руководства стали требовать под угрозой санкций. В рядах антиправительственных демонстрантов открыто маршировали министры и прочие деятели из стран Евросоюза и США. Они же выступали с трибун с провокационными призывами проведения антиправительственных акций. Центральная площадь города – Майдан была превращена в военизированный лагерь. Хорошо подготовленные и оснащенные отряды боевиков осуществляли жестокие нападения на силы правопорядка, захватывали административные здания. В одном из них – Доме профсоюзов – была организована так называемая «комендатура» Майдана, а на седьмом этаже этого здания постоянно действовал штаб посольства США. Кстати, именно из этого здания велась снайперская стрельба одновременно и по представителям правопорядка, и по демонстрантам, явно нацеленная на провоцирование силовой смены власти.

    В какой-то момент показалось, что все же удастся остановиться перед роковой чертой. 21 февраля между президентом Януковичем и лидерами основных оппозиционных партий было подписано соглашение, предполагавшее разоружение боевиков, освобождение захваченных административных зданий, создание правительства национального единства, запуск конституционного процесса и проведение к концу года президентских выборов. Однако кому-то такой сценарий показался недостаточно радикальным. Бесчинства продолжались. Под угрозой физической расправы президент Янукович был вынужден покинуть Киев, а затем и Украину. В Киеве перестала существовать легитимная власть. Насилие стало нормой политической жизни. В Верховной Раде его мишенью оказались партии, составлявшие поддерживавшее Януковича парламентское большинство. В результате Рада была перекроена, и вместо правительства национального единства появилось так называемое «правительство победителей». Музыку в нем заказывали те, кто и совершил вооруженный переворот – национал-радикалы, исповедующие, по определению Европарламента, «расистские, антисемитские, ксенофобские взгляды», ненавидящие все русское, не скрывающие, что своими идеологическими праотцами они считают украинских пособников нацистов.

    Едва ли не первое решение новых властей – отмена официального статуса русского языка, которым в подавляющем большинстве пользуются крымчане и жители восточных и юго-восточных регионов Украины. В эти регионы страны из Киева стали назначать губернаторов, вызывавших отторжение населения. В адрес Крыма прозвучали прямые угрозы направить туда так называемые «поезда дружбы» – то есть группы боевиков, которые продолжили бы там бесчинства, творившиеся как в Киеве, так и в ряде западных и центральных регионов Украины.

    Все это и создало ту критическую массу, которая привела крымчан к спасительному решению о самоопределении и объединении с Россией. Надо быть мизантропом, чтобы упрекать их за это.

    Г-н Председатель,

    Ввиду изложенных выше причин Россия отрицательно относится к предлагаемому проекту резолюции Генеральной Ассамблеи. Он носит конфронтационный характер. Проект пытается поставить под сомнение значимость состоявшегося в Крыму референдума, который уже сыграл свою историческую роль. Оспаривать это контрпродуктивно.

    При этом отметим, что проект содержит и некоторые правильные положения. Например, призыв воздержаться от односторонних действий и подстрекательской риторики, которые могут привести к росту напряженности. Полагаем, что для того чтобы внять этому призыву не нужно принимать никаких резолюций. Просто необходимо руководствоваться интересами украинского народа, интересами нормального течения международных отношений. Надеемся, что это понимание восторжествует в ходе и нашей сегодняшней дискуссии, и продолжающегося диалога вокруг Украины. Россия участвует в нем самым конструктивным образом. Наш совет прост: требуется реализовать принципиальные договоренности от 21 февраля. Украине необходим подлинный конституционный процесс с участием всех цивилизованных политических сил и всех регионов, который привел бы к созданию таких условий, когда люди могли бы не опасаться за свою жизнь и безопасность, могли бы быть уверенными в реализации своих фундаментальных прав.