МИНИСТЕРСТВО ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Официальный сайт

Главная страница \ Информация о текущей деятельности МИД России \ Информационные материалы Министерства иностранных дел \ Пресс–служба МИД России \



Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на пресс-конференции «на полях» Саммита по физической ядерной безопасности, Гаага, 24 марта 2014 года

649-25-03-2014

Уважаемые дамы и господа,

Как я понимаю, вы знаете о ходе дискуссии на Саммите по физической ядерной безопасности (ФЯБ). Подготовлены итоговые документы, которые будут опубликованы.

Хотел проинформировать вас о своих двусторонних контактах. Сегодня состоялась очередная встреча с Госсекретарем США Дж.Керри. Говорили в основном об Украине. Мы вновь подчеркнули необходимость в полной мере уважать итоги состоявшегося в Крыму референдума. Говорили о необходимости принять решительные меры с тем, чтобы не допустить бесчинств радикалов и их внедрения в политическую жизнь Украины. Об этом договаривались 21 февраля с.г., когда подписывалось соглашение Президентом В.Ф.Януковичем и оппозицией в присутствии трех министров иностранных дел стран ЕС. Эта задача не должна зависеть ни от каких других условий: радикалам не место в современном обществе. Обсуждалась также необходимость призвать украинские власти, которые были сформированы Верховной Радой, к тому, чтобы они уделили самое серьезное внимание конституционной реформе, учитывающей интересы всех без исключения регионов Украины и в полной мере помогающей отразить эти интересы в государственном устройстве. Мне кажется, что есть понимание того, что нужно двигаться в этом направлении. Условились подавать необходимые сигналы Киеву. Рассчитываем, что соответствующие меры будут предприняты. В Киеве было объявлено о создании рабочей группы по подготовке конституционных поправок. Убеждены, что нужно начинать широкомасштабную, с участием всех регионов конституционную реформу. Навязать это украинским деятелям мы не можем, но это наша оценка сложившейся там ситуации. Без этого трудно будет преодолеть глубокий внутриукраинский кризис.

Об этом же я говорил с и.о. Министра иностранных дел Украины А.Б.Дещицей, попросившем о встрече. Мы изложили ему наше видение того, какие шаги должны предпринять назначенные Верховной Радой руководители, чтобы наладить нормальный общенациональный взаимоуважительный диалог, учитывающий особенности различных частей страны и интересы всех без исключения ее жителей.

С Госсекретарем Дж.Керри мы также говорили о текущих задачах по продолжению работы, связанной с химической демилитаризацией Сирии. Эта работа идет. В общих интересах, чтобы эта деятельность была как можно скорее завершена.

Говорили об этом и с Генеральным директором Технического секретариата Организации по запрещению химического оружия А.Узюмджю. Высоко оцениваем профессионализм, с которым его сотрудники занимаются этой важной задачей.

Вопрос: У Вас были встречи с Госсекретарем США Дж.Керри и и.о. Министра иностранных дел Украины А.Б.Дещицей. Означает ли встреча с г-ном А.Б.Дещицей, что Вы признаете его легитимным и.о. Министра иностранных дел? Какая из этих встреч была более плодотворной? Или обе они были просто обменом мнениями? Является ли неприезд Президента России В.В.Путина на саммит, где присутствуют 56 глав государств и правительств, следствием недовольства тем, что большинство из них не понимают и не принимают его позицию по украинской проблеме?

С.В.Лавров: Как известно, Президент В.В.Путин достаточно давно, несколько недель назад сообщил, что поручил членам Правительства Российской Федерации поддерживать рабочие контакты с назначенными Верховной Радой различными министрами украинского государства. Такие контакты осуществляются, и сегодня был один из них. До этого с г-ном А.Б.Дещицей в его нынешнем качестве я не встречался. Мы обсудили текущие дела и, в том числе, задачи, которые, по нашему мнению, необходимо учесть в преодолении внутриукраинского кризиса. Это дело, прежде всего, самих украинцев.

Не могу судить, насколько плодотворнее была одна встреча, чем другая. Мне кажется, что Госсекретарь Дж.Керри проявляет понимание необходимости подтолкнуть выполнение договоренностей, зафиксированных в соглашении от 21 февраля с.г. Будет правильно, если это произойдет на самом деле, и те, кто сейчас руководят Верховной Радой и сформировали кабинет, уделят этому самое серьезное внимание, поскольку далеко не все, о чем договаривались, сделано: не разоружены незаконные вооруженные формирования, не освобождены все захваченные здания, не до конца разблокированы площади и т.д.

Что касается состава участников проходящего в Гааге саммита ФЯБ, то примерно треть из упомянутых Вами 56 участников представлена не на высшем уровне. У всех есть на то различные причины. В нашем случае нет никакой связи с происходящим на Украине. Решение о том, что Российскую Федерацию будет представлять Министр иностранных дел, принималось примерно полгода назад и было продиктовано исключительно соображениями прагматического порядка.

Процессы, проходящие после первого саммита ФЯБ, состоявшегося в 2010 г. в Вашингтоне, по большому счету, свою задачу выполнили. Сформирована политическая совместная платформа государств-участников, нацеленная на то, чтобы практические меры по обеспечению физической защиты и безопасности ядерных материалов трактовались и реализовывались в ключе, который все сформулировали и с которым согласны.

Мобилизующую роль в этой очень важной сфере, включая задачи недопущения актов ядерного терроризма, эти саммиты сыграли. С такой оценкой согласны большинство участников.

Вопрос: В ходе саммита идут серьезные обсуждения того, что Россия будет исключена из «Большой восьмерки». Расценит ли это Российская Федерация как серьезное наказание? Вы сказали, что не собираетесь вмешиваться в дела юго-восточной Украины. Почему Запад должен верить этим словам, учитывая, что 4 марта с.г. Президент России В.В.Путин заявил, что не имеет намерения заниматься аннексией Крыма?

С.В.Лавров: Никого не заставляем нам верить. Мы очень долго верили нашим западным партнерам, начиная с развала СССР, когда было дано много всякого рода обещаний – устно, письменно и в виде политических обязательств на высшем уровне. Поэтому мы примерно представляем цену обещаний со стороны западных партнеров.

Произошедшее в Крыму связано не с каким-то нашим злым умыслом, а с необходимостью защитить русских, проживающих там на протяжении столетий. Наши партнеры говорят, что «мы сравниваем Крым с Косово, однако в Косово пролилось много крови, прежде чем была признана его независимость». У нас вопрос: нужно ли, чтобы и в Крыму пролилось много крови, прежде чем будет получено согласие на то, что у крымского народа есть право на самоопределение. Это антигуманная постановка проблемы.

Что касается «восьмерки», то это неформальный клуб, который не выписывает членских билетов. Никто никого оттуда не может выгнать по определению. Многие считают, что «Группа восьми» сыграла свою роль, потому что с образованием «двадцатки» все экономические и финансовые вопросы обсуждаются именно там, в то время как «восьмерка» сохраняла смысл своего существования, прежде всего, поскольку являлась форумом разговора ведущих западных стран и России. Там обсуждались вопросы ИЯП, ядерной проблемы корейского полуострова, сирийская ситуация, Балканы, некоторые другие вещи. Но, по большому счету, для рассмотрения этих вопросов есть другие форматы: СБ ООН, «квартет» по БВУ, «шестерка» по ИЯП и т.д. Поэтому если западные партнеры считают, что этот формат изжил себя, то так тому и быть. По крайней мере, мы не цепляемся за этот формат и не видим большой беды, если он не соберется. Возможно, в качестве эксперимента можно посмотреть год-полтора, как без него живется.

Вопрос: Сегодня утром у Вас была встреча с представителями стран БРИКС. Какова их позиция по поводу российских действий в отношении Украины? Готовы ли они признать Крым частью России?

С.В.Лавров: Такого признания никто ни у кого не требует. Нами было принято решение в соответствии с российскими законами, Конституцией и нормами международного права, включая Устав ООН, которое для нас и народа Крыма уже вступило в силу. Что касается сегодняшней встречи министров иностранных дел стран БРИКС в Гааге, то мы услышали понимание сложившейся ситуации, её исторических аспектов, за что признательны нашим партнерам.

В Коммюнике, выпущенном председательствующей в БРИКС Министром иностранных дел ЮАР М.Нкоана-Машабане, излагаются наши подходы к ситуации в мире. В том числе, там упоминается ситация, связанная с предстоящим саммитом «Группы двадцати»,­ потому что из Австралии, по сообщениям некоторых СМИ, пришла новость, что Канберра может «не пригласить Россию». Наша позиция на этот счет в Коммюнике изложена. «Двадцатку» создавала не Австралия, а все вместе, и работать в этом механизме будем так, как все решили в свое время.

Вопрос: Расценивает ли Россия подписание на прошлой неделе договора между ЕС и Украиной как провокацию? Может ли происходящее повлиять на участие России в переговорах по Сирии или ИЯП?

С.В.Лавров: Мне трудно рассматривать как что-либо подписание бумаги, которое состоялось между Украиной и ЕС. Ведь подписана была, как я понимаю, двадцатая часть того документа, который имелось в виду подписать. Смысл этой процедуры для меня до конца не ясен. Это вопрос для рассмотрения юристов, дело Украины и Европейского союза. Если они приняли такое решение, то так тому и быть. Удивляет только, что подписание состоялось в период, когда новые власти на Украине еще не сформированы. Были объявлены президентские выборы (причем не в декабре, как об этом договаривались в соглашении от 21 февраля, а в конце мая), до них должна состояться конституционная реформа. Было бы правильнее и этичнее со всех точек зрения по отношению к собственному народу дождаться более легитимной ситуации в руководстве Украины, прежде чем от имени всего государства подписывать соглашения. Повторю, это выбор тех, кто ставил свои подписи под этим документом (вернее, под некоторыми главами из более крупного документа).

Сирия, Иран и многое другое, что стоит на повестке дня наших отношений с зарубежными партнерами, - это проблемы, которые необходимо решать в любом случае. ИЯП необходимо очистить от любых подозрений в отношении наличия в ней военного измерения, нужно решать ядерную проблему Корейского полуострова, сирийский кризис требует дополнительных усилий. Надеемся, что в ближайшее время будет созван третий раунд Женевской конференции.

Но каждую из этих и другие проблемы можно решать по-разному, поскольку подходы не всегда совпадают, всегда есть нюансы. Чем чаще мы будем согласовывать свои действия, тем эффективнее будет наша совместная работа. Но именно совместная, а не использование кем-то кого-то, когда это нужно, чтобы проигнорировать, желая из внутриполитических соображений сделать жест на публику – показать, например, накануне выборов насколько жестко могут реагировать те или иные политические деятели в Европе или где-либо еще. Из этого нужно исходить: партнерство может быть только взаимным. Это нормальная позиция любого уважающего себя государства.