МИНИСТЕРСТВО ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Официальный сайт

Главная страница \ Информация о текущей деятельности МИД России \ Информационные материалы Министерства иностранных дел \ Пресс–служба МИД России \



Комментарий Департамента информации и печати МИД России в связи с публикациями в американских СМИ по поводу отказа Российской Федерации от участия в процессе подготовки к Саммиту по физической ядерной безопасности 2016 года в США

2557-05-11-2014

В связи с появившимися в ряде американских средств массовой информации сообщениями о неучастии представителей Российской Федерации в подготовительных мероприятиях к Саммиту по физической ядерной безопасности 2016 года в США хотели бы прояснить следующее.

Россия всегда выступала за укрепление физической ядерной безопасности. С 2010 года принимала активное участие в подготовке и проведении соответствующих саммитов. Стремилась последовательно продвигать итоговые решения этих форумов на различных многосторонних площадках.

На саммитах в Вашингтоне (2010), Сеуле (2012) и Гааге (2014) были приняты итоговые коммюнике, в которых были сформулированы общие подходы к основным аспектам международного сотрудничества в данной области, а также совместный План работы. Достигнута принципиальная договоренность о том, что центральную роль в координации соответствующих усилий мирового сообщества должно играть МАГАТЭ, обладающее необходимым экспертным потенциалом.

Таким образом, к настоящему времени большая часть политических обязательств, взятых на себя участниками предыдущих саммитов, выполнена, а в деле укрепления физической ядерной безопасности достигнут значительный прогресс. Тем самым, политическая повестка дня саммитов практически исчерпана.

В этой связи мы поделились с американскими коллегами своими сомнениями относительно «добавленной стоимости» форума, который предполагается провести в США в 2016 году. Серьезную озабоченность вызывает предложенная Вашингтоном концепция подготовки данного мероприятия, предполагающая особые права для США, Южной Кореи и Нидерландов (как организаторов предыдущих саммитов) за счет откровенной дискриминации других участников, большинство которых будут отстранены от участия в разработке итоговых документов.

Не можем согласиться с тем, что произвольно сформированные рабочие группы ограниченного состава, как это запланировано в Вашингтоне, будут готовить руководящие документы для таких международных организаций и инициатив, как ООН, МАГАТЭ, Глобальная инициатива по борьбе с актами ядерного терроризма, Глобальное партнерство и Интерпол. Полагаем неприемлемым создание прецедента подобного вмешательства извне в планирование работы международных организаций, обладающих более весомым экспертным потенциалом и опирающихся на демократические процедуры.

Предложенная система подготовки саммита исключает возможность того, что мнение государств, не готовых во всем соглашаться с линией, диктуемой его организаторами, будет принято во внимание при выработке планов работы для международных организаций, которые станут основным результатом Саммита 2016 года в США.

Обращаем внимание и на то, что сами США до сих пор не присоединились к соответствующим международно-правовым инструментам в этой сфере – Конвенции о физической защите ядерного материала и Поправке 2005 года к ней, а также Международной конвенции о борьбе с актами ядерного терроризма. Несмотря на это Вашингтон пытается брать на себя роль основного и привилегированного «игрока» в данной области.

С учетом изложенного не видим для себя возможности принять участие в подготовительных мероприятиях к четвертому Саммиту по физической ядерной безопасности. Вместо этого намерены сосредоточиться на работе по укреплению соответствующего сотрудничества в рамках МАГАТЭ, в частности, на подготовке очередной Конференции высокого уровня по этой проблеме под эгидой Агентства, запланированной на 2016 год.

О своем решении информировали американских партнеров в середине октября с.г., а затем и других коллег.

Появившиеся на днях утечки на этот счет в американских средствах массовой информации расцениваем как неудачную попытку оказания давления на российскую сторону с целью добиться изменения нашей позиции. Считаем подобные усилия контрпродуктивными.


5 ноября 2014 года