МИНИСТЕРСТВО ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Официальный сайт

Главная страница \ Информация о текущей деятельности МИД России \ Информационные материалы Министерства иностранных дел \ Пресс–служба МИД России \



Выступление и.о. руководителя делегации Российской Федерации на Конференции по рассмотрению действия Договора о нераспространении ядерного оружия М.И.Ульянова по Будапештскому меморандуму, Нью-Йорк, 6 мая 2015 года

877-07-05-2015

Уважаемый господин Председатель,

Российская делегация попросила слово, чтобы дать ответ на прозвучавшие в украинском и ряде других выступлений обвинения в нарушении Будапештского меморандума 1994 года и чуть ли не в подрыве Договора о нераспространении ядерного оружия. Нам предъявили претензии в том, что действия России якобы поставили под вопрос надежность т.н. негативных гарантий безопасности неядерных государств.

Давайте разберемся, что, собственно, общего между упомянутым меморандумом и концепцией негативных гарантий. Ответ очевиден: это обязательство не применять и не угрожать применением ядерного оружия. Данное обязательство, под которым российская сторона подписалась 5 декабря 1994 года в Будапеште, было полностью соблюдено. Иначе, конечно же, и быть не могло. Таким образом, практика выполнения Будапештского меморандума в контексте ДНЯО лишь подтвердила жизнеспособность негативных гарантий даже в кризисной ситуации. И это несмотря на то, что меморандум, в отличие от классических негативных гарантий, носит политический, а не юридически обязывающий характер.

Спрашивается, зачем же тогда наши оппоненты недобросовестно раскручивают эту тему в негативном ключе, причем именно здесь, на Обзорной конференции ДНЯО, где, казалось бы, собрались профессионалы, способные отделить пропаганду от реальных обязательств в сфере нераспространения. Хотели бы призвать делегации США, Канады, Германии, Польши и Эстонии осознать всю меру своей ответственности за судьбу ДНЯО и перестать расшатывать режим ядерного нераспространения в угоду конъюнктурным политическим соображениям.

Теперь несколько слов о других обязательствах по меморандуму, которые никакого отношения к ДНЯО не имеют, но о которых приходится сказать с учетом прозвучавших обвинений. В упомянутом документе мы также обязались воздерживаться от угрозы силой или ее применения против территориальной целостности и политической независимости Украины. Это положение также полностью соблюдено. Ни накануне, ни в ходе принятия населением Крыма и Севастополя судьбоносных решений о статусе полуострова ни одного выстрела на его территории не прозвучало. Без малого сто процентов местного населения путем свободного волеизъявления реализовало право на самоопределение, и Крым вернулся домой, в Россию.

Что же касается непрекращающихся попыток приписать нам военное вмешательство в события на Юго-Востоке Украины, то авторы этих домыслов до сих пор не представили ни единого убедительного доказательства.

Уместно подчеркнуть, что ни в Будапештском меморандуме, ни в каком- либо ином документе Россия не брала на себя обязательств принуждать часть Украины оставаться в ее составе против воли местного населения. Утрата Украиной территориальной целостности стала результатом сложных внутренних процессов, к которым Россия и ее обязательства по Будапештскому меморандуму отношения не имеют.

И еще один, последний момент. Судя по выступлению украинской делегации на нашей Конференции, в основе политики этого государства в сфере нераспространения в последнее время лежат претензии на исключительность. Глава внешнеполитического ведомства Украины фактически призвал к тому, чтобы государства-участники ДНЯО рассматривали его страну в качестве «модели» и «примера для подражания».

Вот как раз брать за образец украинскую политику в сфере нераспространения при новых властях мы бы никому не рекомендовали. Не только отдельные политиканы, но и высшие должностные лица Украины делают весьма настораживающие заявления. В частности, бывший и.о. руководителя украинского государства, а ныне секретарь Совета национальной безопасности и обороны А.Турчинов меньше месяца назад публично сообщил о том, что украинские власти якобы готовятся к реализации неких закрытых военно-технических программ, направленных на создание то ли так называемой «грязной бомбы», то ли ядерного оружия. Как уже прокомментировал российский МИД, обычно о подобных планах заявляют различного рода террористические группировки. Это дает все основания поставить вопрос о включении в проект итогового документа нашей Конференции предостережения украинским властям относительно недопустимости опрометчивых и очень опасных шагов, которые поставили бы Украину в положение страны-изгоя.

Благодарю за внимание.